ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подозвав шестерых солдат, несших лодку, я приказал бросить ее у самого берега и подтащить к ней труп одного из майсирцев, якобы убитого при попытке помешать высадке десанта.

– А теперь бегом! – приказал я, увидев, как каменный городок озарился светом факелов.

Мы побежали на восток, ко второму мосту. Между ними находился трехэтажный каменный амбар. Дверь его была закрыта, но я вышиб ее ударом сапога. Нас встретили три опешивших от неожиданности майсирских офицера. Свальбард, Курти и я без труда расправились с ними, и в амбар хлынули нумантийцы.

– Братьев к лестнице, – крикнул император. – На самый верх, на третий этаж.

– Балк, – приказал я, – забаррикадируй дверь. Этот этаж твой.

– Слушаюсь, сэр!

Поднявшись по широкой лестнице, я оказался в просторном высоком помещении, где еще сохранился сладковатый аромат зерна и лета. Здесь было лишь четыре окна, поэтому я отправил половину своих людей вниз, на помощь Балку, а с остальными поднялся на самый верх. Два колдуна пытались открыть люк, ведущий на крышу.

– Прочь с дороги! – проворчал Свальбард, и братья поспешно подчинились.

Мы с Курти схватили лестницу, а великан, взлетев по ступеням, пригнул голову и уперся плечами в перекосившуюся от непогоды крышку. Люк распахнулся, и мы оказались на крыше. От нас не отставали Тенедос и его колдуны.

В Сидоре поднялся переполох – кто-то напал на передовое посты! На мостах, однако, было тихо. Я надеялся, майсирцы убедят себя, что все нападавшие приплыли на лодке, и тогда у моих разведчиков будет время перебить посты на островах.

Чародеи приступили к своей работе. Первые два заклинания были подготовлены еще до того, как мы начали действовать. Одно было обычным заклятием слепоты, так что, если повезет, майсирцы не обратят внимания на дверь амбара. Снизу доносился глухой гул: гвардейцы баррикадировали двери и окна досками.

Другим заклинанием было заклинание объединения, силы. Щепки, отколотые от досок, запирающих дверь, были уложены на крохотную железную жаровню с выгравированными магическими символами. Вокруг щепок, как я выяснил впоследствии, колдуны разложили сушеные травы: семена перечной мяты, листья лаванды, пажитника, кассии и многие другие. Все это загорелось фиолетовым пламенем, не дрожавшим, когда в него попадали снежинки. Два колдуна начали хором бормотать заклинания. Это заклятие должно было придать доскам прочность стальных прутьев. Вспомнив башню замка Ирригон, я пожалел о том, что моей провидицы Синаит не было рядом. Если бы тогда она была с нами... быть может... быть может...

Прогнав эти мысли, я осторожно перегнулся через парапет и глянул вниз: вокруг бродили майсирцы. Но никто из наших не показывался в окнах, и враги не знали, что делать.

– Я чувствую, как пробуждаются майсирские колдуны, – заявил Тенедос – Берегитесь!

Один из братьев начал творить контрзаклинание. Увидев, как три неприятельских офицера организуют штурмовой отряд, я крикнул:

– Лучники!

Офицеры упали, пронзенные стрелами. По моим расчетам, до рассвета – времени, на которое Тенедос назначил общее наступление, – оставалось еще два часа.

Несколько майсирских солдат притащили на площадку перед амбаром длинную каменную колонну, другие щитами прикрывали их от стрел.

Внезапно меня затошнило, голова закружилась. Я успел заметить, что остальным тоже стало плохо. Солдаты, ругаясь, едва держались на ногах. Один из наших колдунов нарисовал на крыше магические символы и спрыснул их зловонным снадобьем, разрушая заклятие майсирских чародеев.

– Это что-то новенькое, – сказал император. – Как правило, колдуны насылают только страх и смятение. Когда война окончится, я с большим удовольствием вытяну из азаза все его знания.

Он говорил так, словно продержаться живыми несколько часов в окружении всей майсирской армии не представляло для нас никаких проблем. Вместе с остальными братьями Тенедос стал накладывать мелкие раздражающие заклятия на майсирских солдат, готовящихся к штурму.

Император сказал, что у него готово «Великое заклятие», но сотворить его можно будет только тогда, когда придет время. Я спросил у него, когда это произойдет, а он, бросив на меня угрюмый взгляд, ответил, что разберется с этим сам, а мне нужно думать о том, как до тех пор уберечь его от смерти.

Майсирцы подхватили таран, по двадцать человек с каждой стороны, и побежали к амбару. Каменное здание содрогнулось от мощного удара. Я послал Свальбарда вниз, и он, вернувшись, доложил, что все обошлось. Таран снова обрушился на каменную стену.

– Это начинает меня раздражать, – заявил Тенедос. – Но, по крайней мере, заклинание слепоты действует, потому что ублюдки не видят дверь. И все же...

Достав кинжал, он рукояткой отколол кусочек от каменного парапета.

– Не знаю, получится ли у меня...

Не договорив, Тенедос начал распевать вполголоса, то и дело свешиваясь вниз и поглядывая на таран, мерно колотивший в стену.

– Проклятие! – вдруг воскликнул он, отшвыривая осколок камня. – Я надеялся, что весь этот камень целиком доставлен из одной каменоломни, но, по-видимому, это не так. А раз ничего общего нет, заклятие работать не будет. Дамастес, не сочти за труд поискать более прозаическое решение.

Солдаты, державшие щиты, потеряли бдительность. Засвистели прицельно брошенные дротики, и шестеро майсирцев упали на землю. Остальные, потеряв равновесие, выронили таран, и он с грохотом упал на брусчатку, придавив еще пятерых.

– Лучники! – приказал я. – Убивайте всех, кто попытается помочь раненым, но самих раненых не трогайте, иначе я надеру вам задницы.

Вы скажете, жестоко использовать в корыстных целях страдания людей, еще более жестоко убивать тех, у кого хватило мужества попытаться им помочь? Согласен. Но как вы думаете, что такое война?

Наблюдатель крикнул, предостерегая нас, и я увидел группу людей, направляющуюся к мостам.

– С этим я справлюсь, – заявил Тенедос, подзывая к себе троих братьев.

Вспыхнула жаровня. Один колдун откупорил флакон и плеснул в пламя темную жидкость, и я ощутил запах паленой крови. Тенедос и остальные чародеи начали распевать:

Возьми горючее

Подпитай свои силы

Расти и плодоноси

Дай рождение

Дай рождение

Твои дети танцуют вокруг тебя

Вокруг жаровни вспыхнули маленькие огоньки.

Мы посылаем тебе пищу

Посылаем вам добычу

Идите вперед

Идите вперед

Я прошу вас

Найдите воду

Переправьтесь через реку

Добыча ждет вас

Идите и насыщайтесь

Идите и насыщайтесь.

Тенедос бросил в жаровню клочок ткани от майсирского мундира, осколок кости от замерзшего трупа, пук волос от другого трупа, и в воздух поднялись крошечные огоньки. Они неуверенно зависли, пытаясь определить, куда лететь. Опустив руку в огонь, Тенедос достал искорку пламени, не обжегшись при этом. Он вытянул руку вперед, и маленький огонек полетел к мосту.

Идите и насыщайтесь

Идите и насыщайтесь

Идите и насыщайтесь, -

монотонно распевал император, и огоньки один за другим устремились вперед. В полете они росли, увеличиваясь до размеров взрослого человека. Перелетев через реку, огни вихрем взмыли вверх и вдруг как один устремились вниз, озаряя утренний полумрак. Майсирцы уже вышли на мост, когда пламя обрушилось на них, и мы услышали пронзительные вопли, перекрывавшие крики тех, кто находился на площади перед амбаром. Огонь разрастался, пожирая все новые и новые жертвы. Майсирцы корчились в страшных судорогах и умирали или бросались через ограждение в воду, чтобы положить конец страданиям.

– Интересно, как им понравится их собственная магия, – пробормотал Тенедос. – Особенно после того, как я добавил к ней собственный штришок.

Расправившись с жертвой, огонь, в отличие от майсирского, не умирал, а взлетал вверх и возвращался назад, к амбару.

120
{"b":"2572","o":1}