ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Магия азаза наводила на своих солдат почти такой же ужас, как и на противника. Майсирцы в панике разбегались во все стороны. Появился еще один монстр, но Свальбард отсек ему две лапы и вонзил в тело свой длинный меч, и он тоже сдох.

На меня бросились трое. Первый был вооружен топором, и я ударом меча рассек ему живот. Увернувшись от выпада второго солдата, я рассек ему бедро. Третий, вскрикнув от страха, бросился наутек.

Впереди не осталось никого, кроме двух смертельно раненных демонов, и я побежал к пестрым шатрам, слыша, как воздух со скрежетом вырывается у меня из легких, смутно сознавая, что я бормочу вслух детскую молитву Танису.

У входа в шатер я увидел человека. Он был в черной рясе и держал в руках странный жезл, не похожий на все то, что я когда-либо видел, словно сплетенный из серебряных нитей.

Азаз.

Весь остальной мир для меня перестал существовать, и я побежал к нему, но медленно, слишком медленно. Мой взор заволокла пелена. Азаз поднял жезл, и из ниоткуда появился демон, на этот раз с лицом Алегрии. Но я уже был по ту сторону жизни, по ту сторону любви. Мой меч поднялся вверх, готовый нанести удар, но тут пущенная Курти стрела вонзилась в тело демона. Он попытался выдернуть ее из себя, но не смог и растаял в воздухе.

Азаз снова взмахнул жезлом, но я уже был совсем близко. И все-таки недостаточно близко, чтобы поразить его мечом. По-моему, я бежал, но, может быть, это мне только казалось.

Моя левая рука, повинуясь своей собственной воле, метнулась к поясу, и свадебный подарок Йонга, серебряный кинжал, поразивший стольких врагов, покинул ножны. Я бросил его в азаза. Лениво перевернувшись в воздухе, лезвие вонзилось колдуну под ребра. Лицо азаза перекосилось, он вскрикнул, и его крик наполнил радостью все мое существо. Мне показалось, я услышал смех Карьяна, донесшийся оттуда, куда его определила Сайонджи. Лицо колдуна исказилось от боли, и я вонзил меч в его раскрытый рот. Азаз умер.

И снова во мне вспыхнула надежда. Я обернулся.

– А теперь король! – крикнул я, но за мной бежали лишь трое.

Я увидел Курти, лежащего без движения на земле с торчащим из бедра копьем, а среди груды трупов в коричневом алели мундиры моих убитых и умирающих улан.

Но оставались еще Биканер, Свальбард и один улан, которого я не знал. Все перепачканные с ног до головы кровью и зеленой жижей, с кривыми улыбками сеющие смерть и призывающие к себе смерть. Я был уверен, что точно такая же страшная улыбка была сейчас и на моем лице.

Я бросился к самому большому шатру, в котором должен был находиться король Байран, но дорогу мне преградили два великана, выше и здоровее Свальбарда. Я отбил удар одного из них, но другой рубанул мне по ребрам.

Свальбард взмахнул мечом, и голова великана, отлетев, запрыгала по земле. Но тотчас же Свальбард повернулся ко мне, и у него на лице появилось выражение ребенка, недоумевающего, почему ему больно. Я увидел, что у моего верного друга нет кисти правой руки, а из обрубка хлещет фонтан крови.

Свальбард упал, и остались только я и домициус Биканер, а нас окружали толпы солдат, и все были в коричневых майсирских мундирах.

Биканер убил еще двоих, но затем у него из груди словно выросла стрела, и он, вскрикнув, упал.

В следующее мгновение горячая боль обожгла меня сзади, и я пошатнулся. Но передо мной еще оставался один живой майсирец, а прямо за ним, я знал, должен был находиться король Байрана!

Но мой меч вдруг стал настолько тяжелым, что я не мог его поднять, боль пожаром ревела во всем моем теле, и я, падая, почувствовал, как мне в бок вонзается еще один меч.

А потом не осталось ничего.

Глава 29

ССЫЛКА

Я не приходил в сознание несколько недель, и за это время война закончилась. После того как я упал, почти все наши солдаты были убиты или сдались в плен.

Из офицеров жизнь сохранили лишь нескольким, в первую очередь тем, кто имел настоящее влияние в войсках Все трибуны, все генералы пали под Камбиазо.

Все, кроме двоих.

Кириллос Линергес дрался до конца, до тех пор пока вокруг его знамени не осталась лишь горстка его телохранителей. Наконец и они пали. Но когда майсирцы попробовали отыскать труп трибуна, чтобы его обчистить, Линергеса нигде не оказалось.

Позднее появились слухи о том, что ему каким-то образом удалось скрыться с поля боя и добраться до реки Латаны, а затем покинуть пределы Нумантии и поселиться в другой стране, где он живет и по сей день. Если так, это хорошо Должен остаться по крайней мере один из нас, чтобы поведать о возвышении и падении Короля-Демона.

Тенедос также остался жив. Я ударил его сильнее, чем предполагал, ибо, когда Чарские Братья, отыскав, развязали его, он был в глубоком шоке и не смог вспомнить ни одного заклинания. В себя Тенедос пришел только тогда, когда сражение под Камбиазо уже завершилось и он оказался в плену. Почему первый же майсирец, наткнувшийся на самого ненавистного врага своей родины, не пронзил его мечом, я не знаю. Так или иначе, Тенедоса взяли в плен, и боевые колдуны позаботились о том, чтобы он не пытался прибегнуть ни к каким заклятиям.

А я, очнувшись от сладостных грез о смерти и пустоте, увидел перед собой короля Байрана, стоящего у изголовья моей кровати.

Он долго молча смотрел на меня. Я выдержал его взгляд.

Наконец король кивнул своим мыслям и вышел. Больше я его не видел.

Как ни удивительно, но условия мирного договора, продиктованные победителем, оказались поразительно мягкими. Похоже, Байран говорил правду: ему действительно хватало его собственного королевства, и он не хотел иметь никаких дел с Нумантией. Однако, будучи человеком далеко не глупым, король Байран позаботился о том, чтобы с нашей стороны для него больше никогда не исходило никаких угроз.

Лично прибыв в Никею, он посетил государственную сокровищницу. Его слова были очень простые: «Все, что здесь, мое». Кроме того, король наложил контрибуцию на все города и провинции Нумантии, такую тяжелую, что страна была разорена. Но возражений почти не было, особенно после того как Байран пригрозил, что в случае дальнейших споров он отдаст своей армии приказ разорить всю Нумантию.

Король Байран утвердил Бартоу и Скопаса в качестве законных правителей Нумантии, прекрасно сознавая, что ни у одного из них нет военных амбиций Оба вынуждены были присягнуть ему на верность.

Чтобы навсегда покончить с угрозой с севера, король создал новую должность – Хранителя мира – и назначил на нее изменника Эрна, приказав ему пресекать в корне все националистические и агрессивные движения, постоянно посылая доклады в Джарру.

Эрну было позволено создать воинское формирование численностью в два гвардейских корпуса, которое должно было быть размещено в Никее. Разумеется, нашлось больше чем достаточно бродяг, плевавших на понятия чести и предательства и желавших скрыть под военным мундиром былые грешки.

Король Байран пригрозил, что в случае попытки воссоздания нумантийской армии он снова немедленно оккупирует Нумантию. Помимо гвардейцев Эрна носить оружие было разрешено лишь местным полицейским силам и пограничной страже.

Чарское Братство также было распущено.

Поразмыслив над судьбой сестер Тенедоса, Байран пришел к выводу, что от них угрозы ждать нечего, и милостиво позволил им возвратиться на остров Палмерас, где прошло их детство.

Что же касается меня и императора...

Король Байран заявил, что не будет предпринимать против нас никаких действий, предоставив новым правителям Нумантии назначить нам «примерное наказание». На самом деле, как мне объяснили, хитрый лис просто не хотел превращать нас в мучеников. Ни Бартоу, ни Скопас, оставшиеся такими же трусами, какими они были, когда входили в Совет Десяти, так и не смогли решить, что с нами делать, и нас просто отправили в ссылку.

Император Тенедос был сослан на маленький остров, расположенный в нескольких лигах от его родного Палмераса.

139
{"b":"2572","o":1}