ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не знаю, – сказал Эдви, – что произойдет, если у нас все получится как надо.

Тенедос вздохнул, став при этом похожим на профессора университета, пытающегося втолковать очевидную истину не слишком сообразительному студенту. Но тотчас же взял себя в руки.

– Вас потянет в определенном направлении, к тому, кто сотворил заклятие с перстнем.

– Мы станем чем-то вроде стрелки компаса, Эдви, – пояснила Синаит.

Она, судя по всему, прекрасно поняла Тенедоса. Эдви, смутившись, кивнул.

– Произнесите заклинание, которому я вас только что научил, запишите то, что у вас получится, и немедленно разрывайте заклятие, – продолжал император. – Эти чары представляют собой открытый канал. Не позволяйте неведомому воспользоваться им во зло вам.

– Что касается меня, – улыбнулась Синаит, – я буду быстра как ветер.

– Прочтите заклинание один раз, – сказал Тенедос. – Затем трибун а'Симабу с отрядом солдат проводит вас в другое место, удаленное от того, где вы сейчас находитесь, не меньше чем на пятьдесят миль. Там вы снова сотворите заклятие. Перенесите два направления на карту...

– ...и точка пересечения укажет, где находится злодей! – восторженно воскликнула Синаит.

– Совершенно верно, – одобрительно улыбнулся Тенедос.

Провидица покраснела, словно девушка, услышавшая первый в жизни комплимент.

– А теперь я хочу переговорить с трибуном наедине, – сказал император.

Колдуны и Кутулу откланялись.

– Не знаю, получится ли у них что-нибудь, – сказал Тенедос, когда мы остались одни. – Тот, кого мы ищем, очень осторожен. В случае неудачи я уже готовлю другой план.

– А если получится, что нам делать дальше?

– Схватите его живым, – сказал император.

– Раньше мне не приходилось заниматься ничем подобным, – мрачно усмехнулся я. – Насколько я понимаю, заманивать колдунов в ловушки – все равно что ловить ядовитую змею голыми руками. Ты тешишь себя мыслью, что поймал его, но весь вопрос в том, кто на самом деле у кого в руках.

Император улыбнулся.

– Я подготовлю соответствующие заклинания, которые твои чародеи наложат на ваше оружие. Этим мы вырвем гадине ядовитые клыки, и она от вас не выскользнет. Но, повторяю, этого колдуна надо взять, и живым. Я чувствую, он является душой заговора, ключом к тем бедам, что терзают Нумантию. С такой заразой надо покончить раз и навсегда!

С наступлением ночи заклятие было сотворено в комнатке одной из башен замка. В пустом помещении стояло по кругу лишь семь жаровен на высоких кованых чугунных ножках, а между ними семь таких же подсвечников. На всех стенах были нарисованы полуокружности диаметром около трех футов каждая. На них нанесли мелом различные символы. В середине комнаты выложили большой треугольник, углы которого были стянуты дугами. Вдоль сторон незнакомым мне алфавитом были начертаны какие-то слова. Чародеи насобирали травы: желтокорень, иссоп, шиповник, гаультерию, белую иву и другие, которые предстояло сжечь в жаровнях.

Как сказала мне Синаит, само заклинание было достаточно простым. По словам императора, его успех определялся в основном не длительностью, а числом повторений.

Эдви облачился в темную мантию, расшитую серебряными и золотыми узорами в виде созвездий, магических символов и тому подобного, перетянутую поясом с золотой пряжкой, – наряд придворного чародея. Синаит, как всегда, была во всем коричневом.

Меня очень беспокоило предостережение Тенедоса насчет опасности. Синаит заверила меня, что наша помощь им вряд ли понадобится, но Эдви, испуганно озираясь по сторонам, сказал, что лучше будет держать наготове солдат, поэтому десять уланов, в том числе Карьян, в легких доспехах стояли на узкой винтовой лестнице. Я понятия не имел, что мы сможем противопоставить сверхъестественному противнику. Но все же это было лучше, чем ничего не предпринимать.

Массивная дубовая дверь захлопнулась с глухим стуком, и мы остались снаружи. Ждать нам пришлось долго. Никто не роптал, но всем было не по себе. Беспокойство нарастало. Услышав усиливающееся завывание ветра, я выглянул в бойницу, но с удивлением увидел, что на улице царило полное безветрие. Скоро должно было рассветать. Ветер ревел все громче и громче, и вдруг из комнаты донесся мужской крик, полный изумления, переходящего в боль. Я услышал испуганное восклицание Синаит и выхватил меч. Я толкнул дверь, но чародеи заперли ее изнутри на засов. Я навалился плечом, но крепкое дерево не поддавалось. Тут меня довольно бесцеремонно отстранил гигант Свальбард. Он что есть силы дважды обрушил на дверь булаву, вверху и внизу; петли лопнули, и дверь упала внутрь.

В одном из углов треугольника в огромной луже крови навзничь лежал Эдви. Провидица Синаит забилась в угол. На нее медленно надвигался громадный воин, ростом гораздо выше меня, облаченный в доспехи каллианской армии девятилетней давности. Услышав шум, он обернулся, и на его черном лице двумя кострами вспыхнули глаза.

Брошенный топор, просвистев мимо меня, со звоном ударился в доспехи твари. По крайней мере, она не оказалась бестелесной. Оставив в покое Синаит, призрак или демон бросился на меня, выставив свой длинный меч вперед, словно копье. Отразив удар, я почувствовал, как сталь ударилась о сталь. Вскинув меч, тварь рубанула изо всех сил, и мне с трудом удалось отвести лезвие его меча.

Я полоснул демона по бедру, но мой меч отскочил от его доспехов, словно они были в фут толщиной. Но тут он – или оно – снова опустил клинок. Я едва успел увернуться, и стальное лезвие обрушилось на каменные плиты пола, высекая сноп искр.

Вспомнив, чему учил меня Тенедос, я, вместо того чтобы атаковать демона, рубанул по стороне треугольника, рассекая меловую черту.

Внезапно твердая материя словно превратилась в дым; сквозь чудовище я увидел Синаит, прижавшуюся к каменной стене. И тут же в комнате не осталось никого, кроме солдат, Синаит и трупа Эдви.

– Значит, колдун все же поставил сторожей, – промолвил я, констатируя очевидное.

Синаит вздрогнула.

– Но заклятие императора сработало до того, как... как появилось это - чем бы оно ни было, – сказала она. – У меня не было времени записать, но одна зацепка у нас все-таки есть.

Провидица указала на труп Эдви. Возможно, колдун при жизни был ничем не примечательным, но своей смертью он отлично послужил Нумантии: его вытянутая рука показывала приблизительно на восток.

– Именно оттуда, – пояснила Синаит, – пришла эта тень. Еще одно заклинание – и мы найдем колдуна.

В ее голосе не было дрожи, и я снова восхитился мужеством провидицы. Но вряд ли мы сможем сотворить второе заклинание. Таинственный чародей обнаружил нашу первую попытку и теперь поджидает нас.

На следующий день мы устроили Эдви погребальную церемонию и предали его тело огню. Я приказал трем отрядам улан быть готовыми сопровождать провидицу Синаит, решившую второй раз произнести заклинание в городе Камбон, расположенном милях в семидесяти к юго-западу от столицы.

Я попробовал воспользоваться Чашей Ясновидения, чтобы доложить императору о случившемся, но неудачно. Синаит высказала предположение, что противник, прознав о наших замыслах, сотворил заклинания, призванные помешать нашей магии.

– Не знаю, насколько могуществен этот колдун, – сказала она. – Несомненно, сила у него есть. А для того чтобы помешать вам воспользоваться Чашей, много энергии ему не потребуется. У вас ведь очень ограниченные способности и нет специальной подготовки. Я бы посоветовала на время отложить дальнейшие попытки.

Я был весьма встревожен. Тенедос обещал предоставить дополнительные заклинания, которые помогли бы поймать чародея, а теперь мы вынуждены были идти в бой без них.

До отправления Синаит в дорогу оставалось меньше часа, когда Кутулу отыскал меня в столпотворении казармы.

– Думаю, теперь мы сможем обойтись без магии, – сказал он. – Пойдем, я кое-что тебе покажу.

Мы быстро прошли к нему в кабинет, где было темно, хотя на дворе выдался на редкость солнечный денек. Плотные черные шторы не пропускали свет с улицы. Шпионы и тайные агенты ненавидят окна, если только сами в них не подглядывают.

18
{"b":"2572","o":1}