ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Всю стену кабинета занимала огромная карта Каллио. Она была утыкана булавками с клочками бумаги, пронумерованными красными цифрами. Протянутая нить отходила от замка на восток, в том направлении, которое мы смогли установить благодаря смерти Эдви.

– Я буду очень краток, – властно произнес Кутулу. Мне стало смешно. Сейчас он находился в своей стихии и чувствовал себя главным.

– Мы вычислили нашего злодея, – продолжала Змея, Которая Никогда Не Спит. В спокойном, обыкновенно бесстрастном голосе Кутулу прозвучали торжествующие нотки.

– Во-первых, вот эта нить отображает направление, определенное с помощью заклятия.

– Вижу.

– Вчера вечером один из писцов, по моему приказу рывшихся в бумажных руинах империи Чардин Шера, нашел вот это. – Кутулу взял листок пожелтевшей бумаги. – Можешь сам ознакомиться, но в этом нет необходимости. Это просьба выделить повозки и солдат для того, чтобы сопровождать Микаэла Янтлуса, придворного колдуна Чардин Шера, в лагерь каллианской армии на дальнем берегу реки Имру. Судя по дате, документ был составлен незадолго до того, как наше войско потерпело сокрушительное поражение, пытаясь переправиться через реку в мятежную провинцию.

– Казалось бы, этот документ представляет интерес только для интендантов, – продолжал Кутулу. – Однако я нашел его в высшей степени интересным, поскольку в нем приводились имена трех ближайших помощников Микаэла – Повелителя духов. Первый оказался нам совершенно не знаком, как и второй, но зато у третьего очень известная фамилия: Амбойна. Имя – Джалон. Единственный сын ландграфа Молиса Амбойны, ближайшего друга принца Рейферна.

– Сукин сын! – выругался я.

– Точно, – согласился Кутулу, – особенно если учесть, что ландграф Амбойна ни словом не обмолвился о пристрастиях своего сбежавшего сынка. Все это показалось мне настолько увлекательным, что я решил задать кое-какие вопросы твоему дружку философу Аримонди Хами. Сделал я это в присутствии Йигерна, который, согласись, одним своим видом заставляет заговорить и немого.

Я вспомнил, что сделал палач с Проломи-Носом.

– Первым делом я сообщил этому Хами, что, в отличие от прочих нумантийцев, у меня нет ни малейшей заинтересованности в его благополучии, после чего сказал, что хочу знать все о семействе Амбойна и их отношениях с Чардин Шером и Микаэлом Янтлусом. Я объяснил ему, что изображать неведение и строить из себя героя глупо и бесполезно. Рано или поздно говорить начинают все, особенно если тот, кто спрашивает, знает, какие именно вопросы задавать.

Мудрец проявил благоразумие и рассказал мне все, что я хотел знать. Вкратце, семейство Амбойна служило Чардин Шеру, его отцу и отцу его отца или непосредственно в качестве придворных чародеев, если данный член семьи обладал соответственным дарованием, или посредником в отношениях с другими колдунами, призывавшими для осуществления своих замыслов темные силы зла. Девушки рода Амбойна также выходили замуж за провидцев – если им это удавалось и если у них была хоть крупица таланта. В противном случае для женщины с фамилией Амбойна считалось вполне допустимым стать сожительницей какого-нибудь чародея. Две девушки, дочери Молиса Амбойны от первого брака, бежали вместе с Микаэлом Янтлусом в замок, где тот был в конце концов уничтожен, и, очевидно, погибли вместе с ним.

Кстати, Хами, по-моему, даже гордился тем, что семейство Амбойна с такой готовностью поставляет наложниц колдунам.

Еще он сказал, что Джалон обладал большими способностями и, возможно, стал бы первым придворным магом Чардин Шера, если бы с предателем Микаэлом Янтлусом что-нибудь случилось. Я спросил у него, обладает ли сверхъестественными способностями ландграф Молис. Хами ответил, что не обладает, но, сколько они знакомы, он постоянно проявлял интерес к магии.

У меня мелькнула мысль, не в этом ли кроется истинная причина того, почему изменник Хами не был отправлен на виселицу. Вполне вероятно, ландграф Молис замолвил за него словечко принцу-регенту.

Я смутился, вспоминая свою беседу с ученым-чародеем, в ходе которой мне так ничего и не удалось выяснить, – и тотчас же успокоился. В конце концов, именно поэтому я солдат, а Кутулу полицейский.

– Получив известие о том, что удалось установить нашим провидцам, я сразу же нанес на карту вот это.

Взяв длинную указку, Кутулу провел ею по красной нити, обрывавшейся милях в пятидесяти от Полиситтарии.

– А вот здесь находится главная резиденция семейства Амбойна, большой загородный особняк Ланвирн, где, предположительно, сейчас и проживает Джалон Амбойна. Как видишь, он расположен как раз на этой линии. Кстати, ее направление установил по компасу один из твоих офицеров, перед тем как труп прорицателя Эдви тронули с места.

Еще одна любопытная деталь. Взгляни на карту. Красные булавки указывают места выступлений против императора. Ты обратил внимание, что в окрестностях Ланвирна их нет? Амбойна очень умны и позаботились о том, чтобы их земли и люди были вне подозрения. Но, как видишь, такое странное отсутствие активности не могло не привлечь моего внимания.

Я посмотрел на Кутулу с восхищением – действительно, он по праву считался лучшим шпионом Тенедоса и возглавлял тайную полицию империи.

– Полагаю, нам следует без промедления трогаться в путь, – продолжал он. – Людей с собой возьмем немного: десятка два твоих Красных Улан и шесть-семь моих агентов, умеющих обращаться с оружием. Поедем ты, я, твоя провидица. Чем меньше народу, тем больше надежды сохранить все в тайне. Надеюсь, внезапность компенсирует недостаток сил.

– Хорошо. Мы будем готовы выступить через несколько минут, – воскликнул я, горя жаждой действовать. – Но как насчет отца Джалона Амбойны, ландграфа? Мы вынуждены исходить из предположения, что он поддерживает связь со своим сыном. Поэтому Молис Амбойна должен оставаться в полном неведении.

– Согласно полученному приказу, я уже рассказал принцу-регенту о своих открытиях, – сказал Кутулу. – Я попросил его арестовать ландграфа Амбойну и поместить в тюрьму. Принц Рейферн пришел в ужас и сказал, что не может пойти на подобное, не получив доказательств причастности ландграфа Молиса к заговору. Я пытался спорить, но... – Кутулу глубоко вздохнул. – Вместо этого мы придумали для ландграфа важное поручение. Два часа назад Амбойна выехал из замка в сопровождении отряда солдат принца. Командир получил приказ позаботиться о том, чтобы ландграф по крайней мере два дня не возвращался в Полиситтарию. Для этой цели он может применять любые средства. Мне такое не по душе, но это максимум, на что согласился принц Рейферн.

Похоже, Кутулу подумал обо всем. Но тут я кое о чем вспомнил.

– А как быть с Аримонди Хами? Не лучше ли взять его с собой? Возможно, по дороге он нам еще что-нибудь расскажет о Джалоне Амбойне.

– К несчастью, – опустил глаза Кутулу, – в ходе нашей беседы ученый муж скоропостижно скончался. – Увидев выражение моего лица, полицейский поднял руку. – Нет-нет, не под пыткой. Ни Йигерн, ни я до него пальцем не дотронулись. Судя по всему, Хами умер от страха. Просто у него не выдержало сердце. Я уже распорядился, чтобы жрец, которому я доверяю, позаботился о его бренных останках.

Я пристально посмотрел на Кутулу. Лицо Змеи, Которая Никогда Не Спит, оставалось непроницаемым и бесстрастным. До сих пор я так и не знаю, было ли сказанное правдой.

– Это становится интересным, – заметила провидица Синаит, почесывая подбородок. – Схватить колдуна живым и при этом самим не погибнуть. Действительно очень интересно. Итак, давайте предположим, что он более сильный маг, чем я; по крайней мере, он лучше меня знаком с обстановкой, как с действительной, так и с потусторонней. Полагаю, на то есть все основания, потому что лично я еще ни разу не натравляла духа-мстителя на чародея, попытавшегося наложить на меня заклятие. Кутулу прав. Мы должны как можно быстрее напасть на нашего противника, используя внезапность как самое главное оружие. Ни в коем случае нельзя говорить солдатам, что им предстоит. И дело не в том, что я опасаюсь, как бы Амбойна или какой-нибудь другой чародей не прочел наши мысли; но если столько людей будут о нем думать, замышляя зло, это породит... ну, наверное, волнами это вряд ли можно назвать... в общем, чародей это почувствует и будет начеку.

19
{"b":"2572","o":1}