ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последовало долгое молчание. Наконец принц вздохнул, опустив голову. Я ощутил прилив облегчения – похоже, проницательность, позволявшая Рейферну быть удачливым купцом, на сей раз его не покинула.

– Ты прав, Дамастес, – неохотно признался он. – Но говорю эти слова, не испытывая к тебе теплых чувств. Я останусь в замке, как ты и хотел. Но не жди, что я просто улыбнусь и пожму плечами, забыв о своем минутном капризе. Я отвечаю за каждое свое слово. Можешь идти. Желаю тебе удачно поохотиться, трибун.

Не дожидаясь ответа, принц вышел, громко хлопнув дверью.

Подождав немного, я вышел следом за ним, погруженный в раздумья. Принц Рейферн оказался лучше, чем я о нем думал, и я в который раз напомнил себе не делать поспешных выводов. Возможно, император был прав, назначив своего брата принцем-регентом.

Мы выехали ближе к вечеру, небольшими группами по три-четыре человека. Впереди были штатские, за ними следовали солдаты, тоже переодевшиеся в темное гражданское платье и спрятавшие оружие. Ветреная, промозглая погода как нельзя лучше соответствовала нашему предприятию. Мы встретились в условленном месте, на холме в пяти милях за городом. Как только стемнело, мы спустились на пустынную в это время главную дорогу и направились к Ланвирну.

Мы впятером распластались в грязи на вершине холма, глядя на раскинувшийся внизу Ланвирн: капитан Ласта, Синаит, Кутулу, Карьян и я. Остальные спрятались в ветхой лачуге неподалеку. Только что рассвело. Мы ехали всю ночь, остановившись ненадолго лишь для того, чтобы подкрепиться сухим пайком, запивая еду вином из фляжек. Провидица Синаит хоть как-то скрасила эту убогую трапезу, прочтя над фляжками небольшое заклинание и нагрев их, поэтому мы продолжили путь, наполнив тела теплом.

Подобно Полиситтарии, Ланвирн был обнесен высокой крепостной стеной. Сама крепость представляла в плане квадрат. В углах и по обе стороны от ворот возвышались четырехугольные башни высотой по семьдесят пять футов. Небольшая речка, перегороженная запрудой, заполняла водой ров, выкопанный вдоль трех стен крепости; за четвертой простиралось непроходимое болото. Шло время, и за пределами крепостной стены, с другой стороны моста в три пролета, перекинутого от ворот через ров, образовался небольшой городок. Повсюду в раскисших от ливней полях копошились крестьяне; по грязным дорогам со скрипом тащились телеги. Если только это была не тщательно подстроенная ловушка, Джалон Амбойна не догадывался о нашем появлении.

Мы по очереди осмотрели раскинувшийся внизу замок. Над главной башней реял флаг, говоривший о том, что хозяева дома.

Синаит неуверенно предложила сотворить небольшое заклятие, но тут же заметила, что лучше этого не делать, чтобы Джалон ничего не почувствовал. Я согласился: мы справимся с чародеем грубой силой оружия.

Первым делом нам нужно проникнуть в крепость. Конечно, два-три человека смогли бы забраться по стене; мы захватили с собой веревки с крюками. Но нас-то интересовало нечто большее, чем фамильное серебро. У меня возник план. Подозвав к себе капитана Ласту, я указал ему место, где, на мой взгляд, Ланвирн был наиболее уязвим.

– Рискованно, – шепнул он. – Очень рискованно. Я так понимаю, нам придется ждать, пока кто-то откроет путь?

– Именно.

– Мм. Четыре – нет, шесть человек, – задумчиво произнес Ласта. – А остальные где спрячутся... в одном из этих сараев? В том, что ближе всего ко рву?

– Нет, – сказал я. – Лучше в другом. Не надо подходить слишком близко к мосту.

– Очень рискованно, – повторил Ласта. – Но ничего лучше я предложить не могу.

Переглянувшись, мы пожали плечами. Решение было принято.

Тоненький серп луны то и дело заслоняли мечущиеся по небу облака. Выбравшись из хлева, мы всемером проскользнули ко рву. Мы – это Свальбард, несший веревки, чтобы скрутить чародея, заткнуть ему рот и завязать глаза; другой такой же великан по имени Элфрик, один из людей Кутулу; двое лучников (Маных и мой давнишний боевой товарищ, лучший стрелок из всех, каких я только знал, улан Курти); Кутулу; я и, наконец, моя тень Карьян.

Все – кроме лучников – были вооружены мечами, но мы спрятали ножны за спиной. Мечи понадобятся нам тогда, когда мы проникнем в Ланвирн, но не раньше. По крайней мере, я на это надеялся. Главным нашим оружием были длинные кинжалы и мешочки с песком, призванные заставить умолкнуть всех, кто нам помешает. Мы с Карьяном захватили четырехдюймовые свинцовые болванки, которые, зажатые в кулаке, существенно увеличивают силу удара. При желании их можно также использовать в качестве метательного оружия: именно так я убил каллианского ландграфа Эллиаса Малебранша. Лучники обмотали тетивы луков лентами, чтобы они не зазвенели при выстреле.

На улицах городка было пустынно, и у запертых ворот замка не дежурили часовые. Однако в окнах башен рядом с воротами мерцали огни: значит, стража, не желая мокнуть под дождем, предпочитала нести службу в более уютной обстановке.

Бесшумно, пригибаясь, мелкими перебежками мы приблизились ко рву. Наполненный проточной водой реки, он не источал зловония болота, что свойственно большинству крепостных рвов, но вода в нем была ледяной. Я пошел первым. Не успел я сделать и полдюжины шагов, как дно резко ушло вниз, и я поплыл. Течение попыталось затянуть меня под мост, но я стал грести сильнее и добрался до первой опоры. Качаясь на волнах, ко мне приблизились еще шесть голов. Напор воды вжал нас в грубую каменную кладку.

Перебираясь от одной опоры к другой, мы наконец добрались до осклизлых кирпичных стен крепости. Трое проплыли в пролет на противоположную сторону моста, трое остались со мной. В стене прямо у поверхности воды имелся небольшой выступ, и мы присели на него, переводя дыхание.

Достав из-за пояса стальные колышки, я вбил их в щели в стене, используя вместо молотка свинцовую чушку. Свальбард подсадил меня, и я вбил новые колышки. Так мы продолжали до тех пор, пока у нас не была готова примитивная лестница почти до самого парапета моста. До меня доносились глухие удары, позвякивание и шарканье ног по камням, указывающие на то, что Кутулу со своими людьми делает то же самое.

Потом наступило ожидание. Онемевший от холода, я пытался разобраться, какая моя часть замерзла больше: верх, промокший насквозь и открытый пронизывающему ветру, или низ, остававшийся под водой. Наверное, мы так просидели час или два, хотя нам показалось, что это длилось целую вечность.

Наконец сквозь нежный шелест реки послышался топот копыт. Железные подковы зазвенели по камням моста. Всадники приблизились к воротам. Их было не меньше полудюжины, слишком много, чтобы мы могли с ними быстро расправиться. Из замка донесся окрик, прибывшие назвали пароль, и под аккомпанемент раздраженного ворчания заскрипела лебедка. Массивные ворота раскрылись, и всадники въехали в Ланвирн. Ворота захлопнулись, и снова воцарилась тишина, нарушаемая лишь плеском воды.

Прошло еще сколько-то времени, и мы снова услышали, как к замку приближаются всадники. На этот раз, судя по звукам, их было двое, от силы трое. Я полез наверх; Карьян и Свальбард последовали за мной. Опять послышался окрик, на который прибывшие ответили паролем. Отголоски крика еще не замерли в ночи, как я уже перекатился через парапет, сжимая в руке кинжал.

Всадников оказалось трое. Один еще сидел в седле; двое других спешились. Они стояли ко мне спиной, но услышали топот. Один из них, обернувшись, раскрыл рот от изумления, но тут эфес моего кинжала ударился о его ребра, а лезвие на пядь вылезло из спины. Второй собрался было крикнуть, но рухнул словно подкошенный, получив по голове мешочком с песком. Всадник, который еще оставался в седле, осадил коня, но кто-то схватил его за ногу, вырывая из седла, а Элфрик довел дело до конца: он навалился всем своим весом на упавшего, и в полумраке я разглядел, как его кинжал поднялся и опустился – один раз, другой, третий. Ворота начали открываться. Схватив створку обеими руками, Свальбард что есть силы рванул ее на себя, вытаскивая опешившего стражника на мост. Карьян оглушил часового мешочком с песком, и мы оказались внутри замка.

21
{"b":"2572","o":1}