ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Земное притяжение
Ледяная Принцесса. Путь власти
Вы ничего не знаете о мужчинах
Гимназия неблагородных девиц
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Волчья Луна
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Попрыгунчики на Рублевке
A
A

Война надвигалась все ближе.

Однажды всю ночь в небе барабанной дробью гремела гроза, словно конница небожителей проносилась над землей парадным строем. Засверкали молнии, сначала отдаленными зарницами, затем сплошным заревом, не уютным белым свечением, а красными, зелеными, багряными сполохами, каких никто никогда не видел. Надвигалась страшная гроза, но в ту долгую ночь на землю не упало ни капли дождя.

Через день после этого, около полуночи, меня срочно вызвали во дворец к императору. Я уже давно обнаружил, что заснуть гораздо легче, если предварительно уработаться до изнеможения, поэтому прибывший гонец застал меня за письменным столом. Надев портупею с мечом и шлем, я галопом поскакал во дворец, без труда оторвавшись на Лукане от своего эскорта.

Император Тенедос выглядел так, словно он вел долгую борьбу с демонами. Судя по всему, в последнее время спал он очень мало и во сне ему являлась не действительность, а царство зла.

– Дамастес, эта встреча должна навсегда остаться в строжайшей тайне, – без обиняков начал император.

– Как прикажете, ваше величество.

– Повторяю, навсегда, что бы ни случилось. Я почувствовал раздражение.

– Мой государь, если мое слово недостаточно крепкое, разве будет лучше, если я повторю его дважды?

Тенедос вспыхнул, но тотчас же взял себя в руки.

– Ты прав. Приношу свои извинения.

Даже сейчас, после всего того, что случилось, после предательств и измен мне все равно очень трудно продолжать, нарушая данное слово. Но я обязан это сделать.

Император принялся расхаживать взад и вперед, прижимая руку к сердцу, словно произнося клятву.

– Гроза прошлой ночью была результатом моей магии, – начал он. – Я не стану... я не могу... я не скажу тебе, кого или что я призвал на помощь. Я пытался проникнуть в будущее, получить хоть какой-то намек на то, какая судьба уготована Нумантии. Как правило, ничего хорошего такие попытки не дают. Демоны... или боги... обладающие способностью заглянуть за пределы настоящего, не слишком радуются, когда их донимают просьбами такие ничтожества, как мы.

Естественно, будущее не является высеченным в камне. Все может измениться за одно мгновение, вследствие самых малозначительных событий. Например, ребенок, направляющийся за покупками на рынок, изберет другой путь и вместо того, чтобы увидеть какое-то чудо, которое распалит его любопытство, что в конечном счете сделает из этого ребенка великого мага, не увидит ничего, кроме пыльной дороги и пустых, скучных людей, и, когда вырастет, станет всего лишь одним из них.

Я терпеливо ждал, понимая, что император пытается собраться с духом. Словно прочтя мои мысли, Тенедос пристально посмотрел на меня.

– Отлично, – сказал он. – Перехожу прямо к делу. Мы не должны начинать войну с Майсиром.

– Ваше величество? – изумленно ахнул я.

– Мы оба считали, что это предначертано судьбой, что у нашего народа нет иного пути, – сказал Тенедос. – Но если мы объявим Майсиру войну, Нумантия обречена. Майсир безжалостно расправится с нами. Вот что ответили мне демоны, духи – все те, у кого я просил совета.

Нам по-прежнему предопределено столкнуться с Майсиром, потому что в этом мире может быть только одна великая держава. Но мы не должны воевать с нашим южным соседом по крайней мере еще пять лет, пока наше государство не окрепнет и наша армия не станет могучей и непобедимой.

– Ваше величество, вы позволите говорить откровенно? – спросил я.

– Разумеется.

– Все было бы гораздо проще, если бы вы узнали это еще тогда, когда король Байран прислал ответ на ваше первое послание – он извинялся за инцидент с уничтожением эскадрона 20-го Кавалерийского полка.

– Знаю, – сказал Тенедос, сдерживая внутреннюю ярость. – Я перешагнул дозволенные рамки. Толку от этого не больше, чем от скорби по поводу совершенных в прошлом ошибок. Сейчас вопрос стоит так: что делать дальше? Как нам себя вести, чтобы выиграть время?

– Король Байран предложил устроить личную встречу двух монархов, – после некоторого раздумья сказал я. – Быть может, следует напомнить ему об этом? Или вам стоит сначала отправиться в Ренан, а затем обратиться к Байрану, приглашая его на совещание?

– На это я пойти не могу, – резко ответил император. – Создастся впечатление, что я о чем-то упрашиваю Майсир. Байран сразу же увидит нашу слабость и без промедления нанесет удар. Впрочем, поправлюсь: я не могу идти на это, предварительно не прощупав почву. Вот для чего ты мне и нужен. Дамастес, с тех пор как мы вместе, я уже не раз посылал тебя выполнять самые необычные поручения. Сейчас предстоит наиболее опасное из них.

– Неужели что-нибудь может быть хуже приказа проникнуть в замок Чардин Шера с волшебным снадобьем и куском мела? – усмехнулся я. – В тот раз у меня не было никаких шансов остаться живым.

– Может, – сказал Тенедос. – Это поручение гораздо хуже. Потому что сейчас я прошу тебя выполнить задачу, не имеющую никакого отношения к навыкам и искусству солдата. Я хочу, чтобы ты отправился ко двору короля Байрана в качестве моего полномочного посланника.

– Мой государь, я же не дипломат!

– Именно поэтому я посылаю тебя. У меня есть не меньше полусотни говорунов, способных за час убедить тебя, что ты никакой не Дамастес а'Симабу, а горный козел. И у короля Байрана предостаточно таких же гладкоречивых политиков. Но если в Джарру отправишься ты, Байран поймет всю серьезность моих намерений. Если его самый знаменитый военачальник прибыл ко мне с переговорами о мире, я обязательно бы его выслушал.

Я задумался. Тенедос был прав.

– Но что я скажу, что смогу предложить?

– В твоей власти делать все, что ты посчитаешь нужным, для предотвращения войны. Иди на любые уступки. Если придется, уступи Майсиру часть или даже все Спорные Земли. Если король Байран вспомнит о давнишних притязаниях Майсира на часть Юрея – пусть получит его. Дамастес, иди на всё! Мы должны любой ценой сохранить мир, не допустить развязывания войны.

– Мне понравилось твое предложение насчет Ренана! – взволнованно продолжил Тенедос. – Как только переговоры будут завершены и забрезжит надежда на мир, скажи королю Байрану, что я встречусь с ним в Ренане... или даже за границей Нумантии, на территории Майсира, если мне будут даны гарантии безопасности.

Дамастес, отправляйся в Джарру и принеси мне мир. Я прошу нет, приказываю тебе выполнить самую важную задачу, с которой столкнулась Нумантия с тех пор, как я взошел на престол.

Взгляд императора жег меня насквозь; я прочел в нем искренность.

– Хорошо, ваше величество. Я поеду в Майсир... и сделаю все, что в моих силах.

Тенедос как-то весь обмяк.

– Хвала Сайонджи, – прошептал он. – Ты только что спас наше государство.

Но как, черт побери, мне добраться до Джарры? Единственная известная мне дорога проходила через Сулемское ущелье, мимо столицы Кейта Сайаны, а затем через границу в Майсир – именно там пролегал караванный путь в Джарру.

Но в Сайане, столице Кейта, до сих пор сидел на троне ахим Бейбер Фергана. Услышав обо мне, он прикажет всем солдатам своего королевства обнажить мечи, а всем колдунам-джакам в горах твердить заклинания, призванные поразить меня молнией.

Я никак не мог выбрать наиболее безопасный и быстрый способ путешествия – взять в качестве эскорта целый кавалерийский полк, скорее всего Юрейских Улан, или же двигаться без сопровождения, инкогнито, как я уже не раз делал в прошлом.

Я приказал принести мне карты, что было большой ошибкой. Не успел я посидеть над ними и двух часов, как ко мне пришел гость. Трибун Йонг, настоявший на том, чтобы я принял его без промедления. Торопливо прикрыв карты, я бросил сверху первую попавшуюся папку с документами. Войдя в комнату, Йонг кивнул и сразу же прошел к столу с картами.

– Симабуанец, ты считаешь себя очень умным? – криво усмехнулся он.

Я недоуменно молчал.

– Как ты собираешься пересечь Кейт? – продолжал Йонг.

67
{"b":"2572","o":1}