ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элегантность в однушке. Этикет для женщин. Промахи в этикете, которые выдадут в вас простушку
Самый счастливый развод
Жена между нами
Ветана. Дар смерти
Вскрытие покажет: Записки увлеченного судмедэксперта
Заставь меня влюбиться
Хроники Края. Последний воздушный пират
Духовный мир животных
Биология добра и зла. Как наука объясняет наши поступки
A
A

– Ты можешь попробовать, – зловещим голосом подтвердил Йонг. – А можешь смириться со случившимся и угостить меня выпивкой.

Наконец-то я смог с ним расквитаться.

– На борту нет ни капли спиртного, – сказал я. – Поскольку я алкоголь не употребляю и мы выполняем приказ императора, я особо указал каптенармусу не брать с собой выпивку.

– Ах ты... ах ты подлый змей! – прошипел Йонг. – Ты все знал! Ты обо всем догадался!

Приложив палец к носу, я сделал умное лицо.

Мы сошли на берег в небольшом доке, расположенном на самой окраине Ренана. Нам не хотелось привлекать к себе внимание и терять целую неделю, общаясь со льстивыми чиновниками и военачальниками Юрея. Лошади нас уже ждали. Загрузив свои пожитки, мы проехали по живописным пригородам Ренана и вскоре оказались среди бескрайних полей, щедро политых дождями. Чем больше мы отдалялись от цивилизации, приближаясь к неведомому, тем радостнее мне становилось.

Широкая проторенная дорога манила вперед, и мы, не обмолвившись ни словом, положили руки на рукоятки мечей.

– Иногда и вы, жители плоских низин, можете чему-то научиться, – заметил Йонг. – Это дорога для дураков. На ней очень удобно устраивать засады. Мудрые же люди используют ее лишь в качестве ориентира, убеждаясь, что не сбились с пути.

Я не обращал внимания на его оскорбления, полный решимости действовать самостоятельно, основываясь на полученных от него указаниях. Отыскав взглядом скалу конической формы, я встал так, чтобы она оказалась на одной линии с рощицей, смутно виднеющейся на склоне холма, и стал искать ответвление.

– Вот, – наконец сказал я, направляя своего коня к едва темнеющей среди скал расселине.

Только когда мы оказались совсем близко, выяснилось, что за расселиной начинается настоящая, довольно широкая тропа. Йонг одобрительно хмыкнул.

Перед нами простирались холмы, переходящие в безлесые, неприступные горы.

Храм показался в снежной пелене бурана совершенно внезапно, нависший над узким ущельем, словно усевшийся на скалу орел. Он был построен из потемневшей древесины обстоятельно и качественно. Его окружали каменные изваяния сказочных существ, упоминаний о которых я не встречал ни в одном известном мне мифе. Загнутые вверх свесы крыши венчали фигуры демонов. Мне захотелось узнать, кто и когда построил этот храм, ибо люди, живущие в деревеньке, насчитывающей с десяток хижин, не смогли бы совершить такую работу за целую вечность даже с помощью богов. Посмотрев на пустые, без стекол, прямоугольники окон, я непроизвольно поежился.

Йонг глядел на огромную постройку, точнее, несколько соединенных вместе строений, с неприкрытой ненавистью. В его наставлениях об этом месте не было никаких упоминаний, кроме того, что здесь мы сможем обменять наших лошадей на более выносливых животных. Подойдя к Йонгу, я спросил, в чем дело.

Он покачал головой.

– Ни слова. Только не сейчас.

Я больше не стал приставать к нему, но подал знак своим людям, постучав по рукоятке меча, а затем по затянутой в перчатку правой руке. Этот сигнал был передан дальше по цепочке, и маленький отряд приготовился к любым неожиданностям. Когда мы подъехали к ступеням храма, над долиной раскатился звук гонга, и массивные ворота распахнулись. К нам навстречу вышел человек. Он был очень молодой, лет двадцати, не больше, стройный, с бритой головой. Несмотря на снежный буран, одет он был в одну тонкую рясу, переливающуюся всеми красками лета. Юноша величественно шагнул к нам, словно монарх, окруженный невидимыми придворными.

Он ждал нашего приближения, скрестив руки на груди.

– Приветствую вас, – произнес он по-нумантийски, но с сильным акцентом.

Голос у него был мягкий, похожий на женский.

– Мы приветствуем тебя, Оратор, – сказал Йонг.

– Вам известно мое звание, – сказал юноша. – Вы уже бывали здесь?

– Я здесь не впервые, но мои спутники никогда не были в этих краях.

Юноша по очереди пристально оглядел нас, и его взгляд показался мне более пронизывающим, более леденящим, чем бушующая вокруг вьюга.

– Для торговцев вы путешествуете налегке, – заметил Оратор. – Или вы везете в сумах золото, чтобы накупить товаров в Майсире?

– У нас другая цель.

– А, – сказал Оратор. – Мне следовало бы догадаться. Вы военные. Это видно по вашему платью, по тому, как вы держитесь в седлах. И вам нужно?..

– Нам нужны вьючные животные, – сказал Йонг. – Место для ночлега. Возможно, еда. Мы готовы заплатить.

– Вам известен обычай?

– Да.

Йонг предупреждал, что каждый из нас должен будет сделать подарок жителям деревни – какой-нибудь предмет теплой одежды. Я нашел это очень разумным.

– В таком случае, добро пожаловать, – сказал Оратор. – Но вы сможете оставаться у нас только до рассвета. Утром вам придется снова тронуться в путь.

– Мы подчинимся твоей воле, – ответил Йонг. – Но почему ты наложил на нас такие ограничения? Когда я был здесь в прошлый раз, этого не было.

– Тогда не я был Оратором; к тому же я тебя не помню, – сказал юноша. – Но я чувствую кровь. Кровь вокруг вас, кровь у вас за спиной, и гораздо больше крови ждет вас впереди. Я не хочу, чтобы вы задерживались, иначе здесь останется ваш след.

Он указал на деревню, и я увидел две распахнутые двери – одна в хижину, другая на конюшню.

– Ступайте, – произнес юноша ни грубо, ни учтиво и скрылся в храме.

Два крестьянина помогли нам почистить лошадей, три женщины приготовили ужин: густую похлебку из чечевицы, приправленную помидорами, луком и другими овощами, а также острыми специями, которые я никогда прежде не пробовал. Поев, мы разложили наши скатки на деревянных скамьях, где только что ужинали. Несмотря на то что дверь в хижину заперли на прочный деревянный засов, я на всякий случай поставил рядом свою скамью и положил под голову меч.

Спал я плохо; всю ночь меня мучили бессвязные кошмары. Мне снились причудливые чудовища, заснеженные поля сражений, усеянные трупами, реки, красные от крови, алое пламя пожаров и жуткие крики умирающих женщин. Я то и дело просыпался и лежал какое-то время, не в силах понять, где я, а затем постепенно приходил в себя и снова засыпал под звуки завывающей на улице метели.

Мне показалось, ночь длилась целую вечность. Вдруг раздался настойчивый стук в дверь. Я отодвинул засов. За дверью стояли три женщины. У одной в руках был чан с кипящей водой, другая держала полотенца, у третьей был котел с кашей. Умывшись, мы быстро позавтракали. Не успели мы закончить, как послышались топот копыт и фырканье животных.

За дверью я увидел десять зебу, косматых, покрытых инеем, с деревянными крестовинами для вьюков на спинах. У каждой уже была привязана вязанка хвороста. На концах рогов были надеты ярко-красные металлические шарики, которые должны были предохранять нас от случайной травмы. Мы осторожно приблизились к животным, подозрительно косившимся на нас. Но зебу оказались довольно миролюбивыми; вскоре выяснилось, что им очень нравится, когда им чешут шею и трут нос. А капитан Ласта с этими странными животными вообще чувствовал себя совершенно непринужденно. У меня мелькнула мысль, не был ли он в прошлой жизни пастухом, после чего я надолго задумался: перерождение пастуха в солдата является наградой или наказанием?

Быстро нагрузив зебу нашей поклажей, мы приготовились выступать. Каждому солдату предстояло вести в поводу одно животное, второе было привязано длинной веревкой к седлу первого. Мы предложили мужчинам из деревни серебро, а женщинам золото, но они отказались взять что-либо, помимо теплой одежды.

Оратор встретил нас на тропе, уходящей из деревни.

– Вы удовлетворены, – сказал он, и это был не вопрос.

– Удовлетворены, – подтвердил я. – Благодарю за гостеприимство.

– Это обязанность, порученная нам богом, которого не следует называть по имени, – сказал Оратор. – Ему не нужны слова благодарности. Но вы вчера вечером вели себя пристойно, не задирались с моими мужчинами, не приставали к моим женщинам. За это вы получите от меня подарок – загадку, и пусть всю дорогу вы будете ломать над ней голову. Этой, ночью я сотворил несколько заклятий. Наш бог разрешает нам любопытство. Теперь же я разбужу любопытство в вас.

69
{"b":"2572","o":1}