ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все солдаты были вооружены длинными копьями со стальными наконечниками. Кроме того, у каждого были или кривая сабля в ножнах за спиной или у седла, или обоюдоострый топор на короткой рукоятке, или булава. Помимо этого солдаты имели по два ножа: один длинный и кривой, похожий на маленькую саблю, другой прямой, с односторонним лезвием, предназначенный для рукопашной схватки. Кое у кого были щиты, от небольших круглых до обычных. Все оружие было украшено драгоценными камнями, но потертые рукоятки свидетельствовали о том, что им часто пользуются. Все негареты держались в седле так, словно родились верхом.

Мы поднялись на вершину холма, и оттуда открылся лагерь негаретов. На лужайке вокруг маленького пруда было разбито двадцать шатров. Большие восьмиугольные шатры имели в поперечнике футов шестьдесят и были покрыты толстым черным войлоком. Над каждым шатром был закреплен круглый войлочный купол для защиты от дождя или снега.

При нашем приближении негареты издали громкий завывающий крик, разнесшийся на многие лиги по безлесой прерии, именуемой суэби. Такие крики, отличающиеся тонкими оттенками, используются негаретами для передачи простых сообщений.

Нам навстречу из шатров высыпали воины, женщины и дети, с любопытством таращившиеся на чужеземцев. Женщины-негаретки были одеты в пестрые платья самых разных стилей. Внешность у них была такая же причудливая, как и у мужчин. Они вели себя смело, не стесняясь, словно занимали равное положение с мужчинами, – вскоре я выяснил, что так оно и есть на самом деле.

Мы словно окунулись в море смеха, вопросов и отрывистых распоряжений. В лагерь вернулись другие отряды, и вскоре на маленьком пятачке весело толпились с пару сотен негаретов. Нам сообщили, что в нашу честь сегодня вечером будет большой праздник.

– Трибун Дамастес, – вдруг раздался рядом со мной громкий рык Факета Бакра, – у нас возникли определенные проблемы, и я опасаюсь, что винить в этом нужно вас, хотя вы и великий шам.

Поняв, что он хочет посвятить в наш разговор весь свой клан, я также повысил голос – впрочем, как и полагается «шаму», большому господину.

– Многоуважаемый йедаз, я могу испытывать лишь стыд, став невольной причиной неприятностей для своих новых друзей. Как, по-вашему, могу я искупить свою вину?

– Если бы мы были истинными майсирцами, остаток дня мы провели бы, распевая хвалу всем богам, благодаря их за ваше успешное прибытие, – проревел Бакр. – Однако моим людям нужно мясо, и, поскольку до ночи еще далеко, мы хотим отправиться на охоту. Скажи мне, о великий нумантиец, очень ли это тебя обидит?

– Очень, – сказал я. – Но ты можешь искупить свою вину, дозволив нам отправиться на охоту вместе с вами. После того как мы умоемся с дороги.

– Замечательно! Замечательно! – восторженно воскликнул Бакр. – Разумеется, мы будем рады взять вас с собой. Мы выступаем, как только вы немного отдохнете после долгого пути.

Я знакомился с конем, подаренным негаретами, и тут ко мне подошел йедаз Бакр. Вместе с ним был худой седовласый мужчина с длинной бородой. Не слишком высокого роста, он отличался почти болезненной худобой, но мне почему-то показалось, что это скорее упругая поджарость гончей и при необходимости незнакомец сможет бежать за лошадью до тех пор, пока та не падет от усталости.

– Это мой неврайд Леван Иллей, – представил мне своего спутника Бакр.

Я знал, что «неврайд» по-майсирски значит «волшебник».

– Твои люди отправятся на охоту вместе с моими всадниками? – спросил йедаз.

– Да, – ответил я. – По крайней мере, они будут ехать верхом до тех пор, пока не обнаружат добычу. Тогда они спешатся и воспользуются луками.

– Хорошо, – сказал неврайд. У меня есть одна мысль, как сделать охоту более удачной. Мы, негареты, охотимся верхом, но мы найдем применение и твоим воинам. Факет, пусть один из твоих людей отведет нумантийцев к югу от стада, на расстояние примерно в поллиги. Там есть одинокая скала, похожая на присевшего на корточки толстяка. Стадо побежит прямо на нее. Не дожидаясь ответа, Иллей удалился.

– Откуда неврайду известно наперед, какой дорогой побегут животные? – спросил я.

– Как же, он ведь неврайд, - удивленно ответил Бакр. – А разве ваши чародеи не обладают такими способностями?

Я ни о чем подобном не слышал.

– Да, – покачал головой йедаз, – наверное, в ваших краях охота – штука весьма ненадежная. Прошу прощения.

Он подозвал к себе одного из помощников и отдал ему приказ. Через несколько минут пятеро моих уланов, вскочив на коней, уехали в сопровождении троих негаретов.

– Ну, а ты? – вернувшись, спросил у меня Бакр.

– Я бы предпочел ехать верхом рядом с тобой.

– Как тебе будет угодно, – просиял Бакр. – Ты нисколько не похож на дипломата, трибун Дамастес. Отправляешься на охоту... отпускаешь свой эскорт... совершенно ни о чем не тревожишься.

Я ответил искренне:

– Я не бог, и среди моих воинов тоже нет ни одного божества. Если ты задумаешь в отношении нас какое-либо зло, неужели шесть человек смогут долго выстоять против всего вашего отряда?

Подумав, Бакр кивнул.

– Поскольку я, как мне кажется, доказал, что не являюсь убийцей, предлагаю отправиться на охоту.

Подъехав к тому месту, где должно было находиться стадо антилоп, мы спешились и оставили своих коней у подножия холма. Трое негаретов стали осторожно подниматься к вершине. Расстелив на земле карту, Иллей придавил углы камнями с вырезанными магическими символами. Разведчики вернулись вниз. Стадо действительно было за холмом – голов сорок.

– Хорошо, – сказал Бакр. – Не трогайте вожака. Не убивайте также телят. Выбирайте молодых самцов и самок без потомства. По одному животному на человека.

Мы сели на коней. Я выхватил свое оружие, сделанное из разных предметов, позаимствованных в лагере негаретов. Думаю, наши хозяева нашли эту штуковину очень забавной.

– Вперед! – крикнул Бакр.

Пустив лошадей галопом, мы стремительно поднялись на гребень холма. Увидев нас, антилопы бросились врассыпную. Но тут послышался свирепый рев, и на противоположном склоне появились два льва. Антилопы повернули назад, а я на мгновение забыл про них, ругая себя за то, что не позаботился захватить более серьезное оружие для встречи с опасными хищниками. Однако львы, задрожав, растаяли в воздухе, и я догадался, что это была лишь иллюзия, созданная магией Иллея.

Я пришпорил своего коня, пуская его в карьер. Я выбрал в стаде одного матерого самца с длинными рогами, закрученными почти до холки, и забыл про все остальное. Животное бежало быстро, но мой конь скакал быстрее. Привстав на стременах, я приготовил свое необычное оружие. Оно представляло из себя четыре чугунных шара, заключенные каждый в небольшую сетку, привязанную к длинному кожаному ремню. Схватив один из шаров, я дважды крутанул над головой все приспособление и бросил его вперед.

В детстве я несколько недель учился пользоваться этим оружием. О нем рассказал мне мой отец, видевший что-то похожее у кочевников в пустынях провинции Хайлу. Внешне все выглядело просто, но в действительности это было совсем не так. Я разбил себе в кровь все пальцы, один раз получил шаром по голове и порвал множество силков, прежде чем убил первую цесарку.

Шары, крутясь в сетках, обвились вокруг задних ног антилопы. Животное повалилось на спину. Натянув поводья, я соскочил на землю, выхватывая нож.

Антилопа с трудом поднялась на ноги, но было уже слишком поздно. Подбежав к ней, я пригнулся, уворачиваясь от изогнутых рогов, и перерезал ей горло. Хлынул фонтан крови, и я отскочил назад. Через мгновение животное было мертво. Спустив кровь, я срезал мускусные железы на бедрах, а потом выпотрошил антилопу, оставив печень и сердце, после чего вытер ей травой внутренность. Взвалив тушу на плечо – полагаю, она весила не меньше ста фунтов, – я, шатаясь, направился к своему коню.

Раздался стук копыт, и Бакр, натянув поводья, остановился рядом со мной. Спешившись, он помог мне взвалить добычу на моего коня. Конь заржал, но больше никак не проявил свое недовольство.

72
{"b":"2572","o":1}