ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец Трембелай, широко зевнув, заметил, что пора расходиться.

– Полагаю, вам тоже не терпится... ознакомиться с подарками нашего короля.

Эти слова вызвали всеобщее веселье Смеялись все, кроме меня. Натянуто улыбнувшись, я встал. Ко мне подошел слуга.

Мои покои находились на третьем этаже, на самом верху, и выходили окнами на восток, так что восходящее солнце, осветив раскинувшийся внизу Осви, должно было сразу же заглянуть в них. Внутри были шелка и мягкая кожаная мебель; в целом убранство показалось мне скорее женским.

Коленопреклоненная Алегрия встретила меня посреди гостиной залы.

– Добрый вечер, повелитель, – сказала она.

Ее голос, как я и ожидал, оказался мягким и нежным, но в нем слышалось грозное рычание тигра.

– Встань, – сказал я.

Девушка послушно встала, не коснувшись рукой пола. В ее движениях было грациозное изящество.

– Во-первых, меня зовут Дамастес. Не называй меня повелителем.

– Как вам будет угодно, пове... Как вам будет угодно.

– Присаживайся.

Алегрия покорно опустилась на краешек круглой оттоманки.

– Начнем все сначала, – продолжал я. – Алегрия, я очень рад с тобой познакомиться.

– И я тоже, – едва слышно прошептала девушка, окидывая меня взглядом с головы до ног. – Кажется, мне очень повезло.

– Не торопись с выводами, – сказал я, недоумевая, почему мой голос звучит так резко, и пытаясь его смягчить. – Но почему ты так решила?

– Простите, если мои слова покажутся вам дерзкими, – ответила Алегрия. – Но те, кого король Байрана, мой господин и повелитель, считает достойным такого подарка, как одна из далриад, как правило – скажем так, – мужчины не первой молодости, зрелого возраста, соответствующего их высокому положению. Не говоря уж о том, что у них есть брюшко, – добавила она, робко улыбнувшись.

– Спасибо за комплимент, – сказал я. – Однако должен сразу же предупредить: я женат.

Алегрия вскинула руки.

– Это не имеет никакого значения. – Расстегнув верхнюю пуговицу платья, девушка достала небольшую таблетку. – Мой господин, вы не окажете мне одну маленькую любезность?

– Если это в моих силах, – сказал я, охваченный любопытством.

– Пожалуйста, положите вот это себе в рот.

Я взял таблетку На ней были видны крохотные символы. Послушно положив ее в рот, я ощутил вкус тела Алегрии, ее аромат.

– А теперь отдайте ее мне.

Достав таблетку изо рта, я заколебался.

– Чародеи стараются раздобыть капельку слюны, крови... другие выделения тех, над кем они хотят получить власть, сказал я. Здесь замешана магия?

– Замешана. Но вас это не касается. Так должна поступить каждая далриада, впервые встретившись со своим повелителем.

– Я уже говорил, я не твой повелитель! Пожалуйста, больше никогда не произноси это слово. И что будет дальше?

– С вами ничего не случится, как я сказала. Я просто положу ненадолго таблетку себе в рот. Потом, когда наложенное на нее заклятие сработает, я, если хотите, вам ее верну.

– Но какое действие окажет эта таблетка? Алегрия молчала.

– Отвечай!

– Она привяжет меня к вам. Навсегда.

– Это любовное снадобье?

– В своем роде. Но только приготовлено оно очень искусно. Я... разумеется, я буду вас любить. Но я не стану слепа к вашим недостаткам, поэтому не буду раболепствовать перед вами, сводить вас с ума собачьей покорностью. Самым важным для меня будет дело вашей жизни, ваши достижения, ваше счастье.

– А если, предположим, я скажу, что ты должна умереть?

Потупившись, Алегрия едва заметно кивнула.

– Полнейший, омерзительный вздор! – взревел я, давая выход своей ярости. Подойдя к окну, я выбросил таблетку в ночную темноту. – Пусть эта дрянь отправляется ко всем чертям!

Внезапно лицо Алегрии скривилось и она залилась слезами. Я растерялся, не зная, что делать. В конце концов я сел рядом с ней и обнял за плечи. На девушку это не произвело никакого впечатления. Так я и просидел рядом с ней, пока она не перестала всхлипывать. Наконец Алегрия, извинившись, ушла в ванную комнату. Послышался плеск воды. Вернувшись, Алегрия уселась напротив меня.

– Все это выше моего понимания. Меня учили совсем другому, – сказала она. – Прошу прощения.

– Ты ни в чем не провинилась.

– Вашей жене очень повезло, что вы ее так любите. Дешевая, пустая ложь, вернувшись рикошетом, застряла горечью у меня в горле.

– Нет, – честно признался я. – Моя жена не так давно от меня ушла и намеревается со мной развестись, если уже не сделала этого.

Алегрия пытливо всмотрелась мне в лицо.

– О, – тихо произнесла она. – Значит, теперь вы ненавидите женщин?

– Разумеется, нет. Просто я... ну, в общем, мне кажется, что я умер.

– Меня научили тому, что, как говорили мои наставники, сможет открыть в сердце почти каждого мужчины дорогу страсти.

– Я не имею в виду плотские удовольствия, – сказал я, недоумевая, почему раскрываю душу перед этой совершенно незнакомой мне девушкой. – Но сердцем меня ни к чему не тянет.

Встав, Алегрия скинула с себя платье. Под ним была надета нижняя рубашка из тонкой, прозрачной ткани, усыпанной красными и зелеными блестками, в талии более плотной. Я разглядел нежные розетки сосков, дерзкую упругость груди.

– Нет? – выдохнула девушка. – Даже без таблетки меня тянет к вам, я хочу сделать вас счастливым.

– Нет, – решительно произнес я, и это была правда.

– В таком случае, что же мне делать? Вы хотите, чтобы я ушла?

– Сомневаюсь, чтобы твоему господину и повелителю понравился мой поступок. Но это мы бы еще как-нибудь пережили. А вот что будет с тобой?

– То же самое, что случится в любом случае после того, как вы покинете Майсир, поскольку, судя по всему, у вас нет никакого желания брать меня к себе на родину, – сказала Алегрия. – Я вернусь в далриады.

– То есть?

– Туда, где я выросла, где научилась всему, что знаю, где остались мои подруги. Где я состарюсь и умру. Наверное, мне поручат учить новеньких, хотя я, честное слово, не знаю, чему смогу их научить. Я потерпела полную неудачу.

– Напрасно ты себя коришь, – поспешил заверить ее я. – Не говори глупостей. Разве у тебя нет... ну... знакомых мужчин?

Алегрия пристально посмотрела на меня.

– Вижу, вы не шутите. Значит, вам не рассказали, кто я такая. Когда мне исполнилось семь лет, меня отобрали и определили в далриады. С тех самых пор и до сегодняшнего дня мне ни разу не позволялось оставаться наедине с мужчиной.

– О-о! – Похоже, дело принимало плохой оборот – Но когда ты вернешься к себе назад, тебе ведь наверняка разрешат делать все что угодно. Ты выполнила свой долг перед королем. Не твоя вина, что все так получилось.

– Увы, это не так. Если я выйду замуж или просто сойдусь с каким-либо мужчиной, это будет считаться оскорблением короля. И тогда моя жизнь будет кончена. – Алегрия непроизвольно оглянулась по сторонам, словно убеждаясь, что нас не подслушивают. – Не знаю, чем это может прогневить моего господина и повелителя, но я женщина, и не смею нарушать установленные законы. И тем более не король.

Я чуть было не выпалил, что при этом она и не полная дура и мне совершенно непонятен ход ее рассуждений, но вовремя сдержался.

– Такое происходит со всеми далриадами? – спросил я.

– С большинством. Но не со всеми. Кое-кому из нас везет. Ходят предания, что считанных счастливиц даже брали в жены.

– Ну а свобода? Неужели тебе не хотелось бы...

– Перестать быть рабыней? Это было бы ужасно, – сказала девушка. – Кто в таком случае стал бы обо мне заботиться?

– Первый встречный мужчина, – заверил ее я. – Ты очень красивая.

Она залилась краской.

– Благодарю вас. Но вы не знакомы с обычаями Майсира.

– Очевидно, не знаком. Но я готов учиться. Однако сейчас весь вопрос в том, что нам с тобой делать дальше.

– Пожалуйста, не позорьте меня сегодня. Позвольте провести ночь на полу у вас в спальне. А потом я сделаю то, что должна.

76
{"b":"2572","o":1}