ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В глубине ноября
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Ведьма по наследству
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Страстное приключение на Багамах
Затмение
Дочь лучшего друга
Каждому своё 3
A
A

– Но это, – вставил король Байран, – не принесло бы нам никакой пользы – разве несколько остудило бы мой гнев.

– Поэтому мы придумаем для тебя... кое-что поинтереснее, – злорадно произнес азаз. – Приготовьте его!

Два человека в рясах с низко опущенными капюшонами, так что я не мог разглядеть их лиц – если это вообще были люди, – разорвали на мне тунику и схватили за руки, не давая пошевелиться. Встав из-за стола, азаз подошел ко мне, держа в руках странное приспособление. Оно было похоже на маленький нож с узким лезвием, но только сделанный из стекла. Внезапно азаз резким движением полоснул меня этим ножом по груди наискосок от плеча к бедру, затем еще раз, написав кровью огромную букву "X".

Потом он опять поднес лезвие к моей груди, не прикасаясь к порезам, и мне показалось, у него в руках горящий факел. Я попытался сдержаться, но не смог. Кончик лезвия заалел, и скоро все оно стало кроваво-красным. Азаз отступил назад, но невыносимый жар продолжал жечь мне грудь.

– Ваше величество – сказал он, поворачиваясь к королю, – для блага нашей державы вам лучше удалиться на некоторое время. На мой взгляд, вам ничто не угрожает, и все же рисковать не стоит. В эту годину суровых испытаний Майсиру без вас не обойтись.

Байран прошел мимо меня. Где-то сзади открылась дверь.

Азаз обошел комнату, поочередно подходя к длинным свечам из разноцветного воска, установленным в настенных канделябрах. Он подносил к фитилю свой странный нож, и свеча загоралась. Когда азаз вернулся к столу, горело пять свечей. Выйдя на середину комнаты, он произнес какую-то непонятную фразу. От свечей клубами повалил дым – белый, синий, зеленый, черный, красный, – но воздух в комнате оставался прозрачным, и я не задыхался.

Азаз снова заговорил, и мир изменился. Все вокруг стало серым или черным, но самые темные предметы превратились в самые светлые. Азаз начал распевать заклинания, но я не мог разобрать слов. Его голос звучал ровно и монотонно.

Азаз прикоснулся странным ножом к каменным плитам пола, и оттуда хлынула кровь – моя кровь. На том месте, где он стоял, вспыхнуло пламя высотой до самого потолка. Азаз вышел из огня совершенно невредимый и отступил вбок. Он произнес одно-единственное слово, и пламя двинулось на меня, превращаясь из желто-красного в иссиня-черное.

Дрожащие огненные языки прикоснулись к кровоточащим ранам, и по всему моему телу снова разлилась страшная боль. Пламя дважды прошло по моей груди, и я едва не потерял сознание.

Теперь слова азаза стали мне понятны:

Отныне ты принадлежишь ему Отныне ты принадлежишь мне Подобно глине Подобно воску Я приказываю Ты подчиняешься.

Последние два предложения повторялись снова и снова, становясь громче, и наконец заполнили весь мой мир, стали моей Вселенной. Затем они затихли, и их отголоски растаяли в тишине. Я был замурован в глыбу стекла, словно муха в куске янтаря. До ближайших предметов было очень далеко, хотя я смотрел своими глазами. Звуки, запахи доходили до меня, но очень слабые.

– Встань, Дамастес, – сказал азаз.

Стряхнув оцепенение, я повиновался. Мне казалось, я нахожусь под водой, движусь сквозь прозрачную трясину.

– Отлично, – сказал азаз. – Зовите короля. Снова открылась и закрылась дверь, и передо мной оказался король Байран. Подойдя вплотную, он осмотрел меня так, словно перед ним было диковинное животное.

– Удалось?

– Да, ваше величество, удалось.

– Я бы хотел получить подтверждение.

– Разумеется. – Азаз задумался, – Как насчет той далриады, что вы ему подарили?

Король презрительно фыркнул.

– Это ничего не докажет. Ни одному мужчине нет никакого дела до простой шлюхи, тем более рабыни.

Я ощутил гнев, но отдаленный, словно кто-то посторонний описывал свои чувства.

– Кажется, придумал, – сказал азаз.

Он кивнул, подзывая одного из людей в рясах, и что-то вполголоса ему приказал. Тот, кивнув, удалился. Мы втроем остались ждать. Я не чувствовал ничего – ни тревоги, ни скуки. Казалось, мое сердце превратилось в камень.

Дверь открылась, и вошел человек в рясе. Вместе с ним был Карьян.

– Подойди к своему господину, – приказал азаз. Недоверчиво посмотрев на него, Карьян повиновался, заглядывая мне в глаза.

– Трибун, – начал он, словно почувствовав что-то неладное.

– Да?

– С вами все...

– Молчи! – рявкнул король, и Карьян, вздрогнув, умолк. – Вы двое! – продолжал Байран. – Держите его.

Двое в рясах схватили Карьяна за руки. Достав из ножен свой кинжал, король протянул его мне рукояткой вперед.

– Дамастес, – ласково произнес азаз, и впервые я увидел в его глазах восторженный блеск. – Возьми нож.

Я послушно подчинился.

– Убей этого человека.

Карьян широко раскрыл глаза от изумления. Я осторожно занес кинжал, и мой верный слуга беззвучно открыл рот. Я погрузил кинжал ему в грудь, направляя лезвие вниз, чтобы пронзить сердце. Кровь потекла по рукоятке, мне на пальцы.

Карьян, мой слуга, мой верный друг, спасший меня на поле битвы не один десяток раз, захрипел. Его взор затуманился, колени подогнулись. Люди в рясах отпустили его, и он рухнул на пол.

– Отдай королю кинжал, – приказал азаз, и я повиновался.

Опустившись на колени, король Байран вытер лезвие о рубаху Карьяна и убрал кинжал в ножны.

– Приказывай ему, – сказал он, и в его голосе прозвучала страсть.

– Дамастес, ты меня слышишь?

– Слышу.

– Ты будешь мне повиноваться?

– Буду.

– Тебя отпустят на свободу. Тебя и всех остальных нумантийцев. Вам дадут возможность беспрепятственно добраться до Пенды. Там находится ваша армия, там находится император. Ты попросишь его о встрече с глазу на глаз.

Когда вы останетесь вдвоем, ты его убьешь.

Глава 21

ИСЦЕЛЯЮЩИЙ ОГОНЬ

Два дня спустя все оставшиеся в живых нумантийцы покинули «Октагон» и направились к позициям нумантийских войск под Пендой, где должен был состояться обмен пленными. Путешествие совсем не запечатлелось у меня в памяти. Кажется, было холодно и сыро, но мне было все равно. Нас сопровождали солдаты того же самого 3-го королевского Таэзлийского Кавалерийского полка, так как их форма показалась мне знакомой.

Я был крошечным Дамастесом, плавающим в околоплодном море большого Дамастеса, сотворенного азазом и королем Байраном. Я мог смотреть, слушать, действовать до тех пор, пока мысли о стоящей передо мной задаче не поднимались на поверхность.

Свальбард поинтересовался, что произошло с Карьяном. Не помню, что я ему ответил. Великан как-то странно посмотрел на меня и спросил, в чем дело. Мне – настоящему мне – удалось довольно резко ответить, что все в порядке, и отправить Свальбарда заниматься своими делами. Вскинув сжатый кулак к плечу, великан удалился. Когда он ушел, я ощутил, что другой, фальшивый Дамастес в ярости. Мне стало ясно, что я только что спас Свальбарду жизнь, ибо, если бы он настаивал, ему пришлось бы умереть. Ни секунды не колеблясь, я бы убил своего второго друга, как убил Карьяна.

Это мгновение вселило в меня, в настоящего меня, искорку надежды. Власть другого Дамастеса надо мной не была полной. Я вспоминал пузырьки, поднимавшиеся в дрожжевом тесте, которое готовила кухарка у нас дома. Только о таких мелочах мне и позволялось думать. Если эти мысли всплывут на поверхность и лопнут, другой Дамастес, Дамастес-убийца, поймет, что я не всецело подчиняюсь ему, и постарается загнать меня еще глубже, до тех пор, пока я не утону и не перестану существовать. И тогда гибель императора станет неизбежной.

По мере того как мы день за днем продвигались на север, у меня в голове складывались вместе крохотные обрывки мыслей, которые я тщательно скрывал от другого Дамастеса. На самом деле это были даже не мысли, а отчаянная надежда, скорее всего совершенно призрачная. Но я цеплялся за нее, цеплялся изо всех сил, не давая заметить эти «пузырьки» другому Дамастесу, в чьем теле плавал. Тот Дамастес ел, спал, отдавал необходимые приказания, но на самом деле тоже находился в каком-то оцепенении и должен был очнуться, лишь представ перед императором.

97
{"b":"2572","o":1}