ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что толку? – удивилась Джанела. – Применений очень много, как же вы не видите? Но я не буду отнимать время перечислением. Я лучше предложу вам кое-что полезное, если не на земле, то под землей…и покажу.

Она вновь подняла браслет. Затем взяла магический кубок из своих атрибутов и бросила браслет внутрь. Джанела взмахнула рукой, и кубок засверкал.

– Вот и свет.

Она встряхнула кубок. Не донеслось ни звука. Она взяла еще один сосуд, поместила его на расстоянии под кубком и наклонила золотую посудину.

Все с удивлением увидели, как свет, подобно воде, переливался из одного бокала в другой. Часть жидкости попала на пол и разлетелась сияющими каплями. Джанела даже отхлебнула из полного теперь второго сосуда. Брови ее от удовольствия поднялись вверх.

Смахнув светящийся след с верхней губы, она сказала:

– На вкус – как… свет!

Она передала бокал Тобрэю, который принялся внимательноосматривать предмет. Он тоже отхлебнул, и на лице его отразилось изумление. Затем он передал бокал остальным, чтобы и те могли осмотреть и попробовать содержимое.

– Хорошо, что вы мне дали свой браслет, мой господин, – сказала Джанела. – Поскольку свет более всего похож на металл. Из другого предмета его получить было бы трудно. Например, из пера.

Вакрам фыркнул.

– Трюк фокусника, и ничего больше, – сказал он. – Любой из нас сделает его, немного попрактиковавшись.

– Так ведь я же в самом начале сказала, что, конечно, это смогут сделать все… если захотят, – сказала Джанела.

Послышался смех, и Вакрам вспыхнул.

– Тем не менее, – сказал он, – это магия. И ничего иного.

– Да, – согласилась Джанела. – Ничего иного, кроме демонстрации магической силы, превращающей золото в жидкость, холодную и подчиняющуюся обычным законам. Я наклонила кубок, и ей ничего не оставалось, как вылиться.

Что же касается того, что это трюк фокусника с применением простой магии, то это утверждение не совсем верно. Простая магия требует энергии, а я не получала ее из обычных источников. Я не произносила заклинания, не пользовалась дополнительными магическими предметами.

Она оглядела собравшихся.

– Надеюсь, вы согласны, что магия забирает энергию и выделяет? И что иногда выделяет даже больше, чем забирает?

Послышались слова согласия. Кое-кто просто кивал.

– Наверное, вы согласитесь и с тем, что вы берете свою энергию… из некоего места… и там ее гораздо больше, нежели может показаться на первый взгляд?

Кое-кто задумался, многие же вновь закивали, вновь послышались слова согласия, особенно со стороны тех юных магов, о которых пренебрежительно отозвался Тобрэй.

– Тем не менее и у этой энергии есть предел. И иногда, когда вы мысленно обращаетесь в то место, откуда взяли энергию, обращаетесь слишком быстро после произведенного действия, там ее оказывается слишком мало, чтобы можно было повторить заклинание. И поэтому вам приходится обратиться… дальше, чтобы, как говорится, отыскать еще, так?

Кое-кто продолжал надменно улыбаться. Но появились и те, кто посерьезнел, словно до них наконец дошло.

– Я вовсе не хочу, чтобы вы верили мне на слово, – сказала Джанела. – Это даже против принципов моего прадеда. Все предположения должны быть проверены и перепроверены. Но если впоследствии вы заинтересуетесь, я покажу вам, как я провожу эксперименты, подключая догадки на основании данных, почерпнутых, кстати, из ваших же архивов.

Услыхав эти слова, все перестали скептически хихикать и улыбаться. И в том числе Тобрэй. Мне это понравилось. По крайней мере, он обладал здравым смыслом и практическим чутьем.

– Что вы имели в виду, когда сказали, что в фокусе с браслетом использовали совсем другой источник энергии? – спросил он.

– Я просто преобразовала ту энергию, которую вы приложили к броску, и ту, которую я приложила для удержания браслета, – сказала Джанела.

– Но это невозможно! – воскликнул Вакрам.

Он выглядел встревоженным, хотя я и не мог понять почему. Он не принадлежал к тем магам, что выдвигают настолько серьезные идеи, которые имело бы смысл опровергать серьезными доводами.

– Как я уже сказала, мой господин, – ответила Джанела, – все, что я тут утверждаю, можно затем проверить. Но я скажу вам, коллега, что для волшебных целей применима любая энергия. Точно так же, как силой дыхания вы можете сдвинуть с места детскую игрушку на колесиках, так этой же доли энергии достаточно для совершения небольшого магического действия, например для освежения дыхания, если за обедом вы наелись чеснока. – Джанела усмехнулась. – Правда, я сомневаюсь, что этой энергии хватит для того, чтобы исправить плохое настроение.

Над Вакрамом вновь засмеялись. Тот покраснел от злости, отчего смех еще более усилился. Когда его взгляд встретился с насмешливым взглядом принца, Вакрам быстро отвернулся.

Джанела продолжила:

– Теперь мы можем спокойно порассуждать о том, как действуют силы в этом, обычном мире. Существуют тепло и свет, существует сила, заставляющая предметы падать, заставляющая вращаться стрелку компаса, и силы, проявляющиеся в момент удара молний. И так далее, и тому подобное.

Но есть и необычные силы. Силы духовные, магии и волшебства. Которые тоже связаны с изменением форм предметов. Но все они, как я думаю, являются составными частями обычных сил. Когда-нибудь это, видимо, будет доказано. То есть они являются, если можно так выразиться, обратной стороной той же монеты.

– А как же боги? – спросил Тобрэй.

– А что боги? – сказала Джанела. – Они должны подчиняться тем же законам, что вы и я. Если они, боги, вообще существуют.

Все примолкли, ошеломленные такой ересью. Первым пришел в себя Тобрэй.

– Вы хотите сказать, что магия не важнее других сил? – спросил Тобрэй, своим спокойным тоном показывая, что его трудно чем-нибудь шокировать.

– Дело не в важности, мой господин, – ответила Джанела. – Просто это факт – так обстоит дело. Если мне нужно приготовить то самое блюдо с чесноком, которое так любит господин Вакрам, то я должна использовать законы тепла, иначе он останется голодным или будет вынужден съесть блюдо сырым.

Вакрам побагровел, но ничего не сказал. Никто уже не смеялся. Джанела поняла, что допускает ошибку, добивая уже поверженного оппонента, и быстро сменила тему.

– Важно же на самом деле то, – сказала она, – что все те силы, которые мы обсудили или которые лишь упомянули, на самом деле являются проявлением одной силы. Мы разделяем их лишь потому, что наблюдаем разное их проявление. Тепло готовит нам пищу. Свет освещает. И так далее.

– То есть, – сказал Тобрэй, – как бы один бог, но со множеством ликов. И мы видим только тот лик, который желаем увидеть или вынуждены увидеть.

– И этот бог… – начала фразу Джанела.

– …сам должен быть выражением общей силы, – закончил за нее Тобрэй, – и, следовательно, – лишь частью целого.

– Допустим, что это так, – сказала Джанела.

– Только допустим, – пробормотал Тобрэй. – Допустим.

Поднялся Вакрам.

– Прошу прощения, госпожа Серый Плащ, – сказал он, – но могу я задать вопрос, не рискуя получить в ответ колкость?

– Прошу меня извинить за мою бестактность, – сказала Джанела. – Меня взволновало присутствие столь высокопоставленных особ с самого начала, и я говорила не думая.

Вакрам кивнул, но видно было, что он не принял предложенных извинений.

– Вопрос же мой таков: а какая разница – много сил или одна? Как уместно заметил маг Тобрэй, этим знанием сыт не будешь. Даже приправив его чесноком. И я пока не вижу, что можно извлечь полезного из этого знания.

– Можете, и пользуясь вашими излюбленными методами, господин Вакрам, – ответила Джанела. – То есть магическими инструментами. Ведь волшебство, в отличие от религии, ведет к пониманию и умению действовать согласно собственному желанию.

Она обвела жестом стол с расставленными на нем предметами.

– Для демонстрации я приготовила много вещей, – сказала она. – Но теперь я не вижу в этом необходимости. Я просто обучу всех желающих моим методам. А в моей рукописи вы найдете и доказательства. Уверена, там найдется и немало ошибок. Я писала в спешке. Но даже и в этом случае я жизнью ручаюсь за правильность конечных выводов.

101
{"b":"2573","o":1}