ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень Невесты
Я куплю тебе новую жизнь
Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана
Роман с феей
Вольные упражнения
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Выбери себя!
Чертов дом в Останкино
Практический курс трансерфинга за 78 дней
A
A

Эти строки – вместе с рукописью, которую ты уже должен был получить, – являются моим особым даром миру.

Миру, который я вскоре покину.

Когда я завершал ту рукопись, у нашей двери уже стояли демоны. А я торопливо дописывал последние слова.

До сих пор успех мне сопутствовал. А последующие события убедят даже самого упрямого скептика в величии достижений Джанелы.

И в том, как много еще можно достичь.

Мне казалось, что я уже видел все повороты всех дорог, которые предназначила мне Судьба. Мне казалось, что я уже взлетал на такие высоты, на которых обитают лишь гиганты, и опускался на такие глубины, где царит лишь Черный Искатель. И тем не менее я оставался жив.

В этом и заключается старческое высокомерие.

Когда за нами пришли демоны, мы ожидали их, успев принять ванну и одевшись в самые лучшие наряды. Я выбрал военную форму, желая тем самым показать непокорность, хотя все тело дрожало в ожидании предстоящих пыток. Джанела надела черные леггинсы, розовую тунику и свои любимые сапоги. В шляпу она воткнула перо под цвет туники.

Надев драгоценности, два браслета она оставила Квотерволзу и Келе.

– Когда войдут демоны, заклинания на браслетах спрячут вас, – сказала она. – Когда я подам сигнал, думайте только о темноте. Сосредоточьтесь на ночи и на тех укромных уголках, в которых можно спрятаться ночью, и демоны не увидят вас, когда войдут. От этого даже мысли их, если они попытаются вспомнить о вас, рассеются. И никто не заметит вашего отсутствия в наших рядах.

Наши друзья надели браслеты, как было велено, но при этом опустив головы и бормоча что-то о том, как им стыдно.

– Уж раз настали последние минуты побыть нам вместе, – сказал я, – так по крайней мере почему бы вам не ободрить нас веселыми выражениями лиц? Или вы хотите, чтобы я запомнил вас такими вот кислыми? И вспоминал бы лишь ваши опущенные головы?

С этими словами я откупорил последнюю бутылку бренди, принесенную нами из Ориссы, и налил всем.

– Попробуйте этой магии, – сказал я. – Если выпьете достаточно, то ослепнете, как и демоны.

Хороший руководитель показывает пример первым, поэтому я осушил бокал и наполнил его вновь до края. Джанела рассмеялась и последовала моему примеру.

Очень неохотно Квотерволз, а затем и Келе – тоже выпили.

– Пей, пей, – убеждал я Квотерволза и легонько подталкивал его бокал под донышко, пока последняя капля не скатилась ему в рот.

– Ну, меня направлять не надо, – предупреждающе сказала Келе и тоже выпила до дна.

Я снова разлил бренди.

– Я знаю, вы оба думаете, что если мы через столько прошли вместе, то вместе должны и конец встретить. Однако же перед вами стоит задача, которая важнее всех наших жизней вместе взятых.

Я кашлянул.

– Кроме того, шансов прорваться у вас не так уж много, так что как вы можете ощущать себя виноватыми?

Квотерволз улыбнулся. И сделал порядочный глоток.

– Ваша правда, мой господин, – сказал он. – Шансов не много. Примерно столько же, сколько у подростка не возбудиться при виде обнаженной девицы.

Он посмотрел на Келе и усмехнулся, заметив:

– В лучшем случае демоны недолго нас помучают. За то, что доставили много хлопот.

Келе улыбнулась, вдохновленная столь веселой перспективой.

– Но даже если они нас и не поймают, велики ли наши шансы добраться до Ориссы?

Квотерволз кивнул.

– Видят боги, ты права! – сказал он. – И чего мы с тобой переживаем? Если нас не убьют демоны, так это путешествие доконает.

Он опустошил бокал и протянул его за следующей порцией. Я долил ему. Квотерволз явно повеселел.

– Благодарю вас, мой господин, – сказал он, – за то, что указали, насколько безнадежна наша ситуация. Теперь мне гораздо лучше.

– Не торопите так с выпивкой, мой господин, – сказала Келе, отодвигая бокал Квотерволза своим. – Вы же знаете, я девушка деликатная, и поэтому мне нужна соответствующая доза, чтобы я не упала в обморок.

Квотерволз фыркнул.

– Ты потеряешь сознание, только если как следует надерешься. – Он вновь фыркнул. – Деликатная девушка! Задница!

– А вот по твоей заднице пройдется мой сапог, если ты будешь продолжать задевать мою чувствительную натуру, – ответила Келе.

– Дети, дети! – укоризненно сказал я. – Это вы так и собираетесь вести себя по дороге домой?

Квотерволз и Келе посмотрели друг на друга и рассмеялись.

– Конечно, мой господин, – сказал Квотерволз. – Иначе помрем со скуки.

Келе согласно кивнула.

– Для салаги Квотерволз не так уж и плох, – сказала она. – Лет через сто, глядишь, и получится из него настоящий моряк.

– Ни за что, – возразил он. – Я ненавижу воду. А рыбу – еще больше.

– Что ж, тогда тебя впереди ждут одни удовольствия, – радостно сказала Келе.

Еще когда Джанела одевалась, я заметил висящий у нее на шее мешочек с каким-то талисманом. Когда она надела тунику и, глядя в зеркало, оправила ее так, чтобы с помощью складок совершенно скрыть талисман, я понял, что это такое. Это же была та самая коробочка!

– Неужели у тебя есть план спасения? – спросил я.

– Так хотелось бы сказать «да», любовь моя. Но я не могу ничего придумать для нашего спасения.

– Зачем же ты берешь с собой коробочку?

– Я уже думала об оружии, которое мы могли бы спрятать на себе, – сказала она. – В призрачной надежде ранить одного-двух, прежде чем нас убьют.

– Я сам думал об этом, – сказал я. – Да что толку? Нанести царапину или две на чешую демона? Нет уж, лучше я приму грядущее спокойно, не размахивая попусту руками, как старый истеричный дурак.

Я внимательно посмотрел на нее.

– Но тем не менее ты так и не сказала мне, зачем же ты берешь с собой коробочку?

– На всякий случай, – серьезно сказала она. – Чем больше я ее изучаю, тем больше убеждаюсь, что эта коробочка, созданная королевской колдуньей, увеличивает мощь заклинаний. А вот насколько, сказать не могу. И мне пришло в голову, что когда Баланд будет совершать задуманное против нас и при этом боги смилостивятся над нами, то я смогу заклинание Баланда направить против него. Мы при этом все равно умрем. Но, по крайней мере, есть шанс сделать так, чтобы и он тоже пострадал.

– Из твоих бы уст да прямо в уши Тедейту, – сказал я.

– Именно об этом, дорогой мой Амальрик, я и думаю. Когда демоны-солдаты повели нас из наших апартаментов, мы не знали, где окажемся. Я не мог себе представить, чтобы они решились устроить над нами экзекуцию в каком-нибудь амфитеатре на глазах у всего населения. Ведь даже если Баланд держал в заложниках короля, такое публичное действие могло привести к грандиозному мятежу.

Но, пока мы шли, я молился богам, чтобы король Баланд пошел на такую глупость. И тогда даже ему и его солдатам не сдержать разъяренную толпу.

Но такая возможность таяла на глазах по мере того, как мы все дальше уходили от дворца. Нас повели не к амфитеатру, а по той тропинке, по которой проходили мы с Джанелой в тот день, когда впервые спустились в подземный тронный зал.

Остальные люди нашего отряда уже ждали нас в парке под усиленной охраной. Завидев нас, они вскочили и стали выкрикивать наши имена, а также имена Квотерволза и Келе, которых, как им казалось, они видели рядом с нами, что доказывало успешное действие заклинания Джанелы.

Не обращая внимания на демонов-охранников, наши друзья окружили нас, кто-то смеялся, кто-то плакал, проклиная судьбу, загнавшую нас в столь безвыходное положение.

– Подумать только, сколько денег перевел я, оплачивая жертвоприношения, мой господин, – жаловался Пип. – И вот мне за это благодарность! Вы уж в своей рукописи, надеюсь, предупредили потомков, чтобы они задумались. А десятина, которую я платил даже с наворованного? Что толку, спрашиваю я вас?

– Ты, Пип, поосторожнее со своими богохульными речами, – сердито сказал Отави. – Другие воспринимают происходящее по-иному. А боги по ошибке могут принять твою черную душу за чью-нибудь еще.

108
{"b":"2573","o":1}