ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Итак, вы с ними не связываетесь? – уточнил я. – Это потому, что они слишком могущественны?

Баланду не понравился такой поворот в разговоре.

– Не болтай о том, о чем не имеешь понятия, – сказал он. – Передо мною ты сейчас стоишь. И об этом тебе надо думать, человечек.

Я уголком глаза заметил, что Джанела медленно что-то вытаскивает из-за пазухи. Я не понимал, что она затевает. Но старался изо всех сил привлекать внимание Баланда к своей персоне.

– Веский аргумент, что и говорить, – сказал я Баланду. – Мы здесь. Ты на троне. Но вот что странно: если ты такой могущественный, что же ты так долго не мог с нами разобраться?

Желтый глаз Баланда прищурился.

– Сам не понимаю, – сказал он. – Я отрядил целый легион демонов-магов, чтобы ответить на этот вопрос. Почему Антеро и Серые Плащи – а особенно когда они вместе – так опасны для нас? Мои лучшие маги годами бились над этим вопросом. Но безуспешно. Я заковывал их в цепи, стегал, даже отрывал им конечности, но загадка решительно не поддается.

– Но ты бы не был королем, если бы и сам об этом не задумался, – сказал я. – И наверняка у тебя есть свои догадки.

– Разумеется. Дело в вашей крови. Я понимаю, что это объяснение на уровне рыночной колдуньи. Но в этой магической простоте есть доля правды. Кровь Антеро и рода Серого Плаща несет в себе семена могущества и величия. К нашему счастью, немногие смертные удостоены этой отметины. Когда мы впервые явились в ваш мир и обнаружили питательную благодать для нас, таких, как вы, насчитывалось совсем немного. Однако они сражались яростнее других и наносили нам самые серьезные потери. Но мы истребили их всех, истребили братьев их и сестер и тех детей, которых обнаружили. Среди нас, однако, ходили легенды о том, что кое-кто из таких людей все же избежал расправы, где-то скрывается и производит потомство, чтобы оно впоследствии начало борьбу с нами. Возможно, эти легенды оказались правдой и вы – результат того потомства.

– Наиболее толковая из всех слышанных мною гипотез, – сказал я. Затем усмехнулся. – И я от души надеюсь, что когда-нибудь эта гипотеза получит полное подтверждение. И лучшим доказательством явятся живые люди. Скажем, объединяющиеся в пары новые Антеро и Серые Плащи?

– Нет, – ответил Баланд, – это почти невероятно. Вероятность того, что Антеро и Серый Плащ встретятся еще раз, непредставимо мала. Дважды такую комбинацию не выкинуть даже самому счастливому и упорному игроку в кости. Тем не менее я не желаю испытывать судьбу. Заклинание, которое я сотворю из вашей крови сегодня, позаботится, чтобы такие, как вы, больше не появлялись. А чтобы уж окончательно увериться в этом, я разыщу всех ваших родственников и даже призраков ваших родственников и поглощу все их души, чтобы они стали моими.

– Ты бы поаккуратнее обращался со своим пищеварением, дружище, – сказал я. – Лично я позабочусь, чтобы моя душа стала самой горькой.

– Хорошо сказано, – рассмеялся Баланд. – Знаешь, мне даже жаль, что наконец этот день настал. Хотя теперь я буду жить спокойно, зная, что ты уже никуда не денешься, заточенный внутри меня. Не будешь бродить по свету, без конца доставляя мне хлопоты.

– Мы старались, – насмешливо сказал я.

– Не сомневаюсь, – сказал король демонов. – И за это вы с этой девкой умрете столь мучительно, что и представить не можете. Правда, кое о чем я сожалею. Чувствуешь себя спокойнее, когда знаешь своих врагов. И еще спокойнее становится, когда враги просят пощады. Но вот убьешь их – и где такие враги? Вновь наступает время неизвестности и беспокойного сна. И просыпаешься в тревоге и спрашиваешь себя: в самом ли деле ты убил их, не замышляется ли против тебя опять магическая хитрость?

– Мой призрак постарается, чтобы сны твои действительно стали беспокойными, – пообещал я.

– Не рассчитывай, – ответил Баланд. – Ведь я сказал уже, что даже призраков не останется.

Джанела хрипло рассмеялась.

– Сказать-то ты сказал, Баланд, – заметила она. – Но неужели тебя тревожат даже призраки? Такой могучий малый, как ты, и боишься слабеньких духов, которые лишь и могут постучать ночью в стенку да постонать.

– Я ждал, что вы заговорите, о моя дорогая госпожа Серый Плащ, – ответил демон. – Ты многих убедила в том, что являешься великим магом, возможно, даже более великим, чем твой прадед Янош Серый Плащ. Так скажи мне, о мудрейшая: какие слова мудрости ты приготовила нам в этот день?

Джанела пожала плечами.

– Мудрость никогда не интересовала меня. Мудрость означает размышления кого-то по поводу чего-то. А я предпочитаю все увидеть сама. И делать свои простые выводы из этого.

– Ну так расскажи мне, что ты видишь, – сказал Баланд. Джанела с минуту его разглядывала, затем сказала:

– Я вижу нелепого короля. Настолько нелепого, что даже непонятно, как удерживается корона на его голове. Похоже, этот король демонов боится слишком многого, что очень удивительно. Я перечислю его страхи. Ты боишься нас,и ты этого честно не отрицаешь. Ты боишься призраков. Ты боишься такого дикого демона, как Элам. – Она указала вверх, на корни, которые раскачивались в ответ на усилия рабочих. – Ты боишься даже этого дерева.

Баланд зашипел. Ему не понравились ее слова. Но он ничего не сказал.

– Также я думаю, что в своем собственном мире ты и тебе подобные сожрали слишком много энергии власти, больше, чем диктует благоразумие. Тут уместно сравнение с городом, который расширяется, вырубая вокруг леса, строит из них дома, отапливает их дровами из леса. Постепенно в лес становится ездить все дальше и платить дорогую цену за то, что некогда было под боком. Вот что вы сделали. И, возможно, не только в своем и нашем мире. Должно быть, существуют другие короли-демоны, с такими же проблемами, короли, которые с удовольствием понаблюдают за падением их брата-монарха. А если так, дела твои, Баланд, совсем плохи, тебе все больше приходится напрягаться, удерживая то, что отхватил.

К Баланду вернулось его скверное чувство юмора.

– Жаль, что я раньше тебя не поймал, – сказал он. – Я бы превратил тебя в такую же маленькую забавную зверюшку, как эта. – Он пнул Тобрэя. – Намного лучше, чем эта.

Джанела положила руку на грудь.

– Ах, что вы, ваше демонство! – сказала она застенчиво. – Такое внимание со стороны вашего демонства заставляет биться сердце бедной девушки. Мы же все знаем, как ваш образ действует на простых смертных женщин. Как вы очаровали прекрасную Талилу, она прямо пританцевала в ваши объятия, сгорая от желания.

– Ну, желала она или не желала, – прорычал Баланд, – но она стала моей.

– Разве? – сказала Джанела. – А может быть, ты стал ее?Она же играла тобой, как дурачком, ты же знаешь. Какой успешный заговор она осуществила против тебя. Неужели ты не знал? Не знал, пока я не продемонстрировала это здесь?

– Ты все врешь, ведьма! – рявкнул Баланд. – Показанное тобою – просто фокус. К тому же дешевый.

– Вот как? – спросила Джанела.

Она вытянула вперед руку. На ее ладони лежала каменная коробочка. В голубом свете на поверхности отчетливо виднелась высеченная фигурка танцовщицы.

– А хочешь, я позову ее для тебя? – спросила Джанела. – Не хочешь увидеть ее танец еще раз?

С этими словами Джанела изобразила в воздухе рукой изгибы тела. Баланд повернулся к страже, собираясь отдать приказ отобрать коробочку. Но в это же мгновение знакомая соблазнительная фигурка появилась, покачиваясь в воздухе, и Баланд не смог оторвать от нее взгляда. Из пустой оркестровой ямы зазвучала музыка, и фигурка девушки вдруг обрела плоть.

Король демонов, разинув пасть, уставился на пришедшие в движение изящные руки и ноги танцовщицы.

В этом освещении она казалась ледяной, но этот лед просил тепла, которое могло бы растопить его. Бедра извивались, ожидая ласк, груди набухали в томлении по поцелую любовника, губы обещали неземное блаженство. Ее духи заполнили своим соблазнительным ароматом весь зал. Я увидел, как затрепетал Баланд, когда она медленно и дразняще провела руками от бедер до грудей.

110
{"b":"2573","o":1}