ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Право рода
Ненависть. Хроники русофобии
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Демоническая академия Рейвана
Корона из звезд
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
На самом деле я умная, но живу как дура!
A
A

Пираты на маленьких суденышках не могли долго выдерживать бой. Во-первых, потому что мы занимали господствующее положение благодаря высоте наших бортов, а во-вторых, только наши суда могли противостоять начинающемуся шторму. Поэтому они не торопились атаковать.

Я приказал всем пиратам захваченного судна, у которого, как выяснилось, имелось многообещающее имя «Морской потрошитель», подняться на палубу. Мы согнали их на шкафут и окружили лучниками. Я сказал, что они наши пленники и поскольку сдались, то заслуживают пощады. Но если кто-нибудь хоть чихнет без разрешения, тут же будет вздернут на рею. Я спросил, кто из них является корабельным магом, и мне сообщили, что таковой погиб при взятии судна на абордаж.

Я велел обыскать корабль и забрать все более-менее ценное и оружие. Отыскалось много добра, но удивительно мало золота и драгоценностей.

– Похоже, пиратам в этих морях живется несладко, – заметил Квотерволз, обращаясь к Полуповешенному.

Лерма нахмурился, а его помощник, обезображенный шрамами пират по имени Перышко, раненный Джанелой, свирепо сверкнул глазами и проворчал, что вот уже более года боги немилостивы к ним, а теперь обрушился и последний удар.

– Ну а тогда, – сказал я, видя представляющуюся возможность, – почему бы вам не помочь нам, тем, к кому благоволят боги, и тем самым заслужить их расположение?

Оба глянули на меня с крайним недоверием. Я пожал плечами, показывая, что вполне могу обойтись и без их помощи. Но, в конце концов, попробовать претворить в жизнь нашу идею никому не повредит.

Теперь, когда мы обыскали корабль и забрали все оружие, с помощью которого пираты могли бы отбить корабль назад, мы согнали их в трюм и накрепко задраили люки.

Оставили мы на палубе только Лерму, Перышко и женщину-рулевую, сгорбившуюся в ожидании неминуемого наказания. Некогда она выглядела привлекательно; вероятно, ее еще ребенком выкрали из какой-нибудь рыбацкой деревушки, и за свои морские таланты, а может, и за какие-нибудь другие, она так продвинулась по корабельной службе.

Я приказал отвести Перышко и женщину в каюты на корме и держать отдельно.

Пока мы этим занимались, Квотерволз не сидел без дела. Он отыскал жаровню, разжег ее и теперь подсыпал в нее уголь. Весело насвистывая, он разложил на палубе различные предметы: иглы разных размеров для шитья парусов, металлические клинья, пику, моток веревки, щипцы, мясницкий нож, а затем с помощью Отави поднял обрешеченный люк и привязал его к лееру. Мы с Джанелой молчали, а Лерма не сводил с Квотерволза глаз. Этот человек дураком не был и быстро сообразил, для чего нужны все эти инструменты, – Лерма и сам не раз использовал обрешеченный люк для порки, да и жаровня наводила на соответствующие мысли.

– Вы же пощадили меня, – хрипло сказал капитан пиратов.

– Пощада означает оставление в живых, – небрежно сказал я. – Но это вовсе не означает, что для жизни тебе необходимы такие детали, как лишние глаза, пальцы или даже ноги.

– Кроме того, – сказала Джанела, – разве можно сдерживать свои обещания, когда имеешь дело с убийцей и грабителем?

Лерма пристально заглянул в мои глаза, и я изо всех сил постарался придать себе вид человека, который привык скрашивать скуку дня, проведенного в море, пытками пиратов. Маска мне, очевидно, удалась, поскольку он побледнел, и след от веревки на шее проступил еще отчетливее.

– Но кто же вы такие?

– Искатели истины, – сказал я. – Морские скитальцы. И, если ты поделишься с нами своим мореплавательским опытом… возможно, твоя участь несколько улучшится.

– И возможно, – вмешался Квотерволз, – ты даже увидишь завтрашний восход солнца.

– Что вы хотите знать? – спросил Лерма настороженно, еще не будучи окончательно сломленным.

– Что лежит на востоке? Какие земли? Каковы подходы к берегам? Что за народы там живут? Цивилизованны ли они?

– А если расскажу, откуда вам знать, правду ли я вам поведал?

– Даже если бы здесь не было нашего приятеля со всеми этими средствами убеждения, – сказал я, – нам достаточно выслушать тебя, затем отвести в каюту и вызвать сюда твоих друзей. И если их ответы будут отличаться от твоих, мы сильнов тебе разочаруемся. Так разочаруемся, что каждая ложь будет стоить тебе пальца на руке, затем на ноге, а потом будем рассматривать и другие возможности, относящиеся к пальцевидным.

– Ну а если вам даже и удастся как-то сговориться и солгать нам, – добавила Джанела, – я все равно узнаю. Я – маг. – И она протянула к Лерме руку, мягкую, ласковую женскую руку. Другой рукой она огладила свою, руку, и та мгновенно превратилась в зеленую, с когтями лапу демона. Лерма завопил и попытался отпрыгнуть в сторону. И рука Джанелы вновь стала нормальной.

– Скажу все, что хотите, – запинаясь, затараторил он. – Я не солгу. Тем более что у меня в каюте есть карты. Я вам их покажу. Все, что спросите. Я приказал Квотерволзу развязать Лерму и поставить его на ноги.

– Вот теперь, – сказал я, – не вижу причин, почему бы не провести беседу в цивилизованной манере. Пойдемте вниз.

Когда Квотерволз потащил Лерму по трапу вниз, я поинтересовался у Джанелы:

– Как ты делаешь это?Я имею в виду руку.

Джанела таинственно улыбнулась улыбкой человека, чувствующего свое превосходство.

– Ты разве забыл, что писала твоя сестра? Вся магия – лишь дым, зеркальное отражение и вообще просто надувательство.

Я кивнул.

– Ну тогда ладно.

И мы двинулись вслед за Квотерволзом.

К вечеру мы выжали из Лермы все досуха, как моряк выпивает все из бутылки. Как я и думал, знал он много, поскольку любой желающий добиться успеха корсар может и не особенно разбираться в морских глубинах, но уж береговую-то линию и все ее бухты он должен знать как свои пять пальцев, дабы уметь там притаиться, спасаясь от погони или готовя нападение.

Выяснилось, что далекий восточный берег обитаем. И для начала мы расспросили Лерму о могущественных цивилизациях. Таковых не оказалось, вернее, не существовало таких государств, которые могли бы выставить такую же береговую охрану, что и Вакаан, из-за чего Лерма и предпочитал заниматься злодействами именно там, на востоке. На побережье обитали рыбаки, фермеры и мелкие торговцы. Ему приходилось выслушивать истории о сказочных городах, но только эти сказки ничем не подтверждались.

Джанела кивнула. Так и должно было быть, по ее версии. Затем мы расспросили о старых руинах, о разрушенных городах. Лерма сказал, что в тех краях много рассказывают о таких развалинах, о том, что некогда люди там были почти равны богам, но потом оказались уничтоженными за грехи.

– Но я ни в грош не ставлю такие россказни, – сказал он. – Потому что ежели ты бог, то кто сможет наказать тебя за прегрешения? Другие боги? Маловероятно, как встретить девственницу на оргии. Боги есть боги, люди есть люди, и другими мы быть не можем.

Мы проигнорировали эту лекцию по теологии и продолжили расспрашивать о руинах городов. Лерма доложил, что, конечно, знает их местонахождение.

– Но мне некогда думать о них, поскольку камень пользуется слабым спросом в таверне. Мы высаживались рядом с парой таких мест, рассчитывая отыскать сокровища, но без успеха. Их обчистили задолго до того, как мы выбрались из пеленок.

Ему кое-что припомнилось, и он передернул плечами, словно в каюте задул прохладный ветер.

– Впрочем, один раз все было иначе, – сказал он. – Я и еще несколько капитанов решили, что одна легенда о руинах внушает доверие. Мы подошли туда, желая в этом убедиться, но что-то развернуло нас прочь.

– Что? На вас напали? Вы увидели призраков? Демонов?

– Нет. Ничего такого из реальнойжизни. Никаких демонов. Просто я почувствовал, да и другие одновременно почувствовали, что, как только мы высадимся на берегу, в том месте, где великая река впадает в море, мы лишимся жизни.

– Где же это? – взволнованно спросила Джанела.

– Моя госпожа, – сказал Лерма, – не подумай, что нам пригрезилось или мы перепугались. То, что мы ощутили, было правдой. Я знал это тогда, верю и сейчас. И мне бы не хотелось, чтобы и вы это испытали.

40
{"b":"2573","o":1}