ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я задала вопрос.

Лерма внимательно посмотрел на нее, пожал плечами и подошел к столу, где лежали его карты. Впрочем, слово «карта» предполагает нечто относящееся к точным навигационным наукам. Эти же карты были потрепанными, с обширными белыми пятнами неизведанного, с многочисленными вопросительными пометками, нарисованными грубо и неопрятно. Лерма с минуту что-то бормотал и наконец ткнул пальцем.

– Где-то здесь. На карте не указано, но вот тут впадает в море река. Большая река, только за целый день можно пересечь ее в устье. Но это трудно сделать – устье заблокировано отмелями и заилено. А вот здесь, на северном берегу, стоит каменная статуя. Может быть, раньше тут был маяк или что-то в этом роде. Построенный людьми или демонами. Прямо на самом конце мола. Как раз до этого места мы дошли и встали на якорь посмотреть, что будет дальше. В общем, не прошли мы дальше и мили, как поняли, что мы тут лишние. И мы ушли, даже не отправив лодку на берег, чтобы узнать причину наших страхов. – Он содрогнулся от воспоминаний.

Я уже собирался продолжить расспросы, но Джанела покачала головой и попросила Квотерволза вывести Лерму. Однако сначала она позаимствовала у Лермы прядь волос, капельку крови из раны и сгусток слюны.

Когда Лерму отвели, чтобы он ничего не слышал, Джанела достала собственную карту.

– Смотри. Сюда. Вот здесь, к северу от того места, где мы находимся, видишь?

Я прочитал отрывистую надпись на карте: Шаман племени джейотоша рассказывал о своем видении. Далекий берег. Река. Проклятый город. Старейшины. Страх того, что находится выше по реке. Что-то очень грандиозное, за пределами добра и зла.

Река, город… – сказал я. – Наверное, это окраины королевства… Какой-нибудь торговый порт. Может быть, старейшинам нравилось жить выше по реке, подальше от штормов и набегов пиратов? Может быть, именно такая жизнь их устраивала? Может быть, когда они прибыли из того места, который мы называем Вакаан, они отыскали такую же судоходную реку и обосновались на ней?

Джанела покачала головой.

– Не знаю. Но у нас есть кусок головоломки, который здорово подходит к другому куску.

– Тем более что над руинами осталось висеть заклятие, – сказал я, – если допустить, что Лерма сказал правду.

– Возможно. Но если таковое заклинание и существует, оно вряд ли рассчитано на нас. Ведь легко сотворить такое противозаклинание, что мы даже и не заметим предупреждения.

Джанела прошлась по каюте, не в силах сдержать охватившее ее волнение. Наконец она выпалила:

– А что, господин Антеро, похоже, мы нашли?

Я улыбнулся. Если бы я был лет на пятьдесят моложе, я издал бы вопль восторга. Но даже сейчас я не удержался и изобразил небольшое танцевальное па.

– После соответствующего размышления я полагаю, госпожа Серый Плащ, что мы нашли.

И наши руки сомкнулись над маленькой точкой на карте.

В сгущающихся сумерках мы продолжали трудиться не покладая рук. Мы приняли меры, чтобы наши друзья-пираты хотя бы на какое-то время не могли нам вредить. Мы взяли у всех образцы крови, волос и слюны. Женщина-рулевая не знала ничего, поскольку руины того заколдованного города пираты пытались посетить еще до того, как она присоединилась к ним. Зато многое знал Перышко и подтвердил все рассказанное Лермой.

Мы собрали их всех троих и показали им взятые образцы. Джанела сказала, что если они в чем-то солгали или умолчали о каких-либо опасностях, то прежде, чем демоны погубят нас, она успеет сотворить заклинание, которое будет преследовать всех троих по всем морям мира. Они поклялись в честности, в искренности, при этом им пришлось поднапрячься в поисках того, чем поклясться.

Наутро все пираты с рейдеров, видя опасность остаться в открытом море без базы, то есть без запасов пресной воды и пищи, побросали оружие и сдались. Мы собрали всех пленников на палубе «Морского потрошителя» и позволили им понаблюдать за тем, что мы делаем. Мы затопили все пиратские суденышки, за исключением трех, которые могли бы сойти за спасательные шлюпки для них в случае надобности. Все их оружие выбросили за борт, кроме четырех кинжалов. Эти четыре Квотерволз воткнул в палубу и, наступив на рукояти, обломал острия. Теперь оружием пиратов оставались лишь рабочие моряцкие инструменты. Все спиртное также отправилось за борт. Оставил я им один комплект парусов, которого должно было хватить для возвращения в тот порт, который они называют родным. Когда пираты увидели, что вся их добыча переправляется на наши корабли, по их толпе пронесся придушенный стон. Такое количество золота ничего, собственно, для нас не значило, но мне хотелось доконать этих головорезов.

Наконец мы их всех заставили пройти гуськом мимо шеренги наших солдат. У каждого брали образец крови, волос и слюны и сбрасывали в один из пустых бурдюков из-под ветра. Некоторые из корсаров пытались сопротивляться, но быстро были утихомирены дубинками.

На этом все закончилось. Мы перебрались на свои корабли. Я встал у леера «Ибиса» и обратился к пиратам, сказав, что они оказались в плену у меня, но им обещали пощаду, и слово я свое сдержал и даже предоставил им свободу. Так что пусть они убираются и займутся каким-нибудь честным трудом. Иначе… Я помахал над головой мешком, куда мы сложили принадлежащие им волосы и прочее. Послышались проклятия и стоны. Я не обратил на это внимания, отвернулся и приказал Келе взять курс на северо-восток.

Мы не сводили глаз с «Морского потрошителя», пока он не превратился в точку на горизонте.

– Вы думаете, – начал Отави, а я вздрогнул, поскольку этот верзила никогда ничему не удивлялся, ни в чем не сомневался и очень редко задавал вопросы, – всеони возьмутся за ум или хотя бы кто-то из них? И поверят, что вы сдержите свое обещание насчет заклинаний?

Мы с Джанелой рассмеялись. Она взяла мешок с пиратскими волосами и вышвырнула его за борт.

Отави посмотрел, как мешок прыгает у нас в кильватерной струе, а затем и сам усмехнулся.

– На вашем месте, господин Антеро, я бы не стал тратить время на то, чтобы убедить себя, будто люди лучше или хуже, чем они есть на самом деле, а?

Томительно протащились еще тринадцать дней.

Ветер честно дул на восток, а море оставалось спокойным. Но тем не менее казалось, что путешествию нашему не видать конца. Становилось жарко, душно, и временами мне казалось, что я ощущаю тяжелый таинственный запах джунглей. Джанела,как и обещала, сотворила защитное заклинание над нашими людьми, чтобы избежать ненужных волнений.

На рассвете четырнадцатого дня меня разбудил крик:

– Земля! Вижу землю! Земля прямо по курсу!

Я натянул одежду и бросился на палубу, но даже при такой спешке оказался среди последних. Джанела ограничилась одной накидкой, еле прикрывающей ее наготу, но ни я, ни кто другой даже не обратили на это обстоятельство никакого внимания.

Было ясно видно устье реки, да такой громадной, что ранее мне не доводилось наблюдать ничего подобного. Впереди тропической зеленью джунглей расцветала земля.

Далеко-далеко на горизонте голубела гряда гигантских гор.

Дымка скрывала очертания отдельных пиков и вершин, среди которых мог быть и Кулак Богов.

Зато ближе, над отмелью, поднимался белый палец гигантской скалы.

Глава 8

ПОГИБШИЙ ГОРОД

Мы подошли к этой скале, и из прошлого меня окатило ледяной волной воспоминаний. Перед нами громадная статуя женщины-воина. Она предстала перед нами замечательно красивой, несмотря на оспины, оставленные разрушающим временем на камне, из которого она была сделана. Из ее руки вверх торчал обломок меча.

Я услыхал, как стоящая рядом Джанела спросила у Келе:

– Как ты думаешь, похоже это на маяк?

Наш капитан что-то ответила, но я не расслышал. Я вспоминал, когда впервые увидел этот образ. Тогда стояла лунная ночь, а я находился в карете, а не на борту судна. Я был вызван во дворец принца Равелина, и на подъезде к его усадьбе у дороги из тьмы появились две каменные статуи, с такими безжалостными и пугающими выражениями лиц, что даже их холодная красота не могла смягчить тот страх, что они внушали. Но все было в прошлом, и Равелин был мертв, но, увидев эту статую у входа в обширную лагуну реки, я вновь ощутил, как в груди заворочалась змея страха.

41
{"b":"2573","o":1}