ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прибыли за знаниями

Прибыли преклониться

Из той земли

Где вы некогда правили.

Темное существо остановилось в нескольких футах перед нами. Голоса теперь лишь что-то тихо бормотали.

Джанела плеснула на пламя в горшочке из бутылочки с водой, прихваченной нами из реки Ориссы.

Вверх взметнулось пламя столь яркое, что заболели глаза. Я протер глаза, а когда отнял руки от лица, обнаружил, что существо исчезло.

Пип опустил ногу в оставшийся от существа след на песке – ступня помещалась с большим запасом.

Пип мрачно усмехнулся в свою чахлую бородку.

– В два раза больше моей ноги, – сказал он. – Я так думаю, парни, что за такую работу надо требовать двойной оплаты.

Все захохотали.

Самый высокий и молодой из братьев Сирильян оглядел Пипа сверху донизу. На это не ушло много времени.

– Может быть, ты и прав, – сказал он. – Но ведь всё,что ни возьми, больше тебя в два раза, Пип!

Где-то в джунглях взвыл зверь. Пип скривился.

– Кто-то еще бродит в зарослях, – сказал он.

Джанела не отвлекалась ни на что. Она занималась следующим заклинанием. Разложив рядом с треножником свой плащ, она выкладывала на него из своей удивительной сумки различные пузырьки и кулечки. Плащ был разложен так, что яркие магические символы воскресителей были ясно видны.

До меня вдруг дошло, что Джанела, кажется, и не обратила внимания на появление и исчезновение призрачного чудовища.

– Ты разве знала, что должно что-то случиться?

– Нет, – сказала она. – Предчувствовала. Ну а потом просто удачно догадалась, что надо сделать. Благодарение Тедейту, мы столкнулись лишь с несколькими старыми и слабыми призраками. Если бы нам встретился демон наподобие Сенака, нам бы не поздоровилось.

– Ну спасибо, успокоила, – проворчал я.

Джанела рассмеялась, исполненная юношеской дерзости и самоуверенности.

– Не бойся, – сказала она. – Я думаю, мне удастся кое-что придумать.

Она принялась крошечными мехами раздувать огонь над тлеющими угольками в горшочке. Затем насыпала туда трав, плеснула магического масла, и огонь внутри снова ожил, весело потрескивая и испуская дымок.

Любопытный она все-таки человек, подумал я и вдруг с изумлением обнаружил, что разглядываю ее гибкую фигурку и грациозные движения с интересом далеко не стариковским. Очевидно, энергия омоложения затронула не только мои волосы. Я смутился, а увидев ее озадаченный взгляд, скрыл свое смущение, поинтересовавшись, чем это она занята.

– Если мы собираемся обследовать город, – сказала она, – нам понадобится проводник.

Она смяла в комок лист бумаги и принялась приговаривать:

Могущество богов Никогда не исчезает А лишь изменяется И открывается тому Кто ищет.

Комок она бросила в огонь. Бумагу охватило пламя, а Джанела выкрикнула:

– Берегись, Искатель!

Она вскинула руки, и огонь от янтарей стал подниматься вверх, пока не запылал прямо перед ее лицом. Она дунула на него, и пламя принялось кружиться все быстрее и быстрее, как веретено у ткачихи. Затем пламя рванулось в сторону как живое. Метнувшись к лестнице, пламя охватило лозу, и та сгорела так быстро, что в мгновение ока не осталось ничего, кроме золы. Пылающий шар завис над золой словно в ожидании.

– Теперь нам надо просто идти за ним, – сказала Джанела. Она стала собирать свои колдовские аксессуары.

– И куда же? – спросил я.

Джанела встряхнула плащ. Колыхнулась стена воздуха, и мне показалось, что пахнуло весенним цветением.

– Там, в городе, где-то должно находиться место сосредоточения энергии, – сказала она. – Место, где совершались самые важные заклинания. И я должна выяснить, не осталось ли там запасов магии, которой мы могли бы воспользоваться.

Свернув плащ в скатку, она закинула его и сумку за спину.

Горящий шар подпрыгивал в воздухе, метался взад и вперед, оставляя за собой жирный дымный шлейф, и походил на нетерпеливо мечущегося щенка. Я засмеялся, видя, как он приплясывает. Джанела усмехнулась.

– Я решила не использовать фаворита. Мои учителя магии почему-то всегда прибегали к помощи этого маленького мрачного существа с клыками, когтями и в чешуе.

– Ты забыла упомянуть о его злодейских замашках и не менее отвратительном запахе, – сказал я.

– И это есть, – сказала она. – Материализованные фавориты иногда полезны, я думаю, ну а на этот раз я решила придумать нечто позабавнее.

Наши спутники тоже забавлялись зрелищем подскакивающего огня, и даже Пип стал ворчать меньше. Мы все образовали готовый к отражению атаки строй и двинулись вперед, к городу.

Огненный шар тут же рванулся вперед, пролетая над остатками мостовой, некогда широкой удобной дороги, ведущей к городу от гавани.

Можно было только догадываться, каков был здесь рынок и какие удивительные товары привозились сюда со всех краев обширной империи старейшин. Дорога вела к огромным столбам – остаткам давно исчезнувших ворот. Земля и обрушившиеся стены вокруг почернели и вспучились, словно их сжимала чья-то колоссальная сила, а потом опалило нестерпимым жаром. Наш маленький огонек помешкал, а потом взмыл над стенами.

– Я думаю, он хочет, чтобы мы взобрались здесь, а не проходили через ворота, – сказала Джанела.

И мы принялись карабкаться, соскальзывая с гладкой поверхности. Стена оказалась такой толстой, что поверху запросто мог бы проехать грузовой фургон. Вдоль стены отчетливо выделялись остатки разрушенных стратегических башен. Весь город был когда-то обнесен этой неприступной стеной. Мы взобрались, и перед нами открылись улицы, заросшие травой и кустарником, – в руинах вовсю хозяйничали джунгли. В противоположном конце города маячило какое-то строение с двумя куполами. Солнечные лучи, отражаясь от металлической кровли, ослепляли нас.

Горящий шарик поплыл к этим куполам, а мы двинулись за ним, шагая по верху стены, огибающей город.

Город оказался гигантским, с широкими проспектами, парками отдыха и общественными банями, выстроенными на местах, откуда били подземные источники. Здания возводились из крепкого камня, облицованного белым мрамором. Высокие и приземистые, вытянутые и круглые, все постройки говорили о мастерах-строителях, хорошо знавших свое дело. Тут и там виднелись сохранившиеся фрагменты стенной росписи и обломки статуй, свидетельствовавшие о стремлении живших здесь людей к изящному, о наличии прекрасного художественного вкуса. Но эти высокодуховные люди исчезли. Теперь вместо человека тут царили растения и животные. Джунгли заполонили улицы. Гигантские лианы своими коричневыми корнями и зелеными стеблями медленно разрушали мраморные фасады. Звери бродили по паркам, и с высоты стены мы наблюдали за дракой бабуинов со стаей шакалов в развалинах одной из бань.

Шрамы от боевых действий покрывали город; эти следы открывались нам, пока мы огибали по кругу город, и становилось ясно, что конец жизни здесь пришел не естественным путем. Те, кто осаждал город, сжигали дома, разрушали каменные постройки. Статуи богов и героев стояли обезглавленными. Внутри стадиона, на открытом поле, мы разглядели разбросанные человеческие кости. И судя даже по этим очень древним останкам, здесь произошла такая битва, которых мало было в истории.

Больно и страшно было смотреть на картину такого поражения старейшин при всей их мифической силе и мудрости, если только город действительно принадлежал когда-то им. Кто же был их врагом? Существуют ли они где-нибудь до сих пор? И с чем же столкнулись старейшины? С природным явлением или же с духами? И за что заплатили они такую страшную цену?

Мои размышления прервал какой-то ухающий крик, прозвучавший из заросших кустарником улиц внизу. Мы все остановились, держа оружие наготове. Второй крик ответил первому, но уже издали.

– Вон там! – сказала Джанела.

Я повернул голову и успел заметить, как в воздухе мелькнула лапа, поросшая коричневой шерстью.

– Какое-то животное, – предположил я.

43
{"b":"2573","o":1}