ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда я высказался о трате времени, на меня холодно посмотрели все, но никто не проронил ни слова. Мои спутники не нуждались в напоминании, что, кроме всех прочих трудностей, у нас за спиной и враг, который с радостью вознесет мольбу своим демонам, когда увидит, что мы застряли посреди этой грязной лужи.

Я попытался ободрить присутствующих, улыбнулся Келе и сказал:

– Кроме того, мой друг, неужели ты не обменяешь часть своей прибыли от этого путешествия на кусок поджаренной до хрустящей корочки свежей оленины?

Келе хмыкнула и хлопнула Квотерволза по спине:

– Что ж, парень, если притащишь еще и дикой мяты, то я забуду твои нападки на моряков.

Итак, было решено, что корабли будут продвигаться вперед вдоль берега по мере возможности, а Квотерволз с отрядом отправится на охоту, но что еще более важно – попытается отыскать дорогу вокруг озера.

Он пропадал пять дней, наполненных для оставшихся на судах столь каторжным и грязным трудом, что даже Келе признала: ноги – не худшее средство передвижения.

Суда продвигались на веслах, и нашим гребцам приходилось так туго, словно в качестве надсмотрщика между ними бродил некий демон, щедро одаряя их ударами черной плети. Чтобы хоть чем-то помочь гребцам, мы, насколько могли, облегчали корабли, иногда перетаскивая все товары на одно судно, временно остававшееся позади. Затем мы привязывали линями к кораблям лодки и по очереди гребли на них, помогая корабельным гребцам, напрягая все силы, чтобы перетащить корабль на несколько футов вперед. Но даже такое медленное продвижение было бы невозможным, не пользуйся мы каменными столбами, указывающими фарватер. К некоторым столбам привязывался линь, пропускался через систему блоков, и люди налегали на лебедку, подтягивая судно к цели. Воздух наполняли стоны и проклятия, хрустели суставы и рвались сухожилия, но мы тянули или гребли. А когда судно доползало до очередного столба, все приходилось делать заново – переносить грузы, протаскивать следующее судно через заиленный фарватер.

Когда же наступало блаженное время отдыха, мы падали на палубу, настолько вымотанные, что даже не в силах были отодрать от себя пиявок, живущих в этой грязи и, должно быть, целую вечность моливших своих пиявочных богов о ниспослании им такого пиршества в нашем лице. Когда они крепко присасывались, избавиться от этих тварей можно было только присыпая их солью или прижигая горящими лучинами.

Иногда, но очень редко, мы выходили на глубокое место, и тогда паруса и весла легко несли нас милю или чуть больше. Затем грязное дно поднималось и объявляло о своем появлении резким торможением, заставлявшим нас проклинать наших матерей, родивших столь несчастных детей, и мы вновь садились грести или вцеплялись в рукояти лебедки, чтобы тащить эти горы дерева по грязи.

Пятый день выдался отвратительно серым, с дождем, в добавление к нашим несчастьям. Мы работали все утро, а небо становилось все пасмурнее, и дождь поливал все хлеще, но к полудню мы воспряли духом, когда фарватер немного углубился, позволяя проводить корабли хоть и медленно, но не с таким каторжным трудом.

Грязевые залежи тянулись повсюду, а вскоре показались и первые грязевые острова, некоторые из них поднимались в высоту футов на двенадцать. Я не знал, таится ли там какая-нибудь опасность, и лишь вспомнил, что видел подобные кучи в одной далекой стране. Так там на этих островах жили огромные колонии мелких жучков, для которых эта грязь, очевидно, была питательной. Вскоре таких островков насчитывалось уже сотни, при этом в них зачастую булькала жидкость, вздымаясь и опадая, а некоторые ритмично пульсировали, словно дышали.

«Ибис» проходил по фарватеру вблизи такого холмика, и, когда я склонился над бортом, чтобы получше его рассмотреть, оттуда взвилась большая плоская ромбовидная голова угрожающе шипящего чудовища. Голова держалась на жирном плотном теле, была белой, с единственным глазом-бусинкой черного цвета. Четыре острых, яростно щелкающих жвала образовывали крапчато-розовый рот. От неожиданности и испуга я отскочил назад, и вовремя – существо откинуло голову и выпустило струю вонючей желтой жидкости, попавшей на леер и палубу. Дерево обуглилось и задымилось, и тут же послышался крик боли, когда следующая струя угодила в раздетого матроса. Он схватился за обнаженную грудь, покрасневшую, как от ожога, упал на палубу и скорчился от боли.

Выпущенная лучником стрела вонзилась твари в голову. Тварь булькнула и мгновенно скрылась в своем грязном логове.

Фарватер впереди явно расширялся, образовывая широкий плес. Я крикнул Келе, чтобы она поспешила, и приказал сигнальщику передать на другие суда, чтобы те тоже не мешкали. Тут же впередсмотрящий издал предупредительный крик, который подхватили все, заметившие угрозу.

Тысячи этих существ, извиваясь, двинулись на нас. В длину они не превосходили ребенка, но, увы, имели отнюдь не детские невинные намерения. Строением серо-коричневого блестящего тела они напоминали какого-нибудь садового слизня, но у них еще имелось по десятку коротких ножек с ластами, что позволяло им передвигаться по грязи с пугающей скоростью.

Двадцать, если не больше, опасных тварей уже добрались до фарватера и по воде устремились к кораблям. Они оказались настолько проворными, что запросто запрыгивали на борт, вылетая из воды, словно выпущенные из катапульты, и поливая нас своей обжигающей струей. Две из них плюхнулись рядом со мной на палубу, и одну я разрубил пополам саблей, но не успел развернуться к другой, как мой бок обожгло липкой желтой жидкостью.

Я закричал от боли, а Отави прикончил эту тварь топором, но тут же и сам заорал, получив струю от другого хищника прямо в лицо. Чонс пригвоздил одну тварь копьем к палубе, но она и в таком виде продолжала дергаться, пытаясь добраться до него, пока подоспевшая Джанела не отхватила ей голову. Митрайк, уже доказавший, что является недюжинным бойцом, размахивая саблей, косил головы появляющихся рядом тварей, как траву. По всему кораблю разносились крики, ругань и вопли моряков, очищающих палубу от нашествия. Я уже успел оправиться настолько, что разрубил еще одного нападавшего, и он упал за борт, где пятеро подобных существ тут же набросились и сожрали его. Каждая убитая и сброшенная за борт тварь подвергалась нападению своих сородичей. Вероятно, только это и спасло нас – хищники слишком отвлекались. Палуба превратилась в каток от дождя и скользких тел, и нам уже с трудом удавалось удерживать равновесие как на ногах, так и в мозгах.

«Ибис» вырвался из узкого фарватера и вошел в обширное водное пространство. Позади наши товарищи продолжали сражаться, пробиваясь вперед. Я видел, как полетел за борт один человек с тварью, вцепившейся ему в горло. К нему было бросились на помощь, но отскочили назад под струями ядовитой жидкости.

Человек страшно кричал, и, перед тем как смолкнуть, мне показалось, он выкрикнул мое имя.

Наконец все три корабля вырвались на свободное пространство, но опасность не миновала. Твари лишь на мгновение замешкались на краю открытой воды, затем вновь бросились на нас, окружая суда плотным полукольцом слизистых тел. Они плавали, как нелетающие птицы замерзающих южных морей, ныряя под воду, стремительно выпрыгивая и летя по воздуху до следующего нырка.

И тут Джанела с трудом подтащила к борту пустую бочку из-под масла. Она надрезала ножом свою руку, и в бочку закапала кровь. Я напрягся, когда она внезапно подскочила с ножом ко мне и мигом отхватила прядь моих волос. Она быстренько запихала волосы в мешочек на длинной веревке. И стала раскручивать мешочек над головой, приговаривая:

Демон Мечтатель

Спящий в глубине

Пробудись на мой зов

Демон Мечтатель

Услышь мою мольбу

Проснись

Проснись

Мешочек охватило пламя, и Джанела опустила его в бочонок. Загорелись остатки масла, и вскоре пламя стало довольно высоким.

Джанела крикнула, чтобы я помог ей, и взялась за бочонок.

60
{"b":"2573","o":1}