ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы вдвоем подняли бочонок – жар от него был почти непереносим – и сбросили за борт.

Я успел даже удивиться: несмотря на такую температуру, руки мои остались неповрежденными; но тут раздался немыслимый вопль, словно исходящий из недр земли, и поверхность воды запенилась и закипела.

Бочонок взорвался, а нас отшвырнуло на противоположный борт.

Из глубин поднялся огромный демон, подобного которому мне еще не доводилось видеть. У него были формы женщины – пышные, как у куртизанки, но покрытые чешуей ящера. С головы свисали длинные намокшие волосы грязно-зеленого цвета. Пасть ведьмы украшали длинные острые зубы. На длинных руках, состоящих, как у скелета, из одних костей, торчали острые когти.

Демоница огляделась, блестя черными глазами, отливающими желтизной. Страх охватил меня, когда взгляд этих глаз упал на меня, но он скользнул дальше и наконец остановился на массе плывущих слизнеподобных.

Она издала еще один вопль – такой громкий, что и спустя несколько часов он звенел у меня в ушах, приводя в трепет, – и устремилась на тварей. Те изменили курс и бросились к ней.

Демоница издавала булькающие радостные звуки, загребая слизняков полными пригоршнями. Давясь, она заглатывала их одного за другим. Слизняки, нисколько не страшась, брали демона в кольцо. Вскоре она вся была покрыта ими и даже вскрикивала от боли, когда этим тварям удавалось прогрызть ее чешую, но продолжала загребать их и глотать.

Мы представляли из себя невольных зрителей чуть дольше, чем следовало бы. Но битва не выявила явного победителя, поскольку демоница с налипшими на нее слизняками в конце концов погрузилась под воду. Но и тогда, когда мы уже оправились от схватки и, взявшись за весла, бросились наутек, поверхность продолжала кипеть.

Наконец мы решили, что находимся достаточно далеко, и остановились передохнуть. Дождь прекратился, а появившееся солнце добавило нам сил и отваги соскрести с палуб все это дерьмо, Джанела же смазала целебной мазью наши ожоги от яда этих тварей.

Я помогал ей перевязать Отави, который едва не ослеп, причем воскресительница отметила, что его угрюмая внешность нисколько не пострадает от лишнего шрама. И тут раздался крик впередсмотрящего, увидевшего сигналы с берега от отряда Квотерволза. Отряд охотников возвращался, и, судя по поклаже, дела у них обстояли хорошо. Когда мы приняли их на борт, первое, что спросила Келе:

– Так ты отыскал подходящую дорогу? Квотерволз покачал головой.

– И следа не видел, – сказал он. – Леса такие густые, что мы не один месяц будем добираться до нашей цели. Дичи там, правда, полно.

– Как жаль, – сказала Келе. Квотерволз изумленно посмотрел на нее. – А я-то здесь молилась, чтобы мы наконец выбрались из этого проклятого озера.

Квотерволзу в его поисках пришлось одолеть немало трудных лиг и испытать опасности.

– Нам просто повезло, моя госпожа, – сказал он Джанеле, – что вы предусмотрительно подготовили нас ко всему.

Перед уходом его отряда Джанела сотворила защищающее заклинание над каждым, дунула в лицо каждому костяной пылью и раздала по колечку, свитому из шерсти обезьян, известных своей способностью легко продвигаться по лесу незамеченными.

– Я не могу вас сделать невидимыми, – сказала она охотникам, – но если вы проявите осторожность, то я помогу вам оставаться почти незаметными. От вас будет исходить аура какого-нибудь безвредного, но и несъедобного существа, к тому же у вас будет вид придурков, так что любой оказавшийся рядом демон или колдун не сочтет вас достойными его внимания.

– Итак, что вы там обнаружили? – спросил я Квотерволза. Он помрачнел.

– Много чего, мой господин, – сказал он. – И, если бы не заклинание госпожи Серый Плащ, не стоять бы мне тут перед вами.

Квотерволз сначала решил заняться поиском пути, а поохотиться потом.

– Первые два дня и две ночи прошли хорошо, мой господин, – поведал он. – Хотя мы и не нашли дороги, определенно ведущей в Королевства Ночи, но частенько встречались звериные тропы, а дичь так и мелькала вокруг. – Он покачал головой. – Я еще никогда не видел такого леса. Деревья такие высокие и толстые, что под ними внизу весь день чуть ли не темная ночь стоит. В этом полумраке некоторые растения даже излучают собственный свет – особенно грибы, подобные тем, что применяют колдуны. Эти здоровенные грибы переливаются красным и голубым, и попробуй их только тронь – издают отвратительнейший запах. Некоторые из них предпочитают питаться мясом, а не водой и землей. Я сам видел, как один такой гриб поймал зверюшку типа кролика. Бедняжка подошел слишком близко, и этот гриб раскрылся, как зонтик, показав зубы и красную волосатую глотку. Он ухватил добычу быстрее, чем я об этом рассказываю, и вновь превратился в невинный гриб.

Квотерволз далее поведал о деревьях, имеющих плоды не на ветвях, а прямо на стволе.

– Противное зрелище, – сказал он. – Плоды большие и ядовито-зеленые. Так что деревья похожи на заболевших чумой и покрытых волдырями. И никогда мне не доводилось видеть столько летучих мышей. Днем висят на ветках, словно растут на них, а вечером вылетают охотиться. Питаются они плодами тех самых чумных деревьев, поэтому я не беспокоился, что они нападут на нас. Тем не менее вид у них такой, что по коже мурашки.

Он содрогнулся от воспоминания.

– Тем более что спали они как раз на таких деревьях, которые и мы выбирали для ночевки, как самые безопасные места. В том лесу вообще, мне показалось, водятся все хищники, какие только возможны. Однажды мы увидели тигра, но он не обратил на нас внимания. Благодаря заклинанию госпожи Серый Плащ он проигнорировал нас, глянув лишь мельком, и прошествовал дальше. Видели мы и парочку медведей размером с дом, не меньше. Конечно, мы понервничали – вдруг они поднимут головы да и посмотрят на деревья? Но страшнее всех оказался зверь, похожий на ящера, но покрытый мехом. Он иногда вставал на задние лапы в поисках жертвы. Но больше всего ему, слава Тедейту, нравились кролики. Увидев такого кролика, хищник поднимал неистовый визг. В жилах застывала кровь, и мы просто цепенели. Хорошо, что мы были крепко привязаны к дереву. Кролик при этом так просто застывал на месте, как каменный, и ящер съедал его без всяких проблем.

Келе фыркнула:

– Ну пока в твоей истории есть только приятная прогулка в лес, не знаю уж, что там дальше будет…

Квотерволз кивнул. Он уже был наслышан о наших подвигах и был потрясен выпавшей нам долей.

– Это правда, – сказал он. – Все происходящее нас почти не задевало. Мы даже со временем привыкли. Но все изменилось на третий день. В то утро мы слезли с дерева, умылись, позавтракали и стали обсуждать планы на день, когда все началось. Послышался звук, словно заиграл горн. Громче него, наверное, звучали только трубы, которыми боги пробудили нас к жизни из ничтожества. Звуки обрушивались как удары грома. Поднялся ветер, настоящий ураган. Первый звук чуть не сбил нас с ног и засыпал ветвями и листьями. Второй оказался еще сильнее. Так что дрожь прохватывала до костей. Но ветер был не столь свиреп. А третий призывный звук – а именно таким я его и считал – оказался… мягче, что ли. Он прозвучал почти музыкально. Он как-то воздействовал на нас. Заставлял чувствовать себя лучше. И заставлял думать, что будешь чувствовать себя еще лучше, если подойдешь послушать поближе.

Джанела сузила глаза. Видимо, она о чем-то догадалась.

– Мое заклинание должно было защитить вас от этого, – сказала она.

Квотерволз кивнул.

– Так и случилось, моя госпожа, – сказал он. – Звук вовсе и не внушал нам, что мы должныидти. Он как бы… говорил… что это было бы хорошо…

Он посмотрел на меня.

– Моя мамаша родила не дурака, мой господин, – сказал он. – И я сразу сообразил, что мы имеем дело с колдовством. Я поговорил с другими, и они сказали то же самое. Мы обсуждали этот вопрос больше часа, и все это время горн играл. Мы уже почти решили, что будем возвращаться, поохотимся по дороге и расскажем, что видели. Но в конце концов подумали, что вам захочется узнать обо всем подробнее. Наш долг как разведчиков все-таки все видеть собственными глазами, и нам надо было подобраться по возможности ближе к месту событий.

61
{"b":"2573","o":1}