ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я постарался успокоиться. Мы оба рассмеялись, чтобы скрыть смущение. Впереди был перевал. Впереди была Тирения. Впереди лежали Королевства Ночи.

Мы двинулись дальше. Горы, поросшие мелким кустарником и искривленными соснами, становились все круче. Дорога шла все время на восток. Реки, превратившиеся в стремительные горные потоки, уже не пересекали ее, шумя внизу, в ущельях, в которые солнце заглядывало лишь на несколько минут. Меня восхитило искусство древних строителей, с легкостью создававших великолепные мосты вне зависимости от того, как велик пролет – несколько ярдов или полмили. Все мосты были построены без промежуточных опор. Казалось, эти мосты простоят еще вечность, непонятно как, но даже самые длинные из них производили очень надежное впечатление, хотя мы все же не испытывали судьбу и пересекали их небольшими группами и по возможности побыстрее.

Вскоре горы стали так круты, что дорога утратила свою былую прямоту и теперь стала виться серпантином, но продолжая подниматься все выше. И вдруг, перебравшись через очередной перевал, мы обнаружили, что дорога кончилась.

Мост был обрушен, и путь наш преградила пропасть шириною футов в тридцать и глубиною футов в четыреста.

Послышались ругательства и разочарованные возгласы, сменившиеся общей тревогой по поводу того, что мы в ловушке.

Не роптали лишь Квотерволз и некоторые из бывших пограничников. И теперь наша судьба была в их руках. Я даже сразу не сообразил, чем занялся Квотерволз. Он достал из своего вещевого мешка небольшой сверток. В свертке оказались прямые деревянные дощечки и короткие обрезки веревки толщиною в дюйм. Один такой обрезок и две дощечки он протянул Джанеле.

– Нам нужна «небольшая часть великого заклинания», моя госпожа, – сказал он. – Я знаю слова и даже научился правильно произносить их, когда служил пограничником. Но заклинание будет все же посильнее, если вы удостоите нас чести произнести его.

Джанела улыбнулась.

– Мне знакомо это заклинание, – сказала она. – И я с радостью помогу вам.

Он подал ей еще две дощечки и несколько обрезков веревки.

– Это больше, чем нам нужно, но пусть будет безопаснее. – Он полез в мешок еще за чем-то. – Слишком уж я стар для таких упражнений, – добавил Квотерволз.

Но на губах горца появилась широкая улыбка, когда он достал аккуратно свернутый моток веревки для скалолазания, сплетенной из хлопка и шелка и на вид слишком слабой, чтобы выдержать вес человека. Однако я знал, что такую веревку обрабатывают специальным укрепляющим заклинанием и на ней спокойно могут повиснуть три человека. Квотерволз закинул моток на плечо, закрепив его конец на поясе, скинул сапоги, привязал к поясу также мешочек с необходимым снаряжением: стальными клиньями с дырками в торцах и веревочными петлями, молотком, небольшими кошками, несколькими веревочными концами и небольшим узелком для заклинания.

– Я пошел, – объявил он и без лишних слов шагнул к обрыву. Мы собрались на краю и стали наблюдать, как он ловко опускается вниз, уверенно, словно скальная ящерица, и это завораживающее зрелище не внушало никому опасений за жизнь Квотерволза.

Как ни интересно было наблюдать за его спуском, но меня заинтересовала и работа Джанелы. Я не раз видел, как из таких вот дощечек вырастали целые корабли, а обрывки веревки формировались в крепкий трос.

Каждой дощечкой она взмахнула определенным образом, делая заклинание. То же самое сделала она и с обрезками веревки.

– Это необычный метод, – пояснила она, – однако он требует меньше хлопот при небольшом количестве требуемого материала.

Она достала из сумки кусочек красного мела и пометила символом каждый кусочек дерева и каждую веревочку. Потом Джанела разложила эти предметы на земле на расстоянии трех футов друг от друга.

– Встань подальше, – предупредила она и начала колдовство. При этом рукой она делала те же движения, что и с дощечками.

Слушайте

Были вы детками

А станете большими

Вырастете

Вытянетесь далеко

Станете длинными

Как ваши отцы

Вот какими длинными.

Хоть я и знал, что должно произойти, но все равно не сводил глаз с начавшегося превращения. Вскоре на дороге лежали веревочные бухты и два прочных гладких бревна с надпилами на концах из той крепкой сосны, что идет на мачты, фут в диаметре и футов пять в длину.

Бывшие пограничники занялись связыванием бревен в X-образную конструкцию, которую затем подтащили поближе к пропасти, поставили вертикально и стали закреплять. Один из них усмехнулся и сказал:

– Гораздо лучше так, нежели тащить столбы от того места, где я последний раз видел деревья, а было это, кажется, пару дней назад.

Митрайк выглядел встревоженным, и я успокоил его, сказав, что сзади мы оставили предупреждающие заклинания и они дадут нам знать, когда появится отряд Клигуса.

– Не это меня тревожит, мой господин, – сказал он. – А сама дорога и ее строители. Пахнет тут работой демонов.

Джанела, усмехнувшись, посмотрела на него.

– Не волнуйся, – сказала она. – Если здесь и работала магия, то было это еще до того, как прадед твоего прадеда увидел свет.

– И тем не менее я чувствую их присутствие.

– А я и не знала, что ты обладаешь такими способностями, – сказала Джанела. – Ты не говорил о них прежде.

Митрайк взглянул на нее с плохо скрытым высокомерием. Но тут же он вновь принял смиренный вид.

– Увы, моя госпожа, – сказал он. – Это лишь старые косточки Митрайка что-то ощущают.

Я почувствовал, что он лжет. И я не сомневался, что он чего-то боится. Но вот чего именно?

– Он спустился, – сказал кто-то, и пришлось отложить разбор этой ситуации.

Мы все сгрудились у края, глядя вниз.

Квотерволз добрался до основания утеса и теперь переходил вброд небольшую речку. У нас дважды перехватывало дыхание, когда его чуть не снесло стремительным течением. Но он перебрался и начал карабкаться вверх.

Там подъем оказался посложнее, камни были менее надежны, чем на нашей стороне, и ему приходилось страховать себя для безопасности и иногда останавливаться передохнуть. Однажды он сорвался, и мы с ужасом наблюдали, как он пролетел футов восемь, прежде чем веревка натянулась и задержала его. Вскоре он оказался перед совершенно гладкой поверхностью скалы. Не теряя присутствия духа, мгновенно отыскал все же какую-то щелочку и закрепил там клин. Вбил другой повыше, привязал к нему веревку и продолжил подъем.

Наблюдая на работой Квотерволза, я понял, что его мастерство – плод упорных тренировок. И плюс великолепная физическая форма. Без видимых усилий он поднимал ногу на уровень пояса, находил выступ, цеплялся вытянутой вверх рукой за невидимую отсюда трещинку и делал очередной шаг по вертикали. Он походил на паука, спокойно ползущего по стене комнаты.

Так довольно быстро он добрался до верха. По виду он даже не запыхался. Он привязал кошку к концу длинной свернутой веревки, которую притащил с собой, и раскрутил конец изо всех сил, так что видно было лишь размытый круг. Улучив мгновение, он запустил кошку на нашу сторону. И она упала точно у ног бывшего пограничника Леву, который тут же схватил ее, не давая соскользнуть с края. Квотерволз довольно улыбнулся.

Леву надежно закрепил кошку с веревкой, и Квотерволз сделал то же самое. Леву поднял к небу скрещенные пальцы, пробормотал молитву и, подобно обезьяне, заскользил по веревке, зацепившись ногами и перебирая руками. За ним последовали еще двое.

Квотерволз, не обращая на них ни малейшего внимания, всем видом показывая, что его парни в страховке не нуждаются, начал раскладывать собственные деревянные палочки и веревку. Он посыпал их землей из мешочка, произнес заклинание, которое выучил еще в пограничном отряде, и они стали увеличиваться. Я заметил, что его предметы росли медленнее, нежели у Джанелы. Интересно, чем это объяснить – тем, что ее заклинание лучше, или тем, что настоящий воскреситель обладает большей мощью, нежели простой человек, которому просто разрешено пользоваться определенными заклинаниями, как это у нас водилось среди старших офицеров в армии? Скорее всего, второе.

75
{"b":"2573","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Диссонанс
Спецназ князя Святослава
Подсказчик
Француженка. Секреты неотразимого стиля
Рожденная быть ведьмой
Телепорт
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
Левиафан
Инженер. Золотые погоны