ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через день на горизонте мы увидели еще двух больших животных, идущих вслед за нами. Это оказались два волка чудовищной величины. Они были огромными, гораздо больше обычных, хотя я, надо заметить, видел волков и побольше, те охраняли замок принца Равелина и имели в холке по десять футов, в их темных глазах была злоба, а острые клыки обещали смерть. Я сказал всем, чтобы были повнимательнее. Волки относятся к наиболее смышленым врагам человека и никогда не нападают на того, кто хорошо вооружен и находится начеку. Но мы не знали, относится ли это к подобным жутким созданиям.

По дороге мы несколько раз видели миражи. Однажды показалось огромное, широко раскинувшееся озеро с кораблями и островами. Оно отодвигалось по мере нашего приближения, и, когда мы наконец дошли до того места, где должно быть озеро, стало ясно, что за далекие корабли мы приняли мирно пасущихся длиннорогих мохнатых быков.

Те горы, к которым мы направлялись, иногда появлялись в небе в перевернутом виде.

Иным оказался третий мираж. Как-то в полдень мы увидели великолепный город со шпилями и позолоченными крышами. Мы недоумевали: может быть, хоть это реальность, которая раньше скрывалась в дымке? Но вскоре мы поняли, что и она отодвигается по мере нашего приближения. Детальность изображения была поразительной. Довольно странно, но мираж держался весь день. Все ожидали, что с сумерками он исчезнет, но этого не произошло.

Потом мы отвлеклись, пока готовили ужин и разводили костры. Когда же совсем стемнело, я бросил взгляд в том направлении. Казалось, в десяти или двадцати лигах от нас по-прежнему стоял город, освещенный огнями, с сияющими шпилями. Я не слышал, чтобы иллюзия держалась так долго, да еще и освещалась сама собой. Все смотрели на эту картину затаив дыхание, разговаривая вполголоса. А около полуночи мираж исчез, и больше мы его не видели.

Четыре дня спустя нам повстречались в этих местах первые люди. И, благодарение Тедейту, не они заметили нас первыми.

Местность становилась все более пересеченной, с оврагами и расщелинами, с небольшими холмами. Поэтому двигаться приходилось медленнее и с большими предосторожностями, чем раньше. Один из выдвинутых вперед разведчиков подал сигнал, и мы остановились. Квотерволз пошел выяснить, что случилось. Он вернулся и доложил, что обнаружены следы, ведущие к той самой дороге, параллельно которой мы двигались, и находящейся к югу от нас.

– И не просто следы, – сказал Квотерволз, – почти торная тропа. Почва утоптана, трава выбита и выщипана до корней по обе стороны тропы. Скорее всего, караванный путь. Есть старый, высохший помет животных. Думаю, что последний караван прошел там несколько недель назад, если не раньше. Трудно сказать точнее, поскольку я не знаю, когда здесь последний раз шел дождь.

Мы двинулись дальше, пересекли эту тропу и продолжили свое путешествие на восток. Караванная дорога через какое-то время тоже повернула на восток.

Последовало очередное предупреждение от разведчиков – двойной свист, означающий опасность. Мы тут же затаились в кустах и оврагах и вновь выслали Квотерволза выяснить, в чем дело. Но он еще не вернулся, а я уже понял, чем вызвана тревога.

Навстречу нам шел караван. Небольшой, из двух или трех дюжин лошадей, и он пока находился достаточно далеко. Мы отошли подальше от тропы, тщательно замаскировались и стали ждать. Тут нас не могли заметить проезжающие путешественники. Имея в этих землях еще неведомого врага, нам резонно было не демонстрировать своего присутствия.

Они подошли ближе, и я разглядел их получше. Караван был невелик, и, судя по всему, хорошей торговлей здесь и не пахло. Хотя, может быть, они несли грузы большой ценности и малого объема, такие, например, как ювелирные изделия или пряности. Впереди ехал тяжело вооруженный авангард из шести всадников, а за ними шли вьючные лошади и арьергардная охрана. Я отметил четырех богато одетых людей, по-видимому хозяев.

И вдруг мое чудесным образом обострившееся зрение позволило мне разглядеть еще кое-что. По другую сторону от караванной тропы в кустах прятался какой-то человек. Он тоже наблюдал за приближающимися путешественниками. Он был вооружен. Квотерволз следил за караваном и даже загордился собой, что заметил эту засаду раньше профессионального пограничника и разведчика. Я указал Квотерволзу на кустарник, где прятался вооруженный человек.

– Пятеро… нет, десятеро разбойников, если не больше, – прошептал Квотерволз.

Он посмотрел на меня в ожидании того, что я решу, и, пока я медлил, подсказал:

– Подождем, чем закончится схватка, да, господин Антеро? Соблюдем нейтралитет?

Я нахмурился.

– У нас своих проблем хватает здесь, – попытался он отстоять свою точку зрения. – Если мы ввяжемся в драку на чьей-нибудь стороне, не зная реальной ситуации, как бы нам не нажить могущественных врагов. Мы даже не знаем, являются ли эти караванщики вашими коллегами, торговцами…

– Нет, – сказал я тихо. – Теперь мывыступим в роли тигрицы, посылающей честным людям предупреждение.

Квотерволз, конечно, занимался провоцированием – ведь он знал меня достаточно хорошо и понимал, что я не буду сидеть сложа руки и просто наблюдать за происходящим. Да и можно ли спокойно смотреть, как этих мирных торговцев сейчас будут убивать на моих глазах? Нет, слишком часто нападали на меня из засад, слишком много потерял я прекрасных товарищей, чтобы помышлять о чем-то ином по отношению к этим головорезам, кроме высокого дерева и веревки вокруг их шеи.

Квотерволз издал звук, похожий на свист охотящегося ящера, и все мои люди скинули поклажу и приготовили оружие. Джанела посмотрела на меня вопросительно, затем усмехнулась, пожала плечами. Боги никогда не бывают милостивы к тем, кто занят только собой, а если и бывают, что это за боги?

– Они нападут минуты через четыре, – сказал Квотерволз.

– Судя по всему, я имею дело с человеком, который знает о дорожных грабежах больше меня, – сказал я. – Так, может быть, ты дашь предупредительный сигнал до того, как они нападут?

Квотерволз с улыбкой кивнул и достал из своего вещевого мешка кусок тряпки, обмотал ее вокруг стрелы, что-то пошептал над ней, высек кремнем искры, и тряпка загорелась. Наложив стрелу на лук, он выпустил ее высоко в небо.

Стрела, оставляя дымный след, пролетела над дорогой, над головами караванщиков и упала в те кусты, где была устроена засада.

Лошади встали на дыбы, послышались крики, предупрежденные охранники схватились за оружие, а через минуту разбойники бросились в атаку. Они выпустили залп стрел, стремясь не столько поразить насмерть караванщиков, сколько внести сумятицу, а следом вылетел отряд верховых, человек тридцать, вопящих и улюлюкающих. Эти разбойники неслись во весь опор, выставив дротики в намерении в несколько минут разделаться с путешественниками.

Но стрела Квотерволза, а за ней и другие наши стрелы расстроили планы злодеев. И вот уже несколько разбойничьих лошадей помчались с пустыми седлами.

Квотерволз скомандовал, и мы ударили разбойникам в тыл. Увидев нас, они перегруппировались. Теперь они оказались между двух огней.

Однако этих степняков нельзя было назвать неопытными бойцами. Их вид был более чем решительным, и они повернули против нас.

– Убивайте их лошадей! – закричал я, зная, что вне седла такие воины чувствуют себя не очень уверенно.

Стрелы полетели в лошадей, те падали, придавливая всадников.

– Вперед! – закричал Квотерволз, и мы сблизились с ними.

Передо мной поднялся упавший с лошади разбойник в грязной тунике, скрывающей кольчугу. Он парировал мой выпад, и мы сошлись эфес в эфес, но я толкнул его, изо всех сил ударил ногой в живот, и он упал на спину. И не успел снова вскочить, как моя сабля уже вошла ему в бок.

Отави без устали размахивал топором, неприступный, как те быки, которых мы видели. К нему подскочил небольшой человечек, размахивая шипастым шаром на цепи. Отави придержал топор, подождал, пока цепь обмотается вокруг рукояти, дернул топор, вырывая оружие из рук бандита, и тут же опустил острие топора ему на голову.

81
{"b":"2573","o":1}