ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И все пропало, остались лишь ветер, колышущиеся травы да равнины без края.

Мы с Джанелой долго смотрели в глаза друг другу. Я первым нарушил молчание.

– Итак, мы зализываем наши раны, да? Может быть, ты сотворила какое-то заклинание, когда мы уходили от дороги, и забыла о нем? Может быть, этим объясняются подобные странные намеки на бродящую тут кучку недостойных ориссиан, зализывающих раны?

– Может быть.

– Ты просто прелесть. Сначала демон, теперь это происшествие. – Я задумался. – Когда я впервые встретил Модина, мне показалось, что он маг, равный по могуществу принцу Равелину. Я ошибался?

– Я сомневаюсь, что он столь смертельно опасен, как Равелин. Все-таки он не является наследником королевской крови и не прошел через те десятки кровавых бань, с помощью которых Равелин усиливал свое темное могущество. Возможно, именно поэтому-то Модин и возжелал взять меня… в союзники. Но возможно, он и былмогуществен. А оказавшись в этих краях, где действуют следы поистине великой магии, – сказала она, показывая рукой в сторону гор, где лежала Тирения, – он потерял часть своей силы. Может быть, это присутствующее нечто и помогло нам.

– А может быть, мы просто уже привыкли к тому, что в качестве врагов нам противостоят выдающиеся маги, – сказал я.

– Боюсь, что тут ты по-настоящему прав. – Джанела перестала улыбаться. – И не следует пренебрежительно обращаться сМодином. Он таков, каков есть, и не отступится, преследуя нас до самых ворот Тирении. Нельзя забывать и о его войске.

Я кивнул, но ничего не сказал, поскольку в этот момент заворочался Квотерволз, открыл глаза и сел.

– Вы встали в такую рань. Уж не понос ли прохватил? – сказал он удивленно. – Прошу прощения, госпожа, но я и не видел, что вы тоже не спите.

Мы не стали ему рассказывать о визите мага. Занимаясь же сбором в дорогу, я вдруг ощутил странный припадок веселья. То ли оттого, что вышел победителем в словесной перепалке с Модином, то ли оттого, что окончательно убедился в слабости Клигуса.

И я понял, что, сколько бы солдат ни было у Модина и Клигуса, им не одолеть нас. И совсем развеселился.

Разумеется, мое благодушие было не к добру.

После полудня того же дня мы увидели ужасного огромного волка. Он рысцой приближался с юга, прямиком к нам, словно спеша на наш зов, затем, не доходя пары сотен ярдов, повернул, замедлил ход и не спеша двинулся параллельным нам курсом. Мы насторожились.

Волки, как правило, охотятся стаей; волчицы в период кормления щенков молоком ходят за добычей в одиночку, стараясь далеко не удаляться от гнезда. Как и все хищники, волки предпочитают слабых или одиноких зверей, избегая схватки с животным, полным сил.

Достойных врагов у них мало. Равные по силе хищники обычно уважают друг друга. Единственным исключением – врагом, опасным для волков, – является человек, и волки чувствуют это, используя любую возможность прикончить своего двуногого недруга. Бывает, что фермер выходит в поле и больше его никто никогда не видит, а находят лишь мотыгу; без следа исчезают человек, его лошадь и даже кожаная упряжь. Нападают они и на стоящие на отшибе дома, поджидая, пока хозяин уйдет, а потом вышибают дверь или окно и набрасываются на женщин и детей.

Но даже в этой извечной ненависти к человеку они не теряют головы. Они издалека мгновенно распознают вооруженного человека и скрываются. Никогда, даже стаей, они не нападут на группу вооруженных людей, но будут бежать невдалеке, как за стадом лосей, в надежде, что кто-нибудь отстанет.

Это единственное животное, вгоняющее меня в трепет. Возможно, теперь он с этим намерением и появился около нас. Следовало ждать остальных.

Обычно мы начинали разбивать лагерь где-то за час до наступления сумерек, чтобы успеть разжечь костер и приготовить пищу, не высвечиваясь особенно в темноте. На этот раз я приказал Квотерволзу не останавливаться, пока не найдем местечко более безопасное, чем прежние стоянки, и поддерживать огонь всю ночь.

Тедейт смилостивился, нам повезло, и мы наткнулись на небольшую, но бурную речку. На берегу возвышался холм с плоской вершиной – замечательная оборонительная позиция, о которой приходилось только мечтать.

Когда мы освободились от поклажи, я спросил, каково мнение Квотерволза об этой позиции. Он огляделся и высказал несколько критических замечаний. В военных условиях он бы распорядился вырубить кусты вдоль реки, чтобы не закрывали вид. И добавил, что если бы был богом, то вон тот небольшой островок он бы сдвинул дальше от нас вниз по реке, дабы неприятель не воспользовался им как плацдармом.

Моя сестра Рали всегда утверждала, что солдатское чутье относительно ожидающей их судьбы часто оставляет желать много лучшего. Этот островок спас нам жизни.

Мы едва успели разместиться, как караульные доложили о появлении еще двух гигантских волков. Они взялись словно ниоткуда, сообщил часовой, – только что не было, и вдруг есть. Решив, что эти звери просто еще не знакомы с многочисленными человеческими талантами, я послал одного Сирильяна попытаться подстрелить их из самого мощного нашего лука. Но не успел он приблизиться, как звери развернулись и потрусили прочь, оказавшись за линией досягаемости стрелы, и оттуда продолжили следить за нами.

Квотерволз добился своего, и кустарник по берегам реки вырубили. Со всех сторон над степью зазвучали ответные воющие звуки. Нас окружали.

Мне было уже не до Клигуса с Модином – иной враг оказался ближе; поэтому я приказал разводить костры, связывать в пучки ветки кустарника и готовить факелы.

Мы ждали. Волки тоже.

Тянулась ночь.

Перед рассветом, когда людей одного за другим сморил сон, волки бросились в атаку. Мне не доводилось слышать о столь дерзком поведении волков, но, возможно, эти чудовища были более свирепыми, чем их обычные сородичи.

Выскочив из темноты, они бросились на нас с двух сторон. Я ожидал, что это может произойти на рассвете, и потому бодрствовал в полном боевом снаряжении, а на часах стояли наши лучшие воины. Среди них был один из братьев Сирильян. Как опытный охотник, он вел наблюдение, распластавшись на земле, и потому в состоянии был разглядеть движущийся силуэт даже на фоне темного неба. Вероятно, первый волк, бросившийся в атаку, не заметил его. Справиться с собакой или волком сравнительно несложно. Даешь ему ухватить себя за руку, а другой рукой ножом взрезаешь ему глотку или брюхо; или же, если ты безоружен, швыряешь его на землю, стараясь свернуть ему хребет или задушить. Но только не в том случае, когда этот волк размером с лошадь. Когда волк прыгнул, Сирильян, просто перевернувшись на земле на спину, выставил вверх саблю, и зверь сам, под действием инерции движения, распорол себе брюхо.

Волк взвыл, и ему эхом отозвались голоса бросившейся на нас стаи. Послышался нестройный хор кликов и завываний, заблестели в полумраке клинки, вспыхнули факелы, и в лагере разгорелась битва клинков и клыков.

Несколько ориссиан пало с разорванными глотками, но звери понесли больше потерь. Нам удалось отбить первую атаку. Волки отступили, и это дало нам преимущество, потому что мы сразу же схватились за луки и осыпали зверей градом стрел. Отави рванулся вперед и с размаху нанес убегающему волку удар топором по спине, тот изогнулся назад, и голова зверя отделилась от тела. Возбужденный от крови Отави устремился было в темноту, навстречу гибели, но Пип изо всех сил удержал его за пояс.

Отави свирепо озирался, и на мгновение мне показалось, что он сейчас зарубит Пипа. Но наконец он пришел в себя, что-то проворчал, напоминающее благодарность, и изготовился к следующей схватке.

Волки вновь обрушились на нас, но мы уже все были наготове, и наши копья отбросили их. Завывая и рыча, они бегали, не смея приблизиться, за сплошной линией костров. Квотерволз вырвал из земли сухой куст, сунул его в костер и, когда пламя занялось на ветках, швырнул его в волков.

Волки испуганно взвизгнули, но далеко не отбежали. Их количество все возрастало. Откуда-то постоянно прибывали новые. Я понял, что здесь, на холме, они смогут нас даже не загрызть, а просто затоптать, и закричал:

85
{"b":"2573","o":1}