ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Король Игната при нашем приближении поднял голову и едва ответил на наши поклоны.

– Ваше величество, – сказал его сын. – Я имею честь представить вам Амальрика Антеро и Джанелу Серый Плащ.

Король ничего не сказал, лишь склонился вперед, всматриваясь в нас холодными узкими глазами.

Король казался мужчиной средних лет. Его светлые волосы ниспадали из-под широкой короны, а длинная золотая борода опускалась на грудь, загибаясь на конце вверх. Светлую кожу покрывали какие-то темные пятна, а на длинных тонких пальцах обращали на себя внимание острые, отполированные ногти. Я не мог в полутьме разобрать цвет его глаз, казавшихся слезящимися. Чем внимательнее я вглядывался, тем яснее понимал, что его старение просто остановлено с помощью магии. Тонкие линии морщин покрывали все его лицо, а розоватый оттенок щек, который я сначала принял за доказательство здоровья, указывал на сердечное заболевание.

Он бросил на меня лишь мимолетный взгляд, сосредоточившись на Джанеле, хотя в его взгляде не читалась похоть.

– А вы симпатичнее, чем мне говорили, – наконец сказал он. Голос был высоким, даже несколько визгливым.

– Благодарю вас, ваше величество, – сказала Джанела. Король покачал головой.

– Не сочтите это за комплимент. – Он повернулся к смуглому мужчине в мантии мага. – Я не доверяю симпатичным людям, не так ли, Тобрэй?

Маг улыбнулся и поклонился королю, а затем и Джанеле.

– Король вовсе не хотел вас обидеть, моя госпожа, – сказал он.

– Не надо объяснять людям, Тобрэй, что я хотел и чего я не хотел, – сказал король магу. Затем обратился к Джанеле: – Но это правда, я не хотел вас обидеть. Просто высказал мысль вслух.

– Никто и не обиделся, ваше величество, – сказала Джанела. Король беззаботно махнул рукой и обратился ко мне:

– Так вы, стало быть, и есть тот самый великий Амальрик Антеро? – сказал он. В его голосе явно слышался сарказм.

– Имя свое признаю, ваше величество, – сказал я, – но на величие не претендую.

Игнати фыркнул. Если он и хотел изобразить веселье, то звук для этого был избран весьма неприятный.

– Умен. Очень умен. – Он повернул голову к магу Тоб-рэю. – Но ведь я всегда признавал его ум, не так ли, Тобрэй?

– Совершенно верно, ваше величество, – кивнул Тобрэй и сказал, обращаясь ко мне: – Король всегда выражал восхищение вашим умом, господин Антеро.

Игнати раздраженно застучал ногтями по подлокотнику трона.

– Не всегда,Тобрэй, – сказал он. – А лишь время от времени.

– Как скажете, ваше величество, – согласился Тобрэй. – Лишь время от времени.

– Не надо внушать этим двум приезжим, что я от них в восхищении, – сказал король. – Не надо равнять меня с тем сбродом на улице, управлять которым меня прокляли боги. Безумная толпа – вот как бы я их еще назвал. Они полагают, что мы живем во времена упадка, в то время, когда дела обстоят лучше некуда. Я дал им мир, а они сочли это слабостью с моей стороны. – Он сверкнул глазами на Тобрэя. – И не спорь со мной. Я знаю,о чем они думают.

Тобрэй, и не думавший спорить со своим монархом, покачал головой, сохраняя на лице спокойную улыбку.

– Разумеется, знаете, ваше величество, – сказал он. Взгляд короля метнулся к нам. – Безумная толпа, – вновь произнес он. – Они увидели простого смертного, похожего на них, совершившего удивительный подвиг – а должен признать, ваша экспедиция заслуживает такого определения, – и раздувают это событие сверх всяких приличий. И начинают полагать, что вы спасете их от демонов, хотя, видят боги, я полностью контролирую ситуацию. Полностьюконтролирую.

– Я удивлен, как и вы, ваше величество, – сказал я. – Я ничего не знаю о ваших делах, но за время поездки по улицам Тирении в сопровождении принца Солароса я убедился, что боги даровали вашим подданным мудрейшего из правителей.

Король вновь фыркнул.

– Умен, умен, нечего сказать! Немудрено, что ваше предприятие закончилось успехом.

– Мы игрушки в руках судьбы, ваше величество, – вмешалась Джанела. – Просто боги чаще улыбались нам, чем нашим врагам.

Игнати хрипло рассмеялся и, прежде чем заговорить, сплюнул в носовой платок.

– И ты умна, – сказал он. – Как и твой прадед Янош Серый Плащ. – Он помрачнел и уставил на Джанелу костлявый палец. – И ты так же опасна, как и он был в свое время, хотя теперь, когда я увидел тебя своими глазами, я вижу, что у тебя другие намерения.

Джанела напустила на себя озабоченный вид.

– Но что же я сделала такого опасного, ваше величество? – спросила она.

– Как, а постоянное, к месту и не к месту, применение магии, – сказал Игнати. – Почему бы просто не ограничиться целебными травами или вызывать дождь, когда он нужен, и останавливать дождь, когда он не нужен?

– Но есть еще и обычное любопытство, ваше величество, – сказала Джанела.

Король нетерпеливо отмахнулся от этого аргумента:

– Да, да. Я уже слышал это раньше. Что ж, это неудивительно, если брать во внимание твое происхождение.

Джанела лишь поклонилась, благоразумно промолчав. Настала моя пора подвергнуться королевскому недовольству.

– Надеюсь, ты догадываешься, что ваше семейство ничего не приносило нам, кроме хлопот.

Я пожал плечами.

– Но каким же образом, ваше величество? – сказал я.

– Я имею в виду вашу склонность к приключениям и сражениям с демонами, – сказал он. – Экспедиция туда и сюда. Поддержка этих Серых Плащей в совершении их глупостей. Я не порицаю твою сестру. Она человек военный. Но должен заметить, что если бы ты не покинул Вакаан сломя голову, то война бы и не началась. Да, я понимаю, у тебя были сложности с Равелином, заключившим собственную сделку с демонами. Ну и что из этого? Я бы на вашем месте немного уступил демонам на западе. Тем более что там никто и не живет, кроме каких-то варваров. Почему же вы не сделали этого?

Принц кашлянул, стараясь привлечь к себе внимание отца.

– Прошу прощения, отец, – сказал он. – Но его народ живет как раз среди тех самых варваров.

– Да, да… конечно, – признал король. – Я понимаю, что в той ситуации действия ориссиан были оправданны. Я лишь пытаюсь пояснить, сколько проблем они создали этим для нас.

– Проблем много, отец, – сказал принц, – но эти люди явились причиною лишь одной из них – демонов.

– Какая разница, – сказал Игнати. – Просто я сказал об этой проблеме один раз, а могу сказать тысячу. Как король, я еще и фокусник. Мы слишком долго воюем, а чтобы остановить эту войну, всего-то и надо – понять точку зрения другого. Чего хочет он? Чего хочу я? Где-то посередине наши интересы должны сойтись. И без проклятой войны, будь она неладна!

Я увидел, что принц, наш благодетель, начал сердиться, когда дело дошло до, очевидно, старых споров, и попытался вмешаться.

– Позволено ли мне будет проинформировать вас о целях нашей экспедиции, ваше величество? – спросил я. – Мы прибыли в поисках знаний. Но еще более – просить вашей помощи. Наше отечество под угрозой. Мы стали свидетелями упадка Ва-каана, и я боюсь, то же ждет и Ориссу, если мы не отыщем путей к спасению.

– Если хочешь мудрости, услышь ее из этих уст, – сказал король. – Заключи мир с демонами. Ты же купец. Ты умеешь торговаться. Отступи немного здесь, зато получишь немного там. А затем доверься богам, коли помыслы твои чисты, и все кончится хорошо.

Поначалу я принял его за помешанного, а затем за труса. Слышать такое от короля старейшин было просто оскорбительно.

– Что же касается остального, – продолжил Игнати, – я нисколько не возражаю против того, чтобы Джанела Серый Плащ покопалась в наших старых книгах по магии. Естественно, с чисто научными целями. Со временем я еще оценю последствия вашего прибытия сюда. А признаться честно, если бы не шумное одобрение вашей экспедиции моими подданными, то я бы просто устроил в вашу честь пир, назвал бы вас в глаза храбрецами, а за спиной – дураками и выпроводил бы обратно. Но я взял за правило позволять толпе быть счастливой, если это в моих силах. В настоящий же момент они находятся в столь восторженном состоянии по поводу вашего прибытия, что я оставлю вас погостить, пока они не угомонятся. Я не думаю, что это будет для вас очень неудобным. Как дети, они обо всем забывают быстро.

90
{"b":"2573","o":1}