ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Подобно демону Азбааса, ваше высочество? – спросил я. Соларос кивнул.

– Большинство из наших великих магов полагали, что эти существа столь же естественны для нашего мира, как и такие злые люди, как сам Азбаас. И воспринимали их примерно такими же досадными мелочами, как тигров, нападавших на жителей деревни в джунглях, или морских хищников, расправлявшихся с зазевавшимся моряком. Маги и прочие образованные люди не понимали, что демоны являлись из иного мира, иных миров… привлеченные нами, как пиявки запахом свежей крови.

– Другими словами, – сказала Джанела, – чем больше процветало человечество, тем сильнее привлекало к себе их внимание.

Принц задумался.

– Наверное, так, – сказал он. – Хотя, насколько мне известно, еще никто не доказал эту гипотезу.

Джанела глубоко вздохнула и выпрямилась, словно ощутив внезапное потрясение. Взгляд ее на мгновение затуманился, затем вновь обрел ясность – она поняла что-то очень важное.

– Ваше высочество, я думаю, что тот, кто это докажет, будет величайшим из людей, – сказала Джанела. – Но не будем сейчас останавливаться на этом. Прошу вас, продолжайте.

– Атака не была единичной, – сказал принц, – множество атак одновременно. Сказать, что нас застали врасплох, было бы явным преуменьшением. Ведь мы даже не подозревали вообще о существовании этого врага в таких количествах. Мы оказались перед лицом легионов свалившихся с небес демонов, которых вел самый коварный и могущественный король, которого только можно себе представить. Звали его Баланд, и, кажется, он бессмертен, поскольку и по сей день правит демонами.

Я опущу подробности тяжких боев, того, сколько полегло наших людей, главное, что мы не могли остановить орды короля Баланда. И не только потому, что их магия превосходила нашу, но и потому, что нам еще не приходилось сталкиваться с такой хорошо обученной и организованной армией. В прошлом, как я сказал, нам противостояли лишь варвары. Тем не менее мы мужественно сопротивлялись демонам, война затянулась, и прошло не одно столетие, пока они заставили нас отступить. Мы оставляли им с кровью пядь за пядью нашей земли, пока в наших руках не осталась лишь Тирения. Здесь мы их остановили, моля богов, чтобы пришло время, когда мы избавим отбитые у нас земли от власти короля Баланда.

– Прошу прощения, ваше высочество, – сказал я. – Но я хотел бы задать дерзкий вопрос.

– Прошу вас, – сказал принц, – спрашивайте что угодно.

– Тогда скажите мне, пожалуйста. Если Тирения вот уже несколько веков ведет войну, почему в наших краях никто не имеет о ней ни малейшего понятия? Не слыхали о ней ни во времена моего отца, ни во времена деда. Наверное, наши маги не сравнятся в могуществе с вашими, но наверняка от них не укрылось бы, что в бой вступили такие могучие силы.

Принц вспыхнул.

– В самом деле, – пробормотал он, и в его взгляде на меня промелькнуло презрение.

Я не стал допытываться, надеясь, что из дальнейшего рассказа все станет ясно.

– Прежде всего, – продолжил принц, – мы пытались удержаться в краю, который вы называете Вакааном. Там мы потеряли половину наших сил. Мы так мучительно переживали это поражение, что очень немногие решаются говорить на эту тему до сих пор. Потом мы хорошо укрепились на нашем побережье Восточного моря. – Я кивнул, вспомнив о разрушенном городе в джунглях и людях-зверях. – Мы вновь потерпели поражение. Но на этот раз мы сражались более отчаянно и заставили демонов понести существенные потери. По этой причине их атаки ненадолго прекратились. И в это время демоны предприняли первую попытку дипломатического контакта.

Юный принц вздохнул.

– Случившееся позже является позорнейшим событием в жизни нашей фамилии. Правивший в то время король Фарсан был слабым человеком. Трусом, если угодно. На протяжении многих лет он вел переговоры с королем Баландом. И потихоньку сдавал остатки нашего королевства. Во время его правления демоны даже получили свободный доступ в Тирению, развращали наш народ и самовольно являлись на наши самые священные церемонии.

Одна из наших легенд с печалью повествует о прекрасной танцовщице, которой увлекся король Баланд. Это миф, но, как и большинство мифов, он в основе своей содержит скорее всего подлинную историю. Эта танцовщица, как гласит предание, была одной из самых красивых и талантливых женщин Тирении. Ее танец был не просто искусством, а излучал магию, так что обвораживал любого. Король Баланд проявлял к ней все большее внимание, но она была с ним холодна. Он не отступал в своих ухаживаниях. Танцовщица обратилась за помощью к королю Фарсану, тот отказал ей. И в конце концов демон овладел ею. Сделал наложницей. Рабыней. Однако дух ее остался несломленным, она сохранила свою душу.

Я посмотрел на Джанелу. Она подняла палец к губам, призывая меня к молчанию. По каким-то своим соображениям она не хотела, чтобы я рассказал принцу о том, что мы уже знаем о танцовщице.

Принц продолжил:

– Наконец король Фарсан умер. Его преемник изгнал демонов из Тирении, вернул окрестные земли и в нескольких сражениях продемонстрировал Баланду нашу решимость. И, хотя потом мы чаще оборонялись, чем отбивали завоеванное ранее, короли продолжали вести ту же воинственную политику. И с течением времени демоны, казалось бы, утратили интерес к войне. Похоже, их даже устраивало такое положение дел, когда Тирения осталась единственной высокоразвитой страной среди погруженного в состояние варварства остального человечества.

Я дерзнул прокомментировать эти слова:

– Похоже, не только мы, варвары, остаемся погруженными в застывшее состояние.

И вновь принц спокойно воспринял мой укол. Он надолго замолчал, внимательно глядя на нас, словно оценивая, достойны ли мы продолжения. Наконец кивнул, удовлетворенный наблюдением.

– С точки зрения стороннего наблюдателя, это походило на перемирие, но таковым оно не являлось. Мы начали медленно, но неуклонно терпеть поражение изнутри. То, о чем я сейчас собираюсь рассказать, вряд ли можно назвать легендой. Я произвел изыскания в наших архивах, подобные тем, чем занимался Янош Серый Плащ в Ирайе, и, к несчастью, раскопал историю, похожую на правду. Во время этого фальшивого перемирия некоторые наши старейшины, воспринявшие всю мудрость тех древнейших старейшин, наши истинные лидеры, величайшие философы, мыслители и маги… покинули нас.

– Почему? – спросила Джанела. – Я не знаю, если сказать откровенно, но это так. Как сказано в оставленном одним из них прощальном письме, «это последнее время, когда еще можно выбраться отсюда, чтобы увидеть другие миры».

– Подобно тому, как делают это демоны?

– Нет. Совсем по-другому. Во-первых, тело при этом умирает. Своего рода самоубийство. Но это не является смертью души. Это лишь разрушение физической оболочки. После их ухода правивший в то время король приказал магам разузнать причину и способ подобного исчезновения старейшин. Наилучшее объяснение предложил один человек, который был скорее поэтом, нежели магом; он составил коротенькую записку правителю, в которой назвал место пребывания их душ местом, где нет ни мужчин, ни женщин, ни демонов, ни самих богов, где нет даже смерти. И он тоже убил себя, – сказал принц с кривой улыбкой. – Эту информацию скрыли не только от людей, но, естественно, и от демонов. Иначе вторые пришли бы в отчаяние, узнав, что где-то есть такое место, куда им никогда не добраться, и они бы не отставали от нас, требуя поделиться известными нам знаниями.

Но с течением лет мы утратили это знание, мы сами помогли ему затеряться, также пропала сама идея победы над демонами, и все погрузилось в спячку.

Джанела склонилась вперед.

– И тут появляются Янош Серый Плащ и Амальрик Антеро, – вдруг сказала она.

Принц, казалось, был удивлен ее догадкой. Он улыбнулся.

– Да, именно тогда демоны… вновь начали проявлять к нам интерес. Здесь, в Тирении, должен сказать, все почувствовали себя увереннее оттого, что наши братья и сестры в родных землях постепенно сбрасывают с себя покров варварства. Мы приходили в восхищение от успехов Ориссы и особенно Вакаана – там открывали старые книги и начинали тянуться к знаниям старейшин. Это давало Тирении надежду полагать, что мир вновь станет таким, каким он был прежде. Но мы не осмеливались показать вам себя, не желая привлекать к происходящему внимание Баланда.

92
{"b":"2573","o":1}