ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Какая прелесть, – пробормотала она, смазывая себя этим веществом за ухом. – Свежесть сохранилась, несмотря на то, что прошло столько веков.

У ближней стены стоял большой чан, в котором мог бы запросто поместиться человек. Под ним размещалась небольшая печка, сохранившая угли и золу от давно угасшего костра.

– Отсюда служанки королевы брали подогретую воду для ее купания, – сказала Джанела. – А через эту дверь они приносили сюда воду из ручья. Затем подогревали ее в этом чане. Добавляли благовония из этих кувшинов. И несли воду в этих вазах в баню.

Я не сомневался в правильности ее предположений. Она обратила мое внимание на смотровой «глазок» шириною приблизительно в два пальца в другой двери. Я посмотрел в него и увидел то самое помещение, которое находилось под стеклом в таверне. Присев и заглянув повыше, я смог даже увидеть, как наверху промелькнул кто-то из посетителей таверны.

Здесь же обнаружилась и третья дверь, за которой в темноту, изгибаясь, уходил длинный коридор, в котором мы разглядели еще три двери. Одну дверь мы не смогли открыть – очевидно, с другой стороны ее завалило камнями. Джанела высказала догадку, что там, должно быть, находилась спальня королевы Монавии. Другая дверь открылась легко, демонстрируя нам лабиринт коридоров, исчезающих в развалинах дворца. Третья слегка скрипнула на петлях, и когда мы заглянули внутрь, то обнаружили небольшую пустую комнату с каменным сооружением, которое я поначалу принял за ложе. Однако когда мы подошли ближе, то увидели, что это своего рода алтарь, такой же, как в разрушенном городе близ моря. В центре даже располагалось уже знакомое нам углубление для коробочки. Только теперь оно было пустым.

Джанела достала коробочку, которую мы нашли на острове, и поднесла ее к отверстию. Те же размеры и форма. На мгновение я встревожился о том, какие будут последствия, если она положит коробочку в углубление. Сердце забилось, а ладони вспотели при воспоминании о том, что произошло со мной на острове, хотя случившееся тогда и страшило и привлекало меня.

– Не надо, – сказал я.

Джанела удивленно посмотрела на меня.

– А в чем дело? – спросила она.

– Если ты ее туда положишь, что-то случится, – сказал я. – Не знаю что, но, мне кажется, нас это не порадует.

Джанела больше не стала ни о чем спрашивать и, к моему облегчению, убрала коробочку. Затем закрыла глаза и надолго застыла в таком положении.

Наконец открыла их и сказала:

– Ты был прав, предупреждая меня, Амальрик. В этой комнате занималась магией колдунья королевы. Возможно, даже зарядила эту коробочку нужной ей магией.

– Вот эту самую коробочку? – спросил я. – Или ее близнеца?

– Думаю, эту самую, – сказала Джанела. – А если так, то колдунья должна была потом вернуться в родные края и устроить на том острове священное место, где бы коробочка сохранилась до тех пор, пока не потребуется вновь.

Я облизал пересохшие губы, не желая даже задумываться, для чего могла пригодиться такая коробочка. Должно быть, Джанела почувствовала мое состояние, потому что, легонько поцеловав меня, она поманила из комнаты ведьмы и повела дальше по коридору.

Мы шли по нему чуть ли не час, Джанела поднимала ожерелье, и от него загорались древние факелы, заставляя отступать тени, как солдат давно побежденной армии. Нам попадались другие двери и другие коридоры, но Джанела проходила мимо, не обращая на них внимания, идя по невидимому следу магии, которую она ощущала. Затем коридор вывел в сводчатое помещение, в дальнем конце которого имелись двойные мощные двери. На металле дверей была вырезана королевская корона. Когда мы подошли ближе, я ощутил холод, как от сквозняка, хотя чувствовал, что воздух остается неподвижным.

Джанела у дверей помедлила. Она ощупала металл, затем приложила ухо и прислушалась.

– Это здесь, – сказала она низким голосом.

Она отступила назад и широко раскинула руки. Двери резко распахнулись, с громовым стуком ударившись о стены. Она сделала несколько шагов вперед, раскрутила над головой ожерелье, и громадный зал за этими дверями заблистал огнями.

Мы прошли вперед и оказались в тронном зале короля Фарсана.

Я увидел тот двойной трон, на котором в свое время, полуоткинувшись, восседали он и королева Монавия, наблюдая за танцовщицей. Я увидел подмостки из белого камня, на которых она танцевала, оркестровую яму, где играли музыканты. И ложу, в которой некогда восседал, наблюдая за танцовщицей, похотливый король демонов.

Паутина и слои пыли покрывали призрачным покрывалом каждый предмет в зале. Они окутывали троны, кресла и маленькие столы для закуски, где так и остались до сих пор стоять бокалы и тарелки. В одном углу располагались два огромных банкетных стола, заваленные засохшей пищей. На окислившихся блюдах возлежали покрытые пылью мумифицировавшиеся, некогда зажаренные туши животных; рассыпающиеся торты еще несли на себе украшения из засахаренных фигур; на тарелках окаменели изысканные деликатесы. Во многих местах корни гигантского дерева, прорвавшись через сводчатый потолок, уходили через пол дальше вниз. Толстые корни, причудливо переплетаясь, были покрыты свисающими клочьями паутины.

Мы молча подошли к трону, испытывая угнетенное чувство от этой картины.

У подножия трона короля Фарсана лежал украшенный драгоценными камнями кубок. Джанела подняла его. С минуту она стояла молча, а затем сказала:

– Тут король и умер.

Она принюхалась к кубку, словно после стольких лет еще мог остаться какой-то запах.

– Его отравили? – спросил я. Джанела кивнула и указала на кубок:

– Но не отсюда.

Она поставила кубок на трон. Потом взобралась на сцену и прошлась по ней. Остановилась, поглядела вниз, скривилась, словно увидев призрак. И подошла к ложе короля демонов. Там за перегородкой оказались ряды позолоченных кресел. Она села в то кресло, которое занимал некогда король Баланд, и захлопнула дверцу перегородки. Облокотившись на нее, посмотрела на сцену. Посидев так недолго, она вышла и вернулась ко мне, нахмурив брови и погруженная в раздумья.

– Мне кажется, я поняла, что произошло здесь, – сказала она. И тут же вновь задумалась. – Но я не понимаю, как это моглопроизойти.

Она оглядела зал, всматриваясь то туда, то сюда, подергиваясь, очевидно от усилий, уходящих на излучение магической энергии. Она побледнела и начала как-то обмякать, словно израсходовав все резервы. Я бросился к ней, решив, что она сейчас просто рухнет. Обняв ее, я почувствовал, что она полностью лишилась сил. Я испугался.

– Джанела! – крикнул я.

Она вздрогнула от моего крика. Минуту спустя я почувствовал, как к ней возвращаются силы. Она выпрямилась и легонько отстранила меня.

– А вот теперь я знаю и как,Амальрик, – слабым голосом произнесла она. – И нам лучше как можно быстрее рассказать обо всем принцу.

После этого она все-таки лишилась чувств.

На следующий день, пока Джанела отдыхала, я собрался на аудиенцию к принцу. Я не собирался рассказывать ему обо всем, поскольку Джанела настояла, чтобы такая информация, как обладание нами коробочкой с острова, осталась в секрете.

– Это естественная предосторожность, принятая среди магов, – сказала она. – Мы любим, чтобы кое-что оставалось в запасе. Но вообще-то это нужно для того, чтобы не встревожить демонов. О, разумеется, они вскоре узнают кое-что о моих планах, если уже не узнали. Но чем больше будет сохранено в тайне, тем выше наши шансы застать их врасплох.

Она отпила приготовленного ею укрепляющего эликсира для восстановления сил.

– Кроме того, мы еще далеко не все знаем о коробочке. На досуге я бы хотела заняться ее изучением, приняв предварительно меры безопасности. И не только по тем причинам, о которых ты думаешь. Ты ведь знаешь, мой дорогой Амальрик, что у нас там внутри содержится демон короля Азбааса. Если мы его выпустим, это будет не самое приятное существо на свете.

Помня об этих наставлениях, я предстал перед принцем и рассказал ему достаточно, чтобы убедить в важности открытия Джанелы. И пояснил, что если это открытие применить с толком, то можно направить его против демонов.

99
{"b":"2573","o":1}