ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это напоминало чистку лошади скребницей: армия была грубой щеткой, а теперь по столице прошлась щетка с частыми зубьями.

Умирали не только бедняки. Я узнал одно лицо – почерневшее, с вывалившимся языком и выпученными глазами. Граф Комрофф, человек, отказавшийся от своего титула и призывавший остальных жить в нищете, очевидно, открыл для себя более современную философию, поскольку теперь вокруг его удлинившейся шеи был обмотан желтый шелковый шнур.

Никея, хотя и лежавшая в руинах, возвращалась к нормальному состоянию. Лишь в доках таилась смертельная опасность. Мы до сих пор не могли выслать в эти трущобы регулярные армейские части, не опасаясь тяжелых потерь. Но и мы, и наши противники знали, что до решительной схватки остаются считанные дни.

Как-то вечером Тенедос вызвал меня в башню.

– Завтра ночью мы покончим с этим кошмаром, – объявил он. – Агенты Кутулу выяснили, что последние силы Товиети, их лидеры и наиболее фанатичные последователи собираются дать последний бой, когда мы атакуем доки, уничтожив как можно больше солдат. Полагаю, они надеются, что такое кровавое жертвоприношение пробудит Тхака к жизни.

– Почему он не появился до сих пор? Массовое истребление его последователей вряд ли было приятным для него.

– С какой стати? Он всего лишь демон, и вряд ли способен здраво рассуждать – по крайней мере, он это делает не так, как мы с тобой. Думаю, любая смерть, даже гибель его сторонников является пищей для него. Я сомневаюсь, что он ощутит какую-либо угрозу для себя, пока последний из верующих в него не будет болтаться в петле.

Возможно, он даже покинул этот город и вернулся в Спорные Земли или в другие места, где его почитают, но я не рассчитываю на такую удачу. Я сотворил несколько тонких заклинаний и обнаружил, что Товиети по-прежнему пользуются тем логовом контрабандистов, где вы с Кутулу обнаружили их штаб-квартиру.

– Трудно поверить в это, сэр, – возразил я. – Это полная глупость с их стороны. Их убежище было обнаружено. Неужели они не могли найти себе другое?

– До сих пор они проявляли мало благоразумия – во всяком случае, с нашей точки зрения. Возможно, они думают, что Тхак убьет всех, кто сунется к ним. В своем самомнении они могут заблуждаться на наш счет точно так же, как Совет Десяти заблуждался на их счет перед началом мятежа.

Так или иначе, мне хотелось бы, чтобы ударный отряд был укомплектован солдатами твоего полка. Возможно, некоторыми из тех смельчаков, которые были с нами при отступлении из Сайаны, захочется снова пощекотать себе нервы и разогреть кровь.

Мне понадобится не более двадцати человек, и на этот раз я буду сопровождать вас. Это не авантюра, а железная необходимость, домициус а'Симабу.

Позволь мне показать тебе, почему это необходимо.

Он достал шкатулку и раскрыл ее. Внутри лежали кусочки битого стекла, которые я видел недавно.

– Помнишь, как я был рассержен, когда пытался заставить этих идиотов из Чарского Братства поработать со мной и составить единое, Великое Заклятье? Что ж, у меня не хватило времени, хотя я все еще не расстался с такой надеждой. Вместо этого я распорядился выдать им стеклянные бутылки, отлитые из одного тигля. Все они наложили на бутылки одинаковое заклятье, после чего я собрал осколки стекла, которые и являлись результатом их усилий.

Закон Сродства уже работал на меня, и я сотворил другое заклинание, использовав Закон Проникновения, а потом наложил сверху третий слой скрепляющих чар.

– Каков же результат?

– Дамастес, ты заставляешь меня краснеть за тебя. Я не скажу тебе – не из желания сохранить секрет, но из чувства оскорбленного самолюбия: я не верю, что ты не в состоянии осмыслить доказательства, которые находятся у тебя перед глазами.

Если к завтрашнему вечеру ты не разберешься, что к чему, то получишь возможность видеть это заклятье в действии.

У меня имелся один, последний вопрос.

– А как насчет Кутулу? Он пойдет с нами?

– Зачем? – спросил Тенедос. – Его работа начнется после захвата Товиети, а до тех пор ему нет надобности рисковать своими способностями.

Теперь иди и начинай собирать людей. А мне нужно подготовить еще несколько заклинаний на крайний случай.

Разумеется, желание стать добровольцами выразили гораздо больше двадцати человек – только из моего бывшего эскадрона Пантеры, лишь недавно оправившегося от ран и болезней, вызвалось вдвое больше солдат.

Все офицеры рвались идти с нами. Боюсь, я перегрузил небольшой отряд командирами, поскольку взял капитана Йонга и эскадронного проводника Биканера. Капитан Петре мрачно покосился на меня, когда я отказал ему, но мне хотелось, чтобы в полку остался хотя бы один офицер, которого я хорошо знал и на которого мог положиться.

После захода солнца я поцеловал Маран на прощание и поднялся к Провидцу Тенедосу. Я одобрил его наряд: темные, плотно облегающие куртка и панталоны, фуражка того же цвета и ботинки со шнуровкой до середины икр. Он подпоясался ремнем со множеством кармашков, где хранились магические принадлежности. Как и все остальные, он был вооружен длинным кинжалом. Кроме того, он нес под мышкой плоскую деревянную коробку длиной в два фута. К счастью, она весила не более пяти фунтов. Я предполагал, что там содержатся элементы для того особого заклинания, которым он так гордился.

Тенедос разработал план, позволявший нам проникнуть на причал незамеченными. Этот план включал отвлекающий маневр со стороны плотного кольца солдат, отрезавших доки от остальной части города. Воспользовавшись возникшей суматохой, наш отряд должен был проникнуть за линию вражеской обороны с тыла.

– Вы уже распорядились по поводу отвлекающего маневра?

– Да. Я вручил домициусу 10-го Гусарского полка дубликат этой вещицы, – Тенедос показал мне грубое латунное кольцо. – Когда я потру его, он через свое кольцо ощутит покалывание и поймет, что пора начинать ложную атаку. А мы двинемся вперед через цепи Хамаянской пехоты.

– У меня есть лучшее предложение... хотя ваша идея с отвлекающим маневром тоже хороша.

– Я слушаю, – произнес Тенедос с едва заметным холодком в голосе. – Как видишь, я по-прежнему готов учиться военной тактике.

– Сэр, мне кажется, вы упустили из виду самый легкий путь.

– Например?

Я показал на карте, и он в сердцах выругался.

– Ну конечно! Мне следовало самому это заметить. Я пошлю курьера и передам пехотинцам, чтобы нас не ждали.

Мы приблизились к Латане, сверкавшей в лучах восходящего солнца. Нас уже ожидало пять плоскодонок, чьи борта едва выступали над водой. Мы погрузились на лодки, отвязали причальные канаты и позволили течению нести нас в центр вражеского стана. Все мы были одеты в темное, имели при себе кинжалы, пристегнутые к поясам, и заплечные мешки с другими орудиями, необходимыми для нашей операции.

Света было достаточно, чтобы определить наше местонахождение. Я приказал людям пригнуться, чтобы их не было видно с берега. Когда мы приблизились к убежищу Товиети, я шепотом попросил Тенедоса потереть свое латунное кольцо. Минуту спустя я услышал крики и лязг оружия: гусары начали отвлекающую атаку.

Мы вытащили весла и принялись быстро грести к обветшавшему причалу. Убедившись в том, что нас никто не заметил, мы поднялись на пристань. Складские здания вокруг почернели от пожара, и я чувствовал вонь от разлагающихся непогребенных трупов.

Возможно, Товиети поступили неосмотрительно, оставшись в своем логове, но, по крайней мере, на этот раз они расставили часовых. Их было трое, и я чуть не пожалел несчастных, неопытных дурачков. Один из них даже насвистывал от скуки, другой с безразличным видом расхаживал взад-вперед, а третий стоял неподалеку от края причала, высматривая что-то на другой стороне реки.

Я повернулся к своим людям. Йонг, Карьян и Свальбард крадучись двинулись вперед с кинжалами в руках. Я услышал лишь один негромкий всплеск, когда тело третьего часового упало в реку; другие два трупа были сброшены в канализацию.

100
{"b":"2574","o":1}