ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спустя несколько дней, когда река успокоилась и мы смогли выслать небольшие патрули на другой берег, выяснилось, что каллианцы отошли до самой границы, где сразу же приступили к строительству мощных оборонительных позиций.

Но все это пришло позже. Пока же нашей первейшей и неотложной задачей было оправиться от ошеломительного поражения.

Наконец у палатки командующего собрались изможденные командиры. Я был потрясен: некоторыми полками командовали легаты и даже сержанты. Люди дрожали от ночного холода, некоторые из них были серьезно ранены.

Провидец Тенедос поднялся на крышу фургона. Его голос доносился до всех присутствующих: магия снова высасывала его жизненную энергию.

– Я генерал Тенедос, – произнес он. – И я принимаю командование этой армией. Сегодня нас побили, и побили крепко, но всегда остается надежда на завтрашний день.

На нас не нападут снова – ни этой ночью, ни в следующие несколько дней. Каллианцы отступили и сейчас празднуют победу. Им предстоит пожалеть о своей самонадеянности, пожалеть о том, что они не перебили нас всех до единого.

Я обещаю вам, что возмездие за это поражение будет жестоким. Нумантия только начала войну.

Вот мой приказ. Возвращайтесь в свои части и ждите рассвета. Затем как следует осмотритесь по сторонам. Вокруг много раненых, много людей, которым нужно помочь.

Найдутся люди, которым захочется дезертировать из наших рядов. Прикажите им оставаться в своих частях под угрозой немедленной смерти. Реквизируйте все модные экипажи, где хранилось офицерское барахло и предметы роскоши. Там разместятся наши раненые.

Соберите в кучу всю мишуру и безделушки и разделите их поровну между всеми. У рядового должно быть не меньше прав, чем у генерала, владевшего ими раньше.

Предупреждаю вас: я не допущу пьянства. Если не можете удержать своих людей от бутылки, разбейте ее на их глазах. Каждый солдат, уличенный в пьянстве, получит двадцать ударов кнутом, каждый офицер получит вдвое больше и будет разжалован в рядовые. Нам нужно собраться воедино, а не расползаться по углам.

Мы соберемся как армия, а не как толпа. Мы вернемся в Энтотто. Там мы создадим новую, великую армию, которая положит конец амбициям Чардин Шера.

Мы возродим армию в этом году. Обещаю вам: мы снова двинемся в бой еще до начала Периода Штормов.

Последнее заявление потрясло нас всех. Период Штормов начинался через четыре месяца, но я знал, что для восстановления наших сил понадобится год, а возможно, и больше.

– Теперь возвращайтесь в свои части. Вам предоставляется полное право наказывать крикунов, лентяев и дезертиров по всей строгости армейского устава. Самые решительные меры будут только приветствоваться.

Это все. Мы должны покинуть это поле боя вместе... или остаться здесь навсегда.

Приветственных возгласов не последовало: ни у кого из нас не было сил или повода для радости. Но сталь, звучавшая в голосе Тенедоса, задела нужную струнку в сердцах большинства из нас.

Каким бы ужасным не представлялось мне поле битвы, наутро оно выглядело еще хуже. Но мы получили задачу и теперь выполняли ее. Самым тяжелым для меня было отправлять наряды, добивавшие раненых, еще бьющихся в агонии лошадей. Я мечтал о том времени, когда солдаты смогут отправляться в бой на неуязвимых скакунах, защищенных могучей магией. Даже если человек проливает кровь себе подобных, это не означает, что у него существует право убивать невинных животных, улаживая свои разногласия.

К утру следующего дня мы отошли от кровавых вод реки Имру. За нами огромный погребальный костер посылал в небо языки пламени и клубы жирного дыма, а стервятники кружили в небе, испуская разочарованные крики при виде сгорающей добычи.

Пятидесятитысячная армия затопила Энтотто, реквизировав все общественные здания под госпитали и расселив здоровых солдат в домах горожан. Тенедос послал курьеров в Чигонар, с полным отчетом о случившемся и просьбой о доставке самого необходимого – от перевязочных материалов и медикаментов до продуктов и палаток. Он собрал подразделения сигнальщиков и приказал им наладить линию гелиографической связи от Энтотто до Чигонара, с подключением к главной системе, идущей вниз по течению до Никеи.

Первым из Никеи прибыло то, в чем мы нуждались меньше всего: «Таулер» ошвартовался у пристани Чигонара, и на берег сошли Бартоу, спикер Совета Десяти, Скопас, который раньше держал сторону Тенедоса, и мертвенно-бледный, похожий на труп тип по имени Тимгэд – один из новых членов Совета. С ними приехал еще один человек: плешивый старик, носивший генеральские нашивки. Его звали Индор, и он был выбран Советом Десяти в качестве замены почившего в бозе генерала Турбери. Я не знал его, но, судя по рассказам офицеров, он пользовался репутацией человека, который всегда оказывается в нужном месте в нужное время, но отнюдь не во время сражения. Его боевой опыт был накоплен в различных штабах, где он никогда не противоречил старшим по званию, восхвалял их гениальность и старался подниматься по служебной лестнице со всей возможной быстротой. «Осмотрительный Индор кресло задницей протер» – такая вот поговорка бытовала среди солдат в те дни.

Армия, все еще истекавшая кровью и потрясенная, вздрогнула и возмущенно зароптала, узнав последние новости. Совет Десяти явно разработал очередной Великий План, призванный раз и навсегда покончить с нумантийскими вооруженными силами, и Индор служил орудием осуществления этого плана.

Разумеется, я не присутствовал при встрече Тенедоса с членами Совета Десяти, и там не велось никаких записей. Но в последующие годы Тенедос дважды вспоминал об этом и рассказывал мне, что произошло. В обоих случаях его воспоминания совпадали, поэтому я принимаю их на веру, хотя история говорит сама за себя.

Сначала Бартоу поздравил Провидца с великолепно организованным отступлением нашей армии. Разумеется, он полагал, что если бы генерал Турбери не пал на «поле чести», то, несомненно, провел бы контратаку. Тенедос сказал мне, что он воздержался от вопроса: «Какими силами?» и продолжал слушать, сохраняя на лице вежливо-непроницаемое выражение.

Затем Бартоу вдруг превратился в военачальника, бряцающего оружием и жаждущего вражеской крови. Чардин Шер должен быть уничтожен немедленно! Армию нужно переформировать, объединив полки в один мощный боевой кулак! В сущности, Бартоу даже был удивлен мрачным тоном доклада Тенедоса. Откуда такой пессимизм? Ведь высокий боевой дух и непреклонная решимость наших солдат не подлежат сомнению!

– Полагаю, мы уже завтра можем выступить против предателя, – заключил он.

За полчаса Бартоу познакомился с армией гораздо лучше, чем иные генералы за всю свою жизнь.

Далее он сообщил, что Совет Десяти почти единогласно проголосовал за присвоение Тенедосу звания генерала, и теперь предлагает ему остаться помощником генерала Индора до тех пор, «пока он полностью не возьмет бразды правления в свои руки». А в будущем, продолжал Бартоу, для Тенедоса представятся другие случаи послужить Нумантии.

Спикер уже собирался произнести гладкую заключительную речь, которая, несомненно, стала бы эпитафией для Провидца, но тут Тенедос встал.

– Остановитесь, – спокойно произнес он.

Бартоу разинул рот. Он не привык слышать, как ему предлагают заткнуться, пусть и в вежливой форме.

– Спикер, вы говорите, что Совет единогласно проголосовал за мое назначение. Это правда, Скопас?

Толстяк смущенно заерзал на стуле.

– Ну да, – ответил он. – Не с первого раза, но...

– Понятно, – Тенедос повернулся к Бартоу. – Спикер, мой ответ будет отрицательным.

– Отрицательным? – изумился ошарашенный государственный муж. – В каком смысле?

– Я отказываю вам, вашему ручному генералу и Совету Десяти. При нашем разговоре нет свидетелей, но вы можете выйти из палатки и спросить любого из людей, которые из-за вашей глупости попали под удар армии Чардин Шера. Спросите их, хотят ли они последовать за мной... или за вами и теми, кого вы назначите командовать от вашего имени.

112
{"b":"2574","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Форма воды
Задача трех тел
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Сновидцы
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Подсказчик
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Тени сгущаются