ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Единственными нетронутыми соединениями остались тринадцать элитных полков, включая 17-й Уланский. Тенедос собирался использовать нас как острие своего копья и личную гвардию – до тех пор, пока остальная армия не будет полностью сформирована. По его словам, эта жертва не будет забыта и впоследствии нам предоставят возможность отличиться, получить повышения и возглавить новые части.

– Это справедливо для каждого – будь то рядовой, сержант или старший офицер, – говорил он. – Нелепого разделения на классы, мешавшего способному солдату дослужиться до высоких чинов, более не существует. Пусть те, кто считают, что для службы в армии важны происхождение, национальность или богатство, выберут себе другое поле деятельности.

Тенедос заверил, что те, кто не сможет справиться с возросшей ответственностью, будут возвращены в свои старые части, с соответствующим понижением. Он знал, что такая схема действий неизбежно приведет к проблемам и даже к трагедиям, но нам приходилось мириться с этим.

– На Палмерасе есть поговорка: «Чем легче роды, тем ленивей ребенок», – как-то заметил он. Это напомнило мне кое о чем, и я усмехнулся. По-видимому, я собирался стать отцом самого ленивого нумантийца в нашей истории, так как Маран писала, что у нее все в полном порядке, и это безмерно радовало меня, хотя она еще находилась на ранней стадии беременности.

Второй причиной для жалоб стало ослабление дисциплины. Армия до сражения при Имру, до Тенедоса, была жесткой и формальной, строго иерархической системой. Все это исчезло безвозвратно. Странно, но я был рад этому, вспоминая бесконечные вечера в офицерской столовой, когда я сидел без дела, вынужденный слушать, как нудные люди рассказывают о событиях, до которых никому, включая их самих, не было никакого дела.

С приходом новобранцев все изменилось.

Как-то утром, выйдя из палатки, я увидел странный отряд, бредущий в мою сторону. Там было около тридцати человек, в возрасте от пятнадцати до сорока лет. Некоторые из них шли босиком, другие были одеты в грубые самодельные башмаки или прохудившиеся сапоги.

Казалось, они подбирали свой гардероб из кучи старого тряпья, выброшенного на улицу за ненадобностью. Они носили все, от крестьянских штанов до стеганых моряцких курток и допотопных мундиров, сменивших невесть сколько владельцев. Один паренек гордо вышагивал почти обнаженным – на нем не было ничего, кроме набедренной повязки и помятого драгунского шлема без кожаной подкладки и плюмажа.

Компания выглядела еще более разношерстной из-за того, что некоторые из них, движимые благородным желанием напоминать солдат регулярной армии, нацепили на себя оружие и знаки различия всех родов войск, включая даже майсирскую гвардию.

Возглавлял этот отряд мужчина средних лет, одетый в относительно чистый сержантский мундир старого образца. Если мундир первоначально принадлежал ему, то с тех пор он явно вел сидячий образ жизни, так как его китель не застегивался на животе, а брюки сохраняли благопристойный вид только из-за вшитых клиньев из материала того же цвета.

Он задавал шаг, но рекруты все равно то и дело спотыкались. Заметив меня, он скомандовал подразделению остановиться и отсалютовал мне. Половина новобранцев попыталась последовать его примеру, еще не зная о том, что единственным, кто салютует старшему офицеру, является командир перед строем.

– Как долго вы были в дороге, сержант? – поинтересовался я.

– Смотря кто, сэр. Некоторые несколько дней, а парни с востока, вроде Катча и остальных – почти две недели. Но все мы хотим служить, сэр.

– Это... это ваш мундир?

– Да, сэр. И сержантские нашивки, хотя я знаю, что должен был срезать их, когда вышел в отставку.

– А почему вы ушли из армии?

Мужчина замялся.

– Говорите, не стесняйтесь.

– Не было ничего такого, ради чего стоило бы служить, сэр, потому я и уволился. Вроде как осел на одном месте.

– Чем занимались с тех пор?

– Торговлей, сэр. Но на самом деле я больше в разъездах. Моя жена Гулана заправляет всем в лавке и составляет заказы, а я разъезжаю по стране. Я исколесил Нумантию из конца в конец, сэр, и в Каллио не раз случалось бывать. Может, это окажется полезным.

– Непременно. Но почему вы снова решили поступить на службу? Трудные времена настали?

– Никак нет, сэр. В лавке дела идут прекрасно. Даже пришлось прикупить два дома по обе стороны от нас, под склад для всякой всячины. У меня есть полдюжины помощников и пятеро торговцев вразнос, так что жена и сыновья смогут проследить за делом в мое отсутствие.

Я снова вступил в армию по двум причинам, сэр, и мои новобранцы тоже. Во-первых, из-за этого проклятого каллианца, а во-вторых, из-за Провидца. Верно, ребята?

Послышались нестройные возгласы одобрения.

Этот человек наглядно иллюстрировал слова Тенедоса об ограничениях, существовавших в прежней армии. Он был достаточно умен, чтобы выбиться в офицеры, но по старому уложению сержантские нашивки были для него пределом мечтаний. Не удивительно, что он решил вернуться к гражданской жизни.

– Добро пожаловать, – искренне сказал я. – Служите усердно, и вы заработаете золото и славу.

– Благодарю вас, сэр. Простите за откровенность, могу ли я спросить, как вас зовут?

– Домициус а'Симабу, командующий 17-м полком Юрейских Уланов.

По рядам пробежал шепоток. Похоже, моя слава распространилась не только среди никейских кумушек.

– А вас? – поинтересовался я.

– Линергес, сэр. Кириллос Линергес.

Он отсалютовал, и его подчиненные зашагали в вечно голодное брюхо армии, чтобы перемолоться в ее жерновах и стать настоящими солдатами.

Я постучал по столбу, поддерживавшему палатку Тенедоса.

– Войдите, – сказал он.

Я откинул клапан и вошел внутрь. Провидец сидел за письменным столом и читал.

– Сэр, могу я отнять у вас немного времени?

– Разумеется. Розенна уже спит и не знает, что меня нет рядом. Так или иначе, она привыкла к моим вечерним занятиям. Садись, устраивайся поудобнее. Здесь есть чай, а мне можешь налить рюмочку бренди. Думается, я ее заслужил.

– Слушаюсь. Сэр, я привел с собой одного человека, с которым, как мне кажется, вам будет интересно познакомиться, – я поманил оставшегося снаружи капитана Мерсиа Петре, и тот с застенчивым видом вошел в палатку. Я представил его.

– Выходит, нам предстоит нечто большее, чем светская беседа, – сказал Провидец. – Что ж, хорошо. Капитан, вы употребляете алкоголь или тоже непьющий, как наш бравый домициус?

– Сэр, я тоже воздерживаюсь от спиртного. Я обещал своему отцу...

– О боги! – простонал Тенедос. – Я окружен святошами!

Судя по его тону, он пребывал в хорошем расположении духа, что облегчало мою задачу.

– Сэр, мы пришли сюда потому, что вы сейчас находитесь в процессе реформирования армии, а у нас кое-какие идеи.

– По-моему, идеи есть у всех.

– Но не такие как у нас, сэр, – возразил я. – Мы с капитаном потратили массу времени на проработку своих замыслов. Я познакомился с ним в Никее, когда поступил в полк Золотых Шлемов.

– Ага, еще одна группа заговорщиков? Весьма похвально, хотя и удивительно, мой друг Дамастес, поскольку я считал тебя человеком действия, а не рассуждения, – он многозначительно взглянул на Петре. – Я обращаюсь к домициусу по имени, потому что мы с ним давно знакомы. Не думайте, что из-за этого я отношусь к нему или к его словам с меньшим уважением, чем следует.

– Ясно, сэр, – пробормотал Петре. – Он рассказывал мне об этом.

Капитан порылся в полевой сумке, где лежала записная книжка с нашими рассуждениями, тщательно изложенными за месяцы совместных занятий. Он протянул книжку Тенедосу, но тот предостерегающе поднял руку.

– Сначала объясните словами. Потом, если обнаружится что-нибудь полезное, перейдем к подробностям. Итак, что служит отправной точкой ваших рассуждений?

– Во-первых, сэр, мы должны отказаться от обоза. Он только замедляет движение, как в тот раз, когда я догонял вас в Сулемском ущелье, или...

114
{"b":"2574","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Переписчик
Черная полоса везения
Ласковый ветер Босфора
Канатоходка
Бессмертники
Nirvana: со слов очевидцев
Соблазню тебя нежно
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия