ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
На струне
День, когда я начала жить
Русские булки. Великая сила еды
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Адмирал Джоул и Красная королева
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Аромат желания
Августовские танки
A
A

У нас было в запасе лишь три дня, хотя мне казалось, будто я получил в свое распоряжение целую вечность.

Я снял шлем и бросил его в угол. Маран с серьезным видом, не отрывая взгляда от моего лица, подошла ближе и медленно расстегнула мой китель. Я стряхнул его с плеч и снял рубашку через голову.

За моей спиной стояло кресло, куда я и опустился. Маран стащила с меня сапоги, расстегнула и сняла панталоны.

Потом она повернулась ко мне спиной. Мои пальцы пробежали по длинному ряду пуговиц на ее платье, и оно колоколом опустилось к ее ногам. Она носила полупрозрачное белье из белого кружева: полоска ткани проходила между ее ног за спину, затем раздваивалась на плечах и спускалась к поясу, едва прикрывая грудь.

Я провел пальцем по ее животу. Она вздрогнула и закрыла глаза.

Я взял ее на руки и положил на ковер, почти не обратив внимания на другое чудо: ковер был теплым и мягким, как пуховая перина.

Поцеловав ее веки, я нежно провел языком по мочкам ее ушей, по шее, потом опустил кружевные бретельки и подразнил зубами ее соски.

Маран лежала, закинув руки за голову, пока мои губы спускались вниз по ее животу. Она приподняла бедра, помогая мне снять белье. Потом ее колени раскрылись, и я скользнул внутрь, лаская губами гладко выбритую шелковистую кожу.

– О, Дамастес, – прошептала она. – О, муж мой. Теперь мы одно целое.

Поднявшись на колени, я медленно, осторожно вошел в нее. Ее ноги обвили мою поясницу, пальцы вцепились в ворс ковра за головой, и мы задвигались в ритме любви, безразличные к грозе, бушевавшей за окном.

– Как ты себя чувствуешь, когда занимаешься этим в законном браке? – осведомился я.

– Знаешь, – сказала Маран, и я заметил серьезное выражение ее лица в мягком свете камина. – Я никогда не думала, что мы делаем что-то неправильное. Мне хотелось бы одного: встретить тебя, когда мне было семнадцать лет.

– Подумай, какие шансы были бы у меня, двадцатилетнего деревенского паренька, соблазнить прекрасную дочь одной из богатейших семей Нумантии? Меня бы гнали кнутом от поместья до самой границы. Такие вещи случаются только в романах.

– Да, – вздохнула она. – Но как бы мне этого хотелось!

– Знаешь, когда я влюбилась в тебя? – спросила Маран. Мы лежали рядом в постели.

– Когда я впервые взял тебя за руку и облизнулся?

– Не ерничай. Это было, когда Эрнад... когда один человек, которого мы больше не будем называть по имени, сказал тебе, что «малышка знает, как доставить удовольствие». Я помню, как ты посмотрел на него. Раньше я никогда не видела такого презрения. Ты помнишь?

– Помню. Но мне казалось, что я лучше контролирую свои эмоции.

– Нет, мой Дамастес. Боюсь, тебя можно читать как книгу. По крайней мере, я могу это делать. Например, я могу сказать, о чем ты думаешь в этот момент.

– Не так уж сложно догадаться, – возразил я. – Между прочим, ты можешь это чувствовать .

Я закинул ее ногу себе на бедро и вошел в нее. Ее глаза закрылись, когда я задвигался в ней. Она сомкнула ноги за моей спиной и принялась раскачиваться взад-вперед, каждый раз чуть не выпуская меня наружу. Вскоре ее спина выгнулась и она застонала, а затем громко закричала, содрогаясь в конвульсиях.

Ощутив, как нарастает мое собственное желание, я вышел из нее и переместился выше, двигая членом между ее грудями. Потом я задохнулся, и семя фонтаном брызнуло из меня, оросив ее тело.

Маран улыбнулась мне, все еще тяжело дыша, и принялась втирать мое семя в соски своих грудей.

– Это чтобы ты навсегда остался моим, – прошептала она и облизнула пальцы.

– Как ты собираешься назвать своего сына?

– Я не знаю, будет ли это сын, или дочь. Может быть, ты посетила очередного чародея, не сказав мне об этом?

– Я просто знаю, что у нас родится мальчик.

– Спасибо тебе, моя волшебница. Назовем его в честь твоего отца.

– Нет.

– Хорошо, тогда в честь моего отца.

– Нельзя ли придумать что-нибудь более оригинальное?

– Маран, тебе не кажется... – я осекся. – Ну хорошо. Давай назовем его Лейшем – похоже, в наши дни это имя приносит удачу.

Маран задумалась.

– Да, – наконец согласилась она. – Это очень хорошее имя.

Маран лежала на животе, глядя на потухающие угли в камине. До рассвета оставалось совсем немного времени. Я лежал рядом с ней, опираясь на локоть и восхищаясь стройными изгибами его тела, освещенного мягким красноватым сиянием.

Она встала и вышла в ванную. Я услышал, как она роется в одном из своих чемоданов. Через некоторое время она вернулась и снова улеглась рядом.

– Могу я попросить тебя кое о чем?

– Я не знал, что в первую брачную ночь приходится отвечать на такое количество вопросов.

– Тебе не придется отвечать, – странным тоном произнесла она. – Не придется, если у тебя все получится.

Я поморщился, опасаясь, что случайно перевел разговор на неприятную для нее тему.

– Ты можешь просить о чем угодно и говорить что угодно, – сказал я, погладив ее по бедру.

– Однажды, когда мы выехали на пикник, ты попытался сделать одну вещь, но я остановила тебя и запретила продолжать. Ты помнишь?

Внезапно я вспомнил и сказал ей об этом.

– Дамастес... давай снова займемся любовью. Пожалуйста. Давай займемся любовью так, как ты хотел в тот раз.

Меня пробрал озноб. Я не знал, что сказать. Маран повернула голову и пристально посмотрела на меня.

– Пожалуйста, дорогой, – ее голос звучал очень настойчиво. Я кивнул. Она вручила мне то, что держала в руке: маленький пузырек с вазелином.

Я погладил ее ягодницы и попробовал было просунуть палец, но она вздрогнула и отпрянула от меня.

– Маран, – прошептал я. – Мне кажется, это неправильно. Я не хочу причинять тебе боль.

Мой член вяло свисал между ног.

– Ты должен... и я знаю, ты никогда не сделаешь мне больно. Пожалуйста. Это очень важно.

Я начал массировать ее спину, потом провел рукой между ног, лаская промежность и ощущая влагу, оставшуюся после наших занятий любовью. Вскоре ее дыхание участилось. Мой член отреагировал на это, снова поднявшись и затвердев. Я поднял ее бедра и подсунул под них подушку, затем опустился на колени, раздвинул ей ноги и мягко скользнул в нее.

Она ахнула.

– Не туда! Я хотела...

– Тише!

Я двигался медленно и ритмично. Постепенно ее выдохи превратились в стоны, руки снова вцепились в ковер. Потом я выдавил вазелин на палец и вставил в нее, двигая пальцем по кругу и одновременно ощущая движения своего члена в ее теле. Она вскрикнула от удовольствия. Я вставил другой палец рядом с первым, продолжая круговые движения.

– О да, Дамастес, сейчас же! Я готова! – простонала она, вращая ягодицами.

– Готова к чему?

– Пожалуйста, возьми меня, где я хочу, где я сказала тебе! Пожалуйста, сделай это, сделай это там, я больше не могу!

Вынув свой член, я прикоснулся головкой к отверстию и толкнул. Она закричала и толкнула в ответ, вдавливая ягодицы в мои бедра, заглатывая меня. Ее руки вцепились в мои, когда я опустился на нее для равновесия. Я вышел из нее и снова толкнул. Ее тело извивалась от страсти. Это продолжалось не более дюжины раз, а потом я тоже громко вскрикнул, и мы вместе рухнули на пол.

Не знаю, сколько мы лежали – несколько минут или целую вечность.

– Я люблю тебя, – прошептала она.

– И я люблю тебя.

– Спасибо. Теперь все кончено.

Я промолчал.

– Мне нравится чувствовать тебя... там, сзади. Потом мы можем сделать это снова.

Но это больше не повторилось.

Три дня... Думаю, мы ели не чаще одного раза в день, иногда дремали и проводили довольно много времени в теплом бассейне. Но в основном мы любили друг друга, любили и смеялись. Впереди нас ожидала зима и смерть, но наша любовь окружила нас крепкой стеной и держала гончих судьбы на расстоянии.

Эти три дня запомнились мне как один долгий оргазм, вспышка страсти и прилив неземной радости. Я задавал себе вопрос, смогу ли я еще когда-нибудь испытать такое счастье.

119
{"b":"2574","o":1}