ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За день до наступления начались мелкие стычки, и Тенедос сотворил Заклятье Погоды. Собрались облака, из которых посыпался град, перешедший в дождь, затем в снег. К вечеру снова пошел дождь.

Летучие отряды Йонга вырывались вперед по нескольку десятков человек и обрушивали пробные удары на каллианские линии обороны. Разумеется, каллианцы контратаковали и оттесняли их. Каждый раз погибало по нескольку человек. Через час отряды наносили новые удары, с другого направления, и опять каллианцы оказывались вынужденными давать отпор. Однажды целый каллианский полк подвергся совместной атаке колонны тяжелой кавалерии и роты драгун Линергеса. Неся ощутимые потери, каллианцы отбили нападение, а после небольшого перерыва солдаты Йонга снова завязали мелкие стычки.

Я полагал, что понимаю тактику Тенедоса: отвлечь внимание каллианцев этими булавочными уколами, чтобы они не уделяли внимания другим участкам своего фронта. Но я ошибался. Это было наименее важной частью плана Провидца, хотя лишь спустя годы я догадался об этом.

Вечером того же дня моя кавалерия и драгуны Петре выступили в поход, находясь в нескольких милях к западу от каллианских позиций. Подъехав к опушке леса, мы спешились, и каждый солдат, держа в поводу свою лошадь или мула, углубился в лес.

Воспоминания об этом ужасном переходе до сих пор иногда преследуют меня во сне. Ветки хлестали по лицам, по мордам животных, люди спотыкались и падали в незаметные ямы в густом подлеске. Лошади жалобно ржали, а мулы протяжно кричали, выражая свое недовольство. Солдаты как могли пытались успокоить их, надеясь, что лязг и крики отдаленных стычек заглушат шум, который мы производили при движении. Карьян, идущий следом за мной, проявил удивительные способности к словотворчеству, непрерывным потоком изрыгая ругательства, некоторые из которых я слышал впервые.

Под деревьями было темно, сыро и холодно. Но не холод порождал страх: нам казалось, что в этом лесу еще никогда не ступала нога человека, и он служил обиталищем древних безымянных существ, подвластных не Джакини, а старейшим божествам или демонам. Все мы ощущали леденящую угрозу, исходившую из темноты.

Через лес двигались почти десять тысяч кавалеристов и пять тысяч драгун в арьергарде. Мы шли, разделившись на десять колонн, и солдаты каждой колонны были совершенно уверены, что их безмозглый командир выбрал самый трудный маршрут.

Постепенно сгустились сумерки. Мы остановились и накормили лошадей овсом из седельных сум. В наших колоннах больше не было ни офицеров, ни уоррентов: никто не ездил вдоль строя, проверяя, как идут дела у его подчиненных. Я стал обычным уланом, забыв о своем генеральском чине.

Нам оставалось одно утешение – кто-то из чародеев Тенедоса изобрел заклинание, сохранявшее жидкость горячей, поэтому у каждого солдата имелся глиняный сосуд с супом, которым он мог согреваться... если только он не разбил его о ствол дерева, как это произошло со мной. Карьян предложил поделиться со мной, но я отказался. Усевшись на свой плащ, я грыз вяленое мясо и сушеные фрукты. В темноте я позволил себе предаться беспокойству за Маран, за себя и за исход завтрашнего сражения. Было слишком холодно и сыро для сна, к тому же вскоре пошел дождь.

Но я недолго предавался унынию и вскоре обнаружил, что улыбаюсь своим мрачным мыслям. Мы наконец-то заблудились в этом необъятном лесу, и больше нас никто никогда не увидит. Мы обречены бродить здесь до скончания времен, а когда остановится Великое Колесо, сам Ирису подивится, куда делись несколько тысяч душ его подданных, и отправится искать нас.

К середине ночи немного подморозило. Наверное, я уснул, потому что, открыв глаза, увидел серые сумерки и длинные сосульки, свисавшие с ветвей деревьев. Лукан с покорным видом смотрел на меня, возможно, удивляясь, зачем я решил подвергнуть его таким пыткам. Я снова накормил коня и дал ему немного сахару, пропитанного бренди, который хранился в кульке из промасленной бумаги.

Мы были готовы двигаться дальше. Теперь кавалерия шла без драгун: они повернули на восток, к основным силам каллианцев. Пользуясь заклинанием, полученным от чародеев, они начали приближаться к вражескому флангу.

Примерно час спустя грохот и приглушенные крики на востоке достигли моего слуха, и я понял, что главное сражение началось.

Еще через час лес закончился. Мы вышли на открытую местность, поросшую кустарником. В нескольких милях от нас, за краем плато, дороги вели вниз, к каллианской столице. Мы перестроились в боевой порядок, оседлали лошадей и стали ждать.

Летучие отряды Йонга всю ночь терзали оборонительные рубежи каллианцев, не давая им передохнуть. Теперь все зависело от того, удалось ли драгунам вовремя занять свои позиции.

С первыми лучами рассвета один пехотный полк и два полка тяжелой кавалерии предприняли фронтальную атаку на позиции Чардин Шера. Это было равносильно самоубийству, и выжить удалось лишь каждому десятому из нападавших. Когда каллианцы двинулись вперед для окончательного уничтожения противника, драгуны атаковали их из леса с западного фланга, ударив буквально из ниоткуда.

Микаэл Янтлус и другие чародеи Чардин Шера ни о чем не подозревали, поэтому каллианцы были с ходу отброшены назад, врезавшись в собственные боевые порядки под ударом нумантийского клина. Все попытки сопротивления оказались тщетными, и им пришлось отступать через лес. Но то был не организованный отход, как планировалось, а поспешное бегство.

Драгуны вернулись к своим лошадям и устремились в погоню за противником, так что обе армии разделяло не более полумили. Как позже объяснил Тенедос, это было именно то, на что он надеялся, ибо он не знал, насколько успешным окажется его Великое Заклинание.

Я до сих пор содрогаюсь при мысли о том, каково пришлось каллианцам, потрясенным внезапной атакой, пытавшимся спастись и не поддаться леденящему ужасу, когда сам лес пошел в атаку на них.

Ветви тянулись вниз, ударяя как дубинки или кнуты, швыряя людей на землю. Корни поднимались из почвы и хватали солдат, а затем обвивали их тела, ломая кости.

Некоторые каллианцы обезумели при виде того, как родная земля поднимается против них, и, возможно, то были еще наиболее удачливые. Повсюду на командные группы без скрипа и треска валились деревья. Колючки кустарника впивались в людей, удерживали их на месте, мешая им бежать. Вороны с карканьем кружили над своими разоренными гнездами, и лесные существа в панике выскакивали из своих зимних нор, когда сам лес зашевелился вокруг них, причиняя больше разрушений, чем самый свирепый и опустошительный ураган.

Это было первое из двух Великих Заклинаний, примененных Тенедосом в каллианской войне. Оно казалось невозможным. Никто не слышал о том, что такое случалось в прошлом, однако оно было создано, причем одним человеком. Люди шепотом говорили, что Тенедос продал душу демонам, но потом качали головами: даже такой цены было бы недостаточно для обладания подобной силой. Страх и уважение перед именем Провидца возросли многократно.

Я не ведал, что произошло. Конечно, я ощущал легкую тошноту и непонятное беспокойство, но приписывал это усталости или простуде, подхваченной в лесу. Мое внимание было приковано к покрытым инеем стволам, а затем из леса начали появляться люди. Каллианцы бежали с воплями, целыми тысячами, и лишь немногим удалось сохранить строй. Они то и дело оглядывались на лес, словно ожидая, что демоны погонятся за ними, но вместо этого на правом фланге заиграли трубы и десять тысяч кавалеристов устремились в атаку.

Я уже говорил о том, что каллианцы были храбрыми людьми. Их командиры продолжали отдавать приказы; некоторые роты и целые полки нашли в себе мужество построиться в каре для отражения нашей атаки. Но мы не обратили на них внимания и врезались в центр отступающей каллианской армии.

Наша атака быстро захлебнулась, и мы превратились в размахивающую саблями кавалерийскую лаву, пытавшуюся пробиться через толпу пехоты. Каллианский солдат бросился на меня с пикой. Я отбил ее плоской стороной клинка и отрубил ему руку. Еще один прицелился из лука, но за ним выросла фигура Карьяна, и он тоже рухнул на землю. Затем что-то полетело в меня, и я инстинктивно уклонился, едва опознав в летящем предмете полковой штандарт на древке копья. Лукан в страхе встал на дыбы и сбросил меня с седла.

126
{"b":"2574","o":1}