ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Много ли у меня шансов? – спросил я, чувствуя, как мои внутренности холодеют и завязываются в узлы. – Да и как я узнаю, что этот демон собирается выполнить свою часть сделки?

– Буду откровенен с тобой. Существует возможность предательства с его стороны, но очень незначительная. А что касается бегства, то я обеспечу тебя самой прочной магической охраной, какая у меня есть.

– Как я проникну в цитадель? Можете ли вы обратить меня в птицу? Или, сообразно природе этого места, в летучую мышь?

– Разумеется, нет, – Тенедос взял меня за руку, подвел к окну и открыл ставню. За окном завывал зимний ветер. Мы глядели на мрачную каменную громаду, расположенную в двух милях от нас. Тенедос взмахнул рукой и указал на неприступную стену крепости, и я понял его идею. Она не казалась абсолютно неосуществимой... просто безумной.

Провидец отошел от окна.

– Я не буду торопить тебя с ответом, друг мой. Теперь ты знаешь, как высоко я ценю это звание, ибо ты единственный, кто оказался подходящим для моего будущего партнера. Тебе даже не нужно говорить мне «нет». Если в течение ближайших суток я не получу от тебя известий... что ж, тогда придется искать другой способ справиться с Чардин Шером.

Я слушал его невнимательно, а, отворив ставню, снова взглянул на крепость. В моем сознании всплыли слова лицейских учителей: «Обязанность командира – вести своих людей». Потом я вспомнил услышанную где-то поговорку: «Долг тяжел, как свинец, но смерть легче перышка».

Мои мысли обратились к Маран, и я с тоской подумал о ней. Мне отчаянно хотелось ответить отказом на эту абсурдную идею, но я не мог. Но не мог я и согласиться. Я задавался вопросом: смог бы наш ребенок родиться живым и здоровым, если бы я отчаянно цеплялся за жизнь – нечто, чего солдату делать не подобает?

Я захлопнул ставню и повернулся к Провидцу.

– Вам не нужно ждать ответа. Я пойду.

На его лице медленно проступила улыбка.

– Знаешь, Дамастес, я ни на секунду не сомневался, что ты согласишься. Поэтому мне понадобилось целых два дня, чтобы набраться мужества и попросить тебя об этом.

Путь в крепость, разумеется, лежал через трещину, пробитую молнией в крепостной стене. Оказавшись наверху, оставалось лишь спуститься вниз по стене, преодолевая неведомые препятствия, выполнить поручение Тенедоса, а затем каким-то образом скрыться, сохранив свою голову на том месте, к которому она более или менее привыкла за последние двадцать с лишним лет.

Попутно я также собирался покончить с войной, болезнями и голодом, угрожавшими нашему войску.

Я решил подыскать трех других идиотов для компании.

Первым был Карьян. Когда я сообщил ему, как высоко я оцениваю наши шансы, он лишь пожал плечами.

– Сэр, сколько раз мы могли погибнуть с тех пор, как встретились? Похоже, я уже привык к этому. Кроме того, если дело выгорит, это будет история, за которую меня обеспечат бесплатной выпивкой в тавернах до конца моих дней.

– Если ты решишься идти, то только в чине старшего сержанта, – твердо сказал я. – А посмертно тебе присвоят еще более высокое звание.

Карьян недовольно заворчал, потом усмехнулся.

– Вы готовы воспользоваться любым преимуществом – верно, сэр?

– Именно так.

Он отсалютовал.

Один.

Я просто не мог сказать своим домициусам, что мне нужны еще двое, так как знал, что меня захлестнет волной добровольцев. Пока я размышлял, как быть дальше, вернулся Карьян. За ним маячила огромная фигура Свальбарда, бравого рубаки, который, как я не без удовольствия заметил, уже носил нашивки старшего сержанта.

– Он тоже идет, – сообщил Карьян.

– Карьян сказал тебе, что мы собираемся предпринять?

– Да, сэр.

– Ты отдаешь себе отчет, что у нас нет шансов выжить?

– Я этому не верю... сэр.

Мы в молчании смотрели друг на друга. Я сдался первым, зная, насколько бесполезны любые убеждения.

– Хорошо. Ты освобождаешься от службы в своем эскадроне и переводишься в мою штаб-квартиру.

– Благодарю вас, сэр.

Свальбард ушел.

Двое.

Третьим был домициус Биканер, клявшийся всеми богами, что он имеет полное право идти с нами, и напоминавший о том, как долго мы служили вместе. Я категорически отказался – 17-й Уланский полк нуждался в надежном командире. Биканер начал спорить, и мне пришлось приказать ему заткнуться и уходить.

Я снова задумался, кого мне стоит попросить войти в мою команду самоубийц, когда генерал Йонг вошел в мою палатку, даже не удосужившись постучать.

– Насколько я понимаю, дружище, ты замышляешь какое-то совершенно безрассудное дело.

– Пожалуй, это еще мягко сказано, – согласился я. – Но как ты узнал об этом?

– Никогда не задавай такой вопрос человеку, который лучше всех крал цыплят в своей деревне, еще не научившись как следует ходить. Я хочу знать, почему ты не позвал меня.

– Потому что ты генерал, черт тебя побери!

Йонг сплюнул и потянулся к своим нашивкам. В другой его руке неожиданно блеснул кинжал, а в следующее мгновение срезанные нашивки полетели на пол. Йонг раздавил их каблуком и широко улыбнулся.

– Теперь я просто хиллмен по имени Йонг.

Я выругал его, и он выругался в ответ. Я назвал его бесстыдным варваром, и он посоветовал мне следить за своим языком, ибо уроженец Кейта никому не спустит такого оскорбления. Особенно нумантийскому генералу.

– Знаешь, ведь я могу позвать офицеров полиции или сказать Тенедосу, и тебя закуют в кандалы до моего возвращения.

– Ты думаешь, я буду стоять здесь и дожидаться, пока они придут? Послушай, дурья башка, я пришел сюда, чтобы учиться чести, разве не так?

– Честь и безрассудство – не одно и то же.

– Какой болван это сказал?

Я невольно улыбнулся.

– А что касается Провидца, то хрен ему в задницу! – продолжал Йонг. – Ты думаешь, я подчиняюсь ему потому, что боюсь его? Я делаю что хочу и когда хочу. Раньше мне было интересно вести за собой солдат, учить этих деревенских увальней вести себя и двигаться так, как горские разведчики. Теперь я хочу забраться в эту крепость и посмотреть, что там внутри. Ты присоединишься ко мне, нумантиец?

– Откуда ты знаешь, что я собираюсь подняться на стену?

– Потому что хотя ты и дурак, но все же не так глуп, чтобы рыть подкоп.

Тенедос будет в бешенстве, но...

Трое.

Два генерала и два старших сержанта стояли под моросящим дождем у подножия практически вертикальной стены. В десяти футах над нами начиналась трещина, пробитая молнией в каменной кладке.

Гроза бушевала с самого утра, перемежаясь короткими периодами затишья. Погода частично контролировалась тридцатью чародеями Тенедоса, работавшими на наших передовых позициях. В заплечном мешке я нес маленькую лампу с зачерненным стеклом, которую собирался использовать для сигнализации. Одна вспышка означала усилить грозу, две – успокоить ее. Три вспышки будут даны, когда... или если мы достигнем вершины стены.

«Я сомневаюсь, сработает ли это как следует, – сказал Тенедос. – Но попробовать все равно стоит».

В заплечном мешке лежали также перчатки, матерчатые гамаши, чтобы приглушить стук моих подкованных сапог, если мы все-таки поднимемся на бастион, фляжка с чаем и три запечатанных промасленных свертка с жареными цыплятами, вяленым мясом и леденцами. Наиболее важным предметом была маленькая фляжка с эликсиром, который должен был послужить приманкой для демона. Рядом с ней лежала палочка из рыжеватого материала, похожего на мел. Я потратил четыре часа, рисуя и перерисовывая фигуру, которую должен был изобразить на мостовой внутреннего двора, а Тенедос надзирал за мной и исправлял ошибки. Как фигура, так и таинственные символы не имели для меня ровным счетом никакого смысла. Я спросил Тенедоса, не смоет ли дождь нарисованные линии. Оказалось, он уже сотворил заклятье, которое воспрепятствует этому.

Кроме того, на поясе у меня висел мешочек с маленьким молотком и мягкими железными клиньями, которые предполагалось вбивать в трещины стены при подъеме. Через плечо свисал толстый моток веревки.

129
{"b":"2574","o":1}