ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Патрик Мелроуз. Книга 2 (сборник)
Научные забавы. Интересные опыты, самоделки, развлечения
Хроники Заводной Птицы
Хемингуэй. История любви
Ведьма и бесполезный ангел
Игра престолов. Часть I
Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять максимальное удовольствие, выступая публично.
Те, кто уходит, и те, кто остается
Азъ есмь Софья. Крылья Руси
A
A

– О да, разумеется, – Тенедос протянул пергаментный свиток, перехваченный красным шелковым шнуром и запечатанный сургучом. Ахим Фергана вскрыл печать, развернул свиток и сделал вид, будто внимательно изучает его. Потом он передал документ джаку Иршаду, и церемония продолжалась своим чередом. Незадолго до ее окончания Тенедос вручил ахиму дары из Нумантии.

Он показал их мне перед тем, как мы отправились в посольство. Эти дары произвели на меня большое впечатление. В шкатулке лежали ножи ручной работы, созданные лучшими мастерами из различных провинций Нумантии. Здесь был рыбацкий нож с тонким лезвием из Палмераса; длинный и широкий нож дарфурского пастуха; симабуанское мачете, пригодное не только для рубки тростника, но и для ближнего боя, – всего двенадцать клинков. Все они были сделаны из закаленной стали, а рукояти, гарды и головки – из экзотических пород дерева и металлов с инкрустированными самоцветами.

Было ясно, что ахиму Фергане они очень понравились. Он издал низкий довольный рык и поставил шкатулку справа от себя.

Церемония продолжалась. Я делал вид, будто внимательно слушаю, хотя на самом деле больше глазел по сторонам. Меня слегка удивляло, что такому закаленному вояке, как ахим Фергана, нравятся пустые славословия, но потом пришел к выводу, что в его глазах это прибавляет законности его бандитскому правлению.

В конце концов Иршад и Фергана заключили, что Тенедос не самозванец и может быть желанным гостем при дворе... до тех пор, пока он будет соблюдать законы и обычаи великого Кейта. Ахим Фергана выразил живейший интерес к последним новостям из Нумантии и пожелал узнать, как идут дела у его друзей, уважаемых лидеров из Совета Десяти.

При этих словах кто-то тихонько хмыкнул, и я скосил глаза, пытаясь увидеть того, кому они не понравились. Этим человеком оказался мужчина в красной шапочке с горизонтально подвешенным у пояса кинжалом.

Очевидно, Фергана тоже отличался острым слухом. По окончании церемонии он жестом приказал этому человеку приблизиться.

– Ландграф Малебранш, подойдите сюда, пожалуйста.

Тот молча повиновался.

– Нам выпала честь иметь при своем дворе двух представителей древних и уважаемых государств, – произнес Фергана. – Воистину приятно видеть, что Кейт, иногда презрительно называемый Спорными Землями, привлекает к себе такое высокое внимание.

Посол Тенедос, позвольте представить вам полномочного посла из Каллио, ландграфа Эллиаса Малебранша.

Я сумел скрыть свое изумление. Разумеется, ахим Фергана прекрасно знал, что Каллио – не более чем провинция Нумантии, точно так же, как и Никея. Но прежде чем кто-либо успел вмешаться, Малебранш отвесил изящный поклон.

– Возможно, о ахим, два наших государства так сильно отличаются друг от друга, что со стороны иногда проще думать о нас как о разных народах, – сказал он. – Но мы – одна нация. Некоторые этим гордятся, другие же сожалеют об этом.

Тенедос медленно повернулся к послу – в иерархии знати этот титул примерно соответствовал нашему графскому.

– Приветствую вас от имени ваших истинных правителей, – произнес он, подчеркнув последние три слова. – Я уверен, что мы сможем стать лучшими друзьями. Но, ландграф, вы говорите, что некоторые сожалеют о том, что являются гражданами Нумантии. Как они могут быть столь глупы?

– Наверное, я допустил небрежность, – признал Малебранш. – Я не имел в виду, что кто-то сожалеет о своем нумантийском гражданстве, но есть люди – разумеется, я не принадлежу к их числу, – считающие, что в последние годы Нумантия управляется, э-ээ... скажем, довольно сумбурным образом.

Ахим Фергана разразился рокочущим хохотом.

– Нам предстоят веселые времена, если два представителя одного и того же королевства вступают в склоку между собой, даже не будучи полностью представленными друг другу! Это будет новым развлечением при моем дворе!

Тенедос слегка улыбнулся, а затем сжал губы.

– Я рад, что Ваше Величество довольны, и надеюсь порадовать вас в дальнейшем в других, более важных делах, которые нам предстоит обсудить. Однако прошу вас не считать склокой небольшое семантическое разногласие. В конце концов, все нумантийцы – братья.

Фергана рассмеялся еще громче.

– Это верно, ландграф Малебранш? Правда ли, что ваши народы объединяются, когда наступают тяжелые времена?

Гримаса на лице Малебранша могла означать все что угодно, но он промолчал. Впрочем, Фергана и не настаивал на ответе. Вместо этого он снова повернулся к Тенедосу.

– Да, интересные времена наступают, – он взглянул на меня через плечо Провидца. – Вот, например, вы, молодой человек. С вами мне будет особенно любопытно познакомиться.

Каюсь, при этом я вытаращил глаза.

– Вы тот самый хитроумный офицер, который напугал Волка из Гази своим чародейством и заставил его расстаться с добычей, не так ли?

Туман в моей голове ничуть не прояснился, однако я сумел сохранить на лице непроницаемое выражение. Неужели этот человек с помощью волшебства своих джаков узнает обо всем, что происходит на границах?

– Да, это я, Ваше Величество, – ответил я.

– Вы весьма хитроумны, – продолжал Бейбер Фергана. – Будет любопытно посмотреть, как это качество проявится в будущем... а я надеюсь, что вам представится такая возможность.

– Но будьте осторожны, – вставил Иршад. – Некоторые из нас не отличаются таким чувством юмора, как великий ахим.

Я поклонился.

– Спасибо за похвалу... и за предупреждение.

Оба уставились на меня, словно запечатлевая в своей памяти не только мои черты, но и душу. Я чуть было не отступил на шаг, но удержался на месте. Секунду спустя они одновременно перевели взгляд на Лейша Тенедоса.

– Я рад пригласить вас к своему двору как почетных представителей Нумантии, – произнес ахим Фергана. – Вам остается выполнить лишь одну, последнюю обязанность.

– Мы в вашем распоряжении, – вежливо отозвался Тенедос.

Иршад взмахнул рукой, и весь помост вместе с троном отъехал назад, отодвинувшись к дальней стене. Я снова напомнил себе, что несмотря на варварские обычаи хиллменов, нельзя недооценивать их мастерство или образ мыслей.

Там, где только что находился помост, открылась круглая железная пластина в виде Колеса, изумительно разрисованная всеми живыми тварями этого мира.

Иршад сделал еще один знак рукой, и пластина скользнула в сторону, открыв неглубокую яму.

– Подойдите ближе, – распорядился ахим Фергана. – Все четверо.

Мы приблизились и увидели, что под нами открылась миниатюрная копия присутственного чертога, в котором мы находились. Все предметы обстановки были скопированы до мельчайших подробностей, и более того: макет был заставлен куклами размером примерно в половину человеческой руки. Я изучил их, затем оглянулся вокруг, узнавая придворных, послуживших моделями для манекенов. Их лица были с большим мастерством вырезаны из слоновой кости, костюмы воспроизведены с замечательным реализмом.

В яме было гораздо больше кукол, чем людей, присутствовавших в зале в тот день. Я заметил также еще одно отличие: на крошечном помосте не было кукол, представлявших ахима Бейбера Фергану или джака Иршада.

Иршад спустился в яму и вынул одну куклу – поразительно точную копию каллианца, ландграфа Малебранша.

– Это сделано не из детского тщеславия, посол Тенедос, – вкрадчиво произнес Фергана.

– Я уже почувствовал это, о ахим, – отозвался Тенедос. – Как вам известно, мое основное ремесло имеет мало общего с дипломатией.

– Ах да, я забыл. Итак, каждая из этих фигурок содержит хотя бы прядь волос мужчины или женщины, которую она изображает. Я требую от любого человека, желающего состоять при моем дворе, предоставить частицу своего тела для изготовления соответствующего манекена.

– Я вынужден заявить протест, – холодно сказал Тенедос. – Это может дать вам магическую власть над человеком... вам, или вашим чародеям.

– Может, – согласился Фергана. – Но я человек чести и никогда не стану извлекать из этого выгоду, а тем более не позволю моим джакам совершить подобное преступление.

26
{"b":"2574","o":1}