ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В следующее мгновение меня бы схватили и разорвали в клочья... но тут вмешался ты и спас меня.

Это уже второй раз, Дамастес. Еще раз, и тебе придется усыновить меня, ибо только близкие родственники могут находиться в подобном долгу друг у друга.

Тенедос слабо улыбнулся своей шутке. Я не обратил на это внимания.

– Но что за существо в пещере, которое могло увидеть вас? Еще один волшебник или группа волшебников? Вы ощутили присутствие Иршада?

– Не знаю... не могу сказать. Если это волшебник, то очень могущественный. Может быть, группа чародеев или джаков.

Зато теперь я знаю, что Товиети действительно существуют, и если их реакция на мое появление может служить показателем, то они враждебны по отношению к нумантийцам. Возможно, если бы я носил знак, напоминающий всем и каждому, что я родом из Палмераса и питаю не больше любви к другим нумантийцам, чем они сами, я был бы в безопасности, – он передернул плечами и допил остатки бренди. – Все-таки в Совете Десяти заседают не такие паникеры, как я думал. В пещере есть... что-то опасное. Когда мы пошлем курьеров через Сулемское ущелье, я обязательно оповещу Совет о случившемся.

– А как быть с убийством Элюарда?

– Не знаю, – ответил Тенедос. – Шнур не помог мне узнать, как убийце удалось проникнуть в посольство, а все слуги, которых я проверил, чисты. Чародейская сеть Товиети сплетена весьма искусно. Пожалуй, я смог проследить за удавкой до места ее появления лишь потому, что в Сайане мало чародеев, равных мне по силе.

А что до наших дальнейших действий... я могу усилить магическую защиту, наложенную на резиденцию, но это не более чем временная, оборонительная мера. Нам остается соблюдать крайнюю осторожность и надеяться, что мы сумеем раскрыть их планы... прежде чем они начнут экзекуцию. [3] Прошу прощения, кажется, я выразился неудачно.

Он осушил еще один бокал бренди, не заметив, что я едва прикоснулся к своему. Попрощавшись, я вернулся в свои апартаменты.

Но в ту ночь я так и не заснул.

Впрочем, судя по числу освещенных окон, все остальные тоже не спали.

Через два дня мы получили приглашение на банкет при дворе ахима Бейбера Ферганы. Его можно было рассматривать как приказ, ибо празднество устраивалось в честь годовщины восхождения нынешнего ахима на трон. Любой человек благородного звания, не прикованный к смертному одру, был обязан явиться с подобающими подарками, иначе его отсутствие рассматривалось как объявление кровной вражды.

Я уже пропустил несколько приемов у ахима и надеялся найти какой-нибудь предлог, чтобы пропустить и этот. Его представление о веселом празднике сводилось к выслушиванию бесконечных речей, песен и стихов, восхвалявших его несравненные достоинства во всех сферах жизни – от постели до войны и политики. Одновременно он непрерывно поглощал огромное количество деликатесов, сопровождая этот процесс обильными возлияниями, и постепенно входил в полусонное состояние – этакий полубог, наделенный всеми добродетелями, дарованными человечеству. Чтобы не заснуть, приглашенные пили арак – маслянистый, смертоносно крепкий самогон из апельсинового сока. На следующее утро похмелье было таким, что смерть казалась одним из величайших благодеяний Умара.

Поскольку на банкете присутствовал лишь один человек, чье моральное и физическое совершенство не подвергалось сомнению, за столом время от времени вспыхивали ссоры, которые, по обычаю хиллменов, быстро перерастали в дуэли. Ахим Фергана находил это развлечение превосходным и поощрял своих дворян биться друг с другом до тех пор, пока по крайней мере один из бойцов не выбывал из строя.

С самого начала все пошло вкривь и вкось.

Тронный зал был заставлен столами, а животные загнаны в стойла, где их также ожидала щедрая трапеза. Огромный чертог кишел кейтскими вельможами: на праздничные банкеты допускались только мужчины. Настенные канделябры и небольшие масляные лампы, стоявшие на каждом столе, освещали нарядный, празднично украшенный зал.

Ахим Бейбер Фергана сидел на троне за персональным столом. На таких приемах высокородные дворяне и знатные иностранцы обычно рассаживались за первым длинным столом, прямо перед ним. В тот вечер мы с Тенедосом сидели через три места от посла Каллио, ландграфа Эллиаса Малебранша. Встретившись со мною взглядом, Малебранш с ироничной улыбкой поднял свой бокал. Я ответил на его насмешливый тост: было ясно, что он получает от вечера не больше удовольствия, чем мы сами.

Ахим Фергана пребывал в самом дурном расположении духа, и нетрудно было понять, почему. Центральное место за нашим столом пустовало – это было кресло, предназначенное для джака Иршада. Рядом сидели трое чародеев из его свиты, но сам верховный маг куда-то запропастился. Меня изумляло, что он, несмотря на его исключительное положение, осмелился нарушить волю ахима. Должно быть, случилось что-то из ряда вон выходящее.

Естественно, ахим топил свой гнев в алкоголе, жуя пряные листья и едва прикасаясь к лакомствам, расставленным перед ним. Огромная куча подарков справа от трона оставалась незамеченной.

Обстановка еще более накалилась, когда какой-то особенно бездарный бард затянул длинную здравицу:

Ахим Фергана, ты – Врагов Посрамленье,

Угроза Неверным и Дев Наслажденье.

Рассыплется войско противника в прах,

Когда твое имя у нас на устах.

С клинком обнаженным в деснице твоей,

Могучий...

С «Могучего» было более чем достаточно. Издав яростный рев, он размахнулся и швырнул в поэта золотым блюдом. Тот осознал, что шедевр не получил должного признания, и торопливо ретировался.

– Где мой джак, дьявол его разбери? – завопил Фергана. – Как он осмеливается унизить меня в этот час, когда я праздную свой триумф? Капитаны стражи, обыщите весь дворец, пока не найдете его! Отрядите роту... нет, возьмите целый полк и обыщите все улицы Сайаны, если это будет необходимо!

Он продолжал буйствовать. Я зачарованно наблюдал, впервые став свидетелем монаршего гнева, но внезапно вздрогнул и осознал, что в зале стало очень холодно. Из моего рта повалил пар, пальцы начали коченеть.

Потом я увидел туман.

Он наползал ниоткуда и отовсюду, словно распахнулись невидимые двери и вокруг задула зимняя поземка. Туман уплотнился, превратившись в темный, кипящий океан с проблесками света внутри. Я было подумал, что теперь он заполнит весь зал, но он сгустился в почти твердую, мерцающую форму.

И тут над нами грянул чей-то мощный голос:

– Бейбер Фергана... Наконец-то настал час расплаты! О брат мой, пришло время отомстить за твои злодеяния!

Шамиссо Фергана! Однако я не мог разглядеть в тумане человеческий силуэт.

Туман качнулся к трону. Один из вельмож ахима Ферганы вскочил на ноги с мечом в руке и наотмашь рубанул по воздуху. Туман всосал его в себя, поднял ввысь и разорвал надвое. Кровь хлынула потоком, смешиваясь с внутренностями, источавшими пар в морозном воздухе. Человек даже не успел вскрикнуть, как умер, и его изувеченный труп был отброшен в сторону.

Фергана выпрямился, обнажив свой клинок. Туман схватил его и распял в воздухе, разведя его руки в стороны. Со стороны казалось, будто он беспомощно висит на невидимой дыбе.

Решетки над нами с лязгом распахнулись. Лучники ахима, стоявшие на верхней галерее, прицелились и пустили стрелы. Некоторые нашли свою цель – кейтских вельмож – но большинство стрел поломалось о каменный пол.

Туман взвихрился, потянулся вверх, и с галереи донеслись вопли и хрипы стражников. В считанные мгновения их передушили как котят.

Тенедос лихорадочно шарил в небольшом мешочке, подвешенном к его поясу. С другой стороны стола джаки Ферганы что-то бессвязно бормотали, пытаясь изобрести контрзаклинание.

Смех прокатился по залу, и мне показалось, что я уже где-то слышал этот смех раньше. Затем раздался голос джака Иршада:

вернуться

3

Игра слов: в английском языке слова «экзекуция» и «исполнение» пишутся одинаково, т. е. «начать экзекуцию» равнозначно «привести в исполнение».

31
{"b":"2574","o":1}