ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Можете не тратить сил, идиоты. Моя магия гораздо сильнее, чем могут вообразить ваши скудные умы. Я – величайший джак этого мира!

Бейбер Фергана, о ложный ахим, теперь пришло время расплаты за тот стыд и унижение, которым ты подвергал меня все эти годы, хотя когда-то я был твоим самым преданным слугой. Я бежал от твоей тирании еще до рассвета, зная, что вернусь с наступлением темноты и нанесу ответный удар, согласно воле благородного Шамиссо Ферганы.

Уже давно, когда я впервые познал глубины твоего злодейства, я предложил тебе изобретение, которое должно было обеспечить тебе полную безопасность – кукол, в каждой из которых находятся жизненные элементы всех, кто тебя окружает.

Эта идея показалась тебе превосходной, о безмозглый жирный глупец, и поэтому ты позволил тому, кто владеет куклами, владеть сердцем Кейта.

Взгляни под помост, о ложный ахим, чей жребий предрешен! Куклы у меня, и я нахожусь в безопасном месте, где поклялся в вечной верности твоему брату, будущему ахиму Шамиссо Фергане.

Узнай и еще одну новость, нечестивый пес. С годами, мало-помалу, я изготовил другую куклу. Это твоя копия, хотя ее можно спутать с каким-нибудь грязным боровом с крестьянского двора – столь гнусен и уродлив ее облик.

Она содержит твои волосы, твою слюну, капли твоей крови и даже частицы твоего семени. Одна из шлюх, которых ты называешь женами, позволила мне соскрести их с ее бедра.

Теперь ты мой, о Бейбер Фергана! Ты умрешь очень медленной смертью, о которой будут говорить шепотом до тех пор, пока от города Сайаны не останется камня на камне!

Сейчас я предоставлю тебе удовольствие увидеть, какова эта смерть, и сделаю твою агонию еще более ужасной.

Сначала я хотел умертвить кого-нибудь из дорогих тебе людей, но понял, что таких не существует. Единственный, кого ты любишь, о Бейбер Фергана, это ты сам.

Поэтому я попросил разрешения избавить Кейт от двух наших врагов из страны, на которую скоро падет мощь нашего гнева, и будущий ахим милостиво даровал его мне.

Ваша судьба решена, Провидец Тенедос и легат Дамастес а'Симабу! По воле рока я сохранил кукол, в которые вы, по вашей безмерной глупости, вложили элементы вашего жизненного вещества. Сейчас я предам их вечному проклятию!

Туман спустился с галереи. Я обнажил меч, понимая, что поступаю не умнее Ферганы или убитого придворного. Но я не знал, что еще можно сделать.

Из тумана выползли щупальца, помедлили и начали шарить вокруг, словно виноградные плети под порывами штормового ветра. Туман как будто ослеп, не замечая своих жертв. И тут я услышал дикие крики животных, корчившихся в агонии в своих стойлах. Туман набросился на бедных зверей и теперь терзал их.

Когда Биканер, Тенедос и я отдали свои волосы для кукол, Тенедос подменил крошечные золотые шкатулки, прежде чем передать их джаку Иршаду. Поскольку он предполагал, что Иршад подвергнет их содержимое испытанию с целью убедиться, что мы не положили туда ничего лишнего, они с эскадронным проводником Биканером незаметно срезали волоски со шкуры трех придворных животных. Волосы животных и были помещены в наши куклы, и теперь звери умирали нашей смертью.

Время остановилось. Никто не двигался, и сам туман застыл в нерешительности, но пальцы Лейша Тенедоса, сидевшего рядом со мной, быстро сплетались и расплетались в странных сочетаниях.

Впоследствии Провидец Тенедос творил куда более сильные заклинания, задерживавшие или уничтожавшие целые армии. Но это было одним из наиболее впечатляющих, поскольку у него не было ни времени для подготовки, ни материалов для выбора. Позднее он признался мне, что взял черную тушь из своего заветного мешочка, а также воспользовался горчицей и хреном со стола. Он смешал все это в своей тарелке и вылил смесь в пламя крошечной масляной лампы, стоявшей перед ним. По словам Тенедоса, истинная сила заклинания заключалась в словах, а не в используемом материале. Я не знаю языка, на котором он говорил, и он никогда не сообщал мне, что означали его слова или кого они призывали. Но я помню их точно и записываю так, как слышал:

Plenator c'vish Milem

Han'eh delak morn

Morn sevel morn

Venet seul morn

T'ghast l'ner orig

Orig morn

Orig morn

Plenator c'vish Milem.

Я ощутил тепло, быстро перераставшее в жар. Через несколько секунд в зале стоял зной, как в солнечный день в пустыне, окружавшей Сайану.

Туман взвихрился, затем съежился, словно слизняк, попавший в соль. Послышался долгий затихающий вопль, словно кричавший падал в бездонную пропасть, и тронный зал очистился от наваждения.

Бейбер Фергана стоял возле своего трона, позабытая сабля валялась на полу. На его лице отражалось тупое изумление.

Люди начали переглядываться друг с другом, мало-помалу понимая, что остались живы. Но за мгновение до того, как к ним вернулся дар речи, голос джака Иршада зазвучал снова:

– Что ж, Бейбер Фергана, на этот раз магия ф'ренг спасла тебе жизнь. Но куклы по-прежнему у меня, о ложный ахим, и мое колдовство проявилось лишь в малой мере.

У нас с Шамиссо есть другая идея. Тебе дается три дня, Бейбер Фергана. Если ты откажешься от трона, я дарую тебе легкую смерть – гораздо более легкую, чем ты даровал своим врагам. Благодари за это безграничное милосердие Шамиссо Ферганы и его сострадание к народу Сайаны!

Но если ты не отречешься, то через три дня я вернусь и принесу тебе другую смерть, самую чудовищную и медленную, какую только можно представить. Она придет не только к тебе, но и к каждому из твоих придворных... к каждому мужчине и женщине, чья душа находится в моем распоряжении благодаря куклам.

Если ты по-прежнему будешь цепляться за трон, я обещаю, что все те, кто сейчас слышит меня, умрут очень медленной и мучительной смертью. А потом Шамиссо Фергана пошлет своих тайных союзников, Товиети, сеять смерть на улицах Сайаны.

Обдумай мое предложение, о ложный ахим.

Обдумайте мое предложение, о вельможи, что служат неправедному господину.

Через три дня я вернусь за ответом.

Наступила тишина, через несколько мгновений взорвавшаяся истерическими выкриками. Я увидел, как ландграф Малебранш торопливо вышел из зала, и невольно задался вопросом, почему Иршад не обратил ни малейшего внимания на третьего ф'ренга, сидевшего за праздничным столом. Но другие дела были более важными.

Тенедос стоял на помосте, разговаривая с ахимом Ферганой. Он зашел за трон, повернул какой-то рычажок, которого я раньше не замечал, и помост с шорохом отъехал назад. Трюк оказался механическим, а не магическим.

Крышка ямы исчезла, а сама яма, разумеется, была пуста.

Крики усилились. Чертог наполнился отчаянием, яростью и страхом, но я почти не замечал этого.

Я смотрел в глаза Лейша Тенедоса и ясно читал в них то, о чем он сейчас думал:

«Если мы не хотим, чтобы Кейт погрузился в пучину анархии и волны хаоса выплеснулись на Север, захлестнув Юрей и Нумантию, то нам в ближайшие три дня предстоит каким-то образом найти и вернуть обратно похищенную коллекцию кукол».

Глава 9

Налетчики

Сайана бурлила от страха и замешательства. Войска ахима были приведены в полную боевую готовность и пытались восстановить хоть какое-то подобие порядка, но имели мало успеха. Повсюду бегали люди, выкрикивавшие бессмысленные пророчества о том, что город обречен; женщины панически визжали; таверны и храмы – излюбленные укрытия человека – были набиты до отказа, несмотря на поздний час. Очевидно, слухи об ужасном происшествии распространились по городу как масляная пленка по воде, обрастая на ходу чудовищными подробностями.

Некоторые торговцы извлекали выгоду из беспорядков. Их лавки или магазины были открыты, и они стояли на улице, громко расхваливая надежность своих магических орудий: Купите амулет и отведите от себя грядущее несчастье! Дайте Провидцу сотворить заклятье, и вы не пострадаете, когда ужасные Товиети предадут Сайану огню и мечу!

32
{"b":"2574","o":1}