ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они получали неплохие барыши.

Поскольку все беспокоились только о собственной шкуре, мы смогли незаметно вернуться в посольство. Услышав раскаты грома, я вспомнил о том, что Период Жары уже на исходе и скоро наступит Период Дождей. Я улыбнулся. Плохая погода сыграет нам на руку в нашем рискованном предприятии.

Я поднял эскадрон по тревоге, собрал всех офицеров и уоррентов и вкратце поведал о случившемся. Я не сообщил им, в чем заключается мой план, сказав лишь, что мне нужны двадцать добровольцев для опасного дела, готовых выступить в поход через три часа. Конечно, я мог бы набрать отряд прямо на месте, однако едва ли стоило лишать мою крошечную армию большинства ее командиров. Я добавил, что пятеро добровольцев должны быть уроженцами Кейта, отобранными из лучших бойцов нашего батальона, состоявшего из местных жителей.

Мой план был очень прост: совершить ускоренный марш-бросок к той пещере, в которой Тенедос побывал в своем «видении». Джак Иршад и куклы должны находиться где-то поблизости. Я собирался напасть на рассвете, перебить стражу и выкрасть кукол. Если мы не сможем отступить вместе с добычей, придется бросить их в проточную воду, чтобы обезвредить заклятье: это простое средство я знал еще по рассказам нашей деревенской колдуньи.

Моя идея может показаться абсурдно простой, но я чувствовал себя уверенно: Иршад и Шамиссо Фергана полагают, что все обитатели Сайаны, будь то кейтцы или нумантийцы, парализованы страхом и нерешительностью. Если мы ударим внезапно и безжалостно, боги могут благоприятствовать отважным. К тому же, если мы будем сидеть сложа руки, то правление Бейбера Ферганы почти наверняка рухнет и начнется кровавая «священная» война против Нумантии. Я понимал, что в этом случае мы умрем первыми. С точки зрения постороннего наблюдателя, через три дня мы были обречены на верную смерть или же могли рискнуть жизнью до истечения срока. Так что у нас не было особого выбора.

Времени не оставалось. Если у моей идеи есть хотя бы малейший шанс на успех, ее нужно осуществить прежде, чем кто-либо, начиная от солдат ахима Ферганы и кончая мятежниками в горах, начнет обдумывать свои дальнейшие действия. Мы должны были выступить до рассвета.

Я был немного удивлен, когда капитан Меллет первым вызвался сопровождать меня: он не походил на человека, склонного к отчаянным вылазкам.

– Стало быть, я снова должен поддерживать пламя в домашнем очаге, – хмуро произнес он, выслушав мой вежливый, но твердый отказ. – Что ж, желаю вам приятно провести время, – и с обиженным видом отступил в сторону.

Из его пехотинцев мы выбрали легата Банера – очень молодого и исполнительного офицера, к которому все, включая и меня, относились как к младшему брату; сержанта Виена, чья обманчивая полнота не мешала ему двигаться с бесшумностью змеи, и еще шестерых человек, поклявшихся, что они знают, с какого конца у лошади находится хвост. Вместе с уланами я захватил и пехотинцев, так как они были нужны мне на заключительном этапе.

Из своего эскадрона я выбрал девятерых, оставив Биканера старшим уоррент-офицером. Среди добровольцев были бесшабашный Карьян, мой лучший лучник Курти и неторопливый, надежный Свальбард.

Пятерых кейтцев возглавлял Йонг – лучший из хиллменов и наиболее достойный офицерского звания. С разрешения Тенедоса я назначил его сержантом и запланировал дальнейшее повышение в том случае, если мы благополучно вернемся. К дьяволу нагоняи, которые я могу получить от своих начальников в Нумантии за такую благосклонность к «второсортному» уроженцу Спорных Земель!

Я отвел своих людей в одну из библиотек особняка, где Тенедос наложил заклятье, оберегающее от магического подслушивания, и сообщил, какая одежда и оружие им понадобятся. При этом я внимательно наблюдал за всеми: слишком часто человек сгоряча вызывается добровольцем, но как только осознает опасность задачи, то начинает колебаться. Если бы я заметил малейшие признаки нерешительности, то нашел бы удобный предлог, чтобы заменить этого человека – на его место нашлось бы несколько других. Но ни один из моих добровольцев не дрогнул.

В сопровождении Карьяна я вернулся в свои комнаты, чтобы подготовить снаряжение. К двери была приколота записка с просьбой немедленно зайти в апартаменты посла.

Мне следовало догадаться, что я увижу, когда войду в его комнату. Вместо одетого с иголочки респектабельного дипломата и волшебника меня приветствовал подозрительный тип, одетый в балахон с капюшоном песчаного цвета и плетеные сандалии. Он вполне мог сойти за одного из второсортных кейтских чародеев, противостоявших нам в битве у переправы.

– Я обещал вам защиту против любого врага, который попытается подслушать ваше совещание в библиотеке, – с некоторым самодовольством начал Тенедос. – Но я ничего не сказал о самом себе. Ты придумал очень интересный план, Дамастес. Стоит посмотреть своими глазами, как он сработает. Между прочим, я позаимствовал эти лохмотья у одного из наших привратников... но он не вспомнит об этом.

– Сэр, вы не можете ехать с нами, – сказал я. – Я этого не допущу!

– Легат а'Симабу, – в голосе Тенедоса появились ледяные нотки. – Вы можете выдвигать любые предложения, но вы не вправе приказывать мне.

– Никак нет, сэр. Мои начальники, чьи распоряжения я обязан выполнять, приказали мне охранять вашу особу от любого возможного вреда, и...

– И покончим на этом, – перебил Тенедос. – Я собираюсь ехать с вами по двум очень веским причинам. Во-первых, один лишь я побывал в пещере, где скорее всего сейчас находятся куклы. Как вы надеетесь найти ее?

– Я собирался попросить вас указать ее местонахождение на карте. Полагаю, ваше волшебство может привязывать нас к реальной топографической области... сэр, – меня слегка заносило от волнения, и я забывал о субординации.

– Возможно, хотя нельзя утверждать с уверенностью. Во-вторых, легат, вы не чародей, как и все остальные нумантийцы, кроме меня. На тот случай, если вы забыли, я напоминаю вам, что нам придется противостоять колдовству. Нам удалось узнать, что Товиети используют магию, да и джака Иршада едва ли можно назвать новичком в чародейском искусстве.

– Сэр, что будет, если вас убьют?

– Тогда отступайте в Юрей и сообщите Совету Десяти радостную весть, которая даст им предлог для мобилизации армии и вторжения в Кейт. Возможно, вы получите повышение.

– Вряд ли, – возразил я. – Я предпочел бы умереть рядом с вами.

– Как благородно! – промолвил Тенедос, кривя губы в улыбке. – Как раз то, чего можно ожидать от юного кавалериста-субалтерна.

– Здесь нет ни капли благородства, сэр. Если я вернусь без вас, меня освежуют заживо, а это очень медленная смерть.

Я шутил лишь наполовину. Разумеется, моя профессиональная карьера будет загублена. Не то, чтобы меня это сильно беспокоило – ведь я поклялся защищать этого проклятого богами маленького волшебника, в то время как он, похоже, подталкивал меня к нарушению клятвы при каждом удобном случае.

– Как бы то ни было, я вижу, что у тебя нет оснований для продолжения спора, – заключил Тенедос. – Ты уже сменил тему.

Он был прав: логика и здравый смысл находились на его стороне. Впервые задумавшись над своим планом, когда мы выехали из дворца ахима Ферганы, я задавал себе вопрос, как мы справимся с магией Иршада, смутно надеясь, что Тенедос наложит на нас защитное заклятье или снабдит необходимыми контрзаклинаниями.

Поскольку я твердо усвоил от отца, что нельзя спорить с начальником после того, как он принял решение, а также защищать заведомо проигранное дело, я вытянулся в струнку, прижал кулак к груди и произнес:

– Слушаюсь, сэр. Пожалуйста, будьте готовы к выходу через час. Я подберу вам подходящую лошадь и распоряжусь об увеличении рациона. И еще одно: теперь вы находитесь под моим командованием и обязаны слушаться меня во всем , кроме применения магии. Это понятно?

Тенедос не удержался и широко улыбнулся.

– Так точно, легат а'Симабу, сэр. Я буду в точности исполнять ваши приказы, легат а'Симабу. Сэр.

33
{"b":"2574","o":1}