ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда мы вернулись в посольство, Тенедос торопливо составил отчет о последних событиях и приказал мне как можно быстрее отослать его в Юрей.

– Я предлагаю послать нескольких гонцов, Дамастес. Выбери кого-нибудь поумнее. Сомневаюсь, что они рискнут убить официального представителя Нумантии, но все же... – Тенедос выглядел встревоженным.

Я сказал ему, что все сделаю, и предложил подготовить второе послание для юрейских военачальников с просьбой об отправке подкрепления для охраны посольства.

– Ты думаешь, дела могут обернуться так плохо?

– Я чувствовал бы себя гораздо уютнее, если бы у нас были по меньшей мере еще две пехотные роты и эскадрон тяжелой кавалерии. Ниточка, связывающая нас с Юреем, слишком длинная и тонкая.

– Хорошо. Я сделаю это, употребив все свое красноречие. Письмо будет готово к тому времени, когда ты проинструктируешь своих людей.

Я выбрал майора Уэйса и четверых из лучших уланов, приказав им передвигаться быстро, но осмотрительно, и не доверять никому между Сайаной и Юреем, особенно в Сулемском ущелье. Следовало бы послать более многочисленный отряд, но ситуация в городе стремительно ухудшалась, и каждый боец был на счету.

– Благодарю легата за совет, – проворчал Уэйс. – Но мне бы и в голову не пришло доверять кому-то в этой поганой дыре. Нет, сэр, мы поскачем галопом и будем держать ухо востро.

Далее, я приказал ему не возвращаться через ущелье без подкрепления: я был уверен, что они могут благополучно добраться до Юрея, используя элемент внезапности, но не сомневался, что к их возвращению горцы тщательно подготовятся. Уэйс довольно хмыкнул и сказал, что ему не хочется надолго оставлять третью колонну без командира, но приказ есть приказ.

Они выехали через час. В тот вечер Тенедос пригласил меня в свой кабинет. Я увидел, что атрибуты его магической деятельности снова были разложены по всей комнате.

– Поскольку ты так хорошо справился в прошлый раз, я снова прошу тебя стать моим ассистентом, Дамастес. Однако на этот раз риск будет значительно меньше. Я собираюсь найти нашего демонического приятеля Тхака. Мне хочется выяснить, находится ли он по-прежнему на нашем, земном плане бытия.

На столе в центре кабинета стоял большой латунный поднос с выпуклым ободом, покрытым гравировкой из сложных символов. Тенедос зажег три свечи и расставил их вокруг подноса на равном расстоянии друг от друга. Он дважды сделал пассы над маленькой жаровней, установленной на треноге, и оттуда поплыл сладковатый дымок ладана. Затем он произнес несколько слов на непонятном языке и вынул пробку из металлической фляжки.

– Этот ритуал больше зависит от тренировки, чем от материала, – пояснил он и вылил на поднос тонкий слой ртути. Мне показалось, будто я гляжусь в тусклое зеркало.

– Можешь наблюдать, если хочешь, – предложил Тенедос. – Это приспособление обладает весьма удобным свойством: новичок или человек, не обладающий Даром, увидит в нем столько же, сколько и опытный маг... Разумеется, если у чародея дурное настроение, или он мучается с похмелья, то зрелище будет не из приятных.

Мы не подвергаемся никакому риску. В крайнем случае, нас могут обнаружить, а это ничем не грозит.

Он протянул руки ладонями вниз, слегка согнув пальцы, и начал водить ими взад-вперед над подносом. Тусклая поверхность прояснилась, зеркало приобрело кристальную ясность, и я увидел неприветливую холмистую местность. Я летел как птица, хотя сомневаюсь, что какая-то птица, даже орел, способна подняться на такую высоту. Мгновение спустя я осознал, что смотрю сверху вниз на Сайану и ее окрестности. Картинка была довольно четкой, но расплывалась в некоторых местах, как будто между нами и городом в небе висели небольшие облака.

– Туманные участки находятся под действием чародейства, – пояснил Тенедос. – Вот, например, дворец ахима Ферганы. Его джаки сотворили контрзаклинания, чтобы помешать любопытным, вроде меня, шпионить за своим хозяином.

Одно из величайших преимуществ этого заклинания заключается в том, что оно безошибочно показывает наблюдателю те места, где действует магия. Но поскольку магия всегда имеет оборотную сторону, оно также может указать местонахождение наблюдателя.

А теперь мы взглянем на местность, которая нас интересует. Я могу сместить нашу картинку вот так... – руки Тенедоса совершили неуловимое движение. Картинка понеслась с головокружительной скоростью; Сайана ушла в сторону, и теперь мы смотрели на дорогу, ведущую к Сулемскому ущелью.

– Есть более легкий способ попасть туда. Вот кусочек минерала, который я предусмотрительно положил в карман, пока мы были в пещере, – Тенедос положил камушек на жаровню, и ртутное зеркало забурлило. – Когда оно прояснится, мы увидим знакомую нам гору и сможем войти внутрь.

– Если чародей может почувствовать, что мы ищем его, то это тем более под силу и демону, не так ли? – немного встревоженно спросил я.

– Возможно... но это не имеет значения. Он ничего не сможет сделать; в крайнем случае, помешает нам лицезреть себя.

Поверхность ртутного зеркала стала проясняться, начиная от краев, и я увидел изрезанную каньонами горную гряду. Однако в центре картинки повисла серая пелена, точно такая же, как над дворцом ахима Ферганы, но покрывавшая гораздо бо льшую площадь.

– Хм-мм, – Тенедос пожевал губами. – Джаки Товиети привели в действие свои магические заслоны. Давай посмотрим, сможем ли мы подойти ближе и преодолеть их.

Он опустил руки. Серое пятно стало расплываться по подносу по мере того, как мы приближались к горе.

Серый оттенок потемнел до черного, пронизанного светлыми прожилками.

– Отлично, – пробормотал Тенедос. – Мы идем прямо через гору. Яркие участки, которые ты видишь, – это расщелины, пропускающие свет снаружи. Пока все получается даже легче, чем я ожидал.

Но тут ртуть неожиданно взбурлила и начала вращаться, как в водовороте. Тенедос испуганно отшатнулся, но прежде чем он успел объяснить, что происходит, мы увидели Тхака!

Не знаю, где он находился – на ртутной поверхности не было видно ничего, кроме кристаллического демона. Голова Тхака со скрипом поднялась, и он уставился на нас. Ртуть забурлила еще быстрее, образуя воронку, грозившую вот-вот втянуть нас в бездонный черный глазок.

Тхак вытянул руки. Его кристаллические конечности приближались, готовясь схватить нас, и я ощутил ледяное дыхание смерти.

Уж не знаю как, но мне удалось снять оцепенение с застывших мышц, и я изо всех сил пнул снизу по крышке стола. Удар сбросил поднос на пол, и шарики ртути разлетелись по всей комнате. Жаровня ярко вспыхнула, затем потухла, и ужасное видение исчезло.

Я повернулся к Тенедосу. Потрясенное выражение мало-помалу сошло с его лица. Он пожал плечами и криво усмехнулся.

– Что ж, – произнес он. – Раньше это заклинание считалось вполне безопасным.

Он подошел к буфету и наполнил два бокала янтарным бренди.

– Итак, Тхак не только жив-здоров, но знает о нас, – продолжал он. – Должен сказать, я не в восторге от этой новости.

– У вас есть заклинание против него?

– К несчастью, нет. Во всяком случае, нет достаточно могучего заклинания, чтобы уничтожить его. Если бы я знал о его намерениях, о том, почему он решил выйти на этот план бытия, то смог бы что-нибудь придумать. Но пока благоразумнее будет держаться подальше от него. У нас есть защита на тот случай, если нас атакуют, но не знаю, будет ли она достаточно эффективной.

– Откуда у демона могли возникнуть идеи, которые он внушил Товиети? – поинтересовался я.

– Сомневаюсь, что у него были такие идеи. Существа с других планов бытия обычно не знакомы с поступками и побуждениями людей. Полагаю, тот человек, который придумал и проповедовал учение Товиети, случайно вызвал его, и Тхак впитал в себя достаточно этой муры, чтобы распространять ее на человеческие умы, не зная, что она означает на самом деле, кроме того, что это привлекает к нему все новых почитателей.

42
{"b":"2574","o":1}