ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Построиться! – крикнул я.

Мои солдаты спустились с платформ и побежали к заранее назначенному месту построения. Наш тыл и фланги остались беззащитными – я собирался ударить в самое сердце врага.

Под стук копыт мои уланы вывели с плаца оседланных лошадей, ранее надежно укрытых во внутреннем дворе. Каждый держал поводья двух других лошадей, принадлежащих кавалеристам, занимавшим до этого посты на платформах.

– По коням! – крикнул я. – Открывайте ворота!

Четыре человека бросились поднимать засов. Один был сражен камнем и упал; его тело грузно осело на мостовую, как мешок с песком. Те из кавалеристов, кто не был вооружен луками, вскочили в седла.

– Лучники!

Двенадцать лучников со стрелами наготове появились из-за ворот, как только распахнулись тяжелые створки.

– Огонь по любой мишени! – скомандовал сержант, и боевые стрелы с бритвенно-острыми наконечниками сорвались с тетивы. Некоторые из них нашли свою цель не более чем в пятнадцати футах от ворот.

– Лучники... по седлам! – и кавалеристы побежали обратно.

– Капитан Меллет!

– Куррамская Легкая Пехота к бою готова! – прогремел голос капитана Меллета.

КЛП выступила вперед в пять рядов, с копьями наперевес. За боевым строем стояли три барабанщика, выбивавших ровную дробь. Они промаршировали через ворота на улицу.

– КЛП... стой! – грохот сапог сразу смолк. – В боевой порядок... стройся!

Солдаты перестроились в три открытые шеренги, перекрыв улицу от края до края так быстро, будто выполняли строевое упражнение на параде.

– Копья... бросай! – полетели копья, и каждое из них нашло свою мишень.

Толпа рассыпалась; люди разбегались в поисках укрытия.

– КЛП... направо шагом... марш!

Пехотинцы развернулись и промаршировали вдоль внешней стены, остановившись за мгновение до того, как я оседлал Лукана.

– Уланы... вперед!

Мы выехали на улицы Сайаны. При нашем появлении вокруг раздались пронзительные вопли, полные ужаса.

– Пики... наперевес! Рысью... атакуй!

Мы ударили по толпе словно кузнечным молотом и в считанные секунды рассеяли ее остатки. Я свалил одного сайанца, удиравшего со всех ног и размахивавшего позабытой саблей. Моя пика вошла ему между лопаток и отбросила в сторону, как узел с тряпьем.

Глаза начинал застилать кровавый туман. Я слышал боевой клич своих людей, готовых втоптать местный сброд в ту грязь, из которой он появился. Но мы уже отъехали на пятьдесят ярдов от посольства и не могли рисковать, обыскивая темные, кривые улочки Сайаны.

– Уланы... стой!

Мы развернули лошадей, поскакав к распахнутым воротам. Куррамская Легкая Пехота строевым шагом втянулась за нами, и решетки с лязгом захлопнулись. Я приказал штатским позаботиться о раненых и бегом поднялся на одну из башен.

Я насчитал сорок тел, валявшихся на улице. У нас было двое убитых и полдюжины раненых.

Сегодня мы задали им неплохой урок – но в следующий раз настанет наша очередь учиться. В следующий раз они вооружатся, наденут доспехи, и удача вполне может оказаться на их стороне.

Необходимо удержать завоеванное преимущество – иначе мы обречены.

На следующий день мы приступили к работе еще до рассвета. Я оставил лишь горстку солдат для охраны резиденции, так как сомневался, что толпа наберется храбрости за такое короткое время, – и разделил остальных на группы по три человека.

Эту ночь мы с Тенедосом и его помощниками провели без сна. Был составлен список адресов всех нумантийцев, проживающих в Сайане; затем мы распределили адреса по спасательным группам.

Солдаты получили приказ доставить всех оставшихся в живых нумантийцев на территорию посольства. Пехотинцы капитана Меллета будут прочесывать центральную часть города, а мои уланы попытаются спасти тех, кто живет в пригородах. Один солдат стоит на страже, двое других помогают людям собрать необходимые вещи – в первую очередь теплую одежду и минимальный запас продуктов.

С детства у меня сохранилось яркое воспоминание: когда на соседской ферме случился пожар, ее владелец выбежал из пламени, гордо размахивая спасенным имуществом – простым бронзовым подсвечником, выхваченным на бегу из шкафа, набитого золотом и серебром.

Нужно было действовать быстро: каждой группе давалось не более нескольких минут на один дом. Я разрешил выгонять людей насильно, если это будет необходимо, поскольку был уверен, что кейтцы быстро смекнут, чем мы занимаемся.

Мы выступили, надеясь на лучшее и ожидая худшего. На улицах опять не было ни стражников, ни солдат: ахим Фергана либо держал их в казармах, либо окружил дворец тройным кольцом охраны, оберегая свою драгоценную шею от прикосновения желтого шелкового шнура.

Моими спутниками были Карьян и Курти. Я спешился у одного дома – опрятного маленького коттеджа, стоявшего в стороне от обшарпанных кейтских лачуг. На окнах виднелись цветы в горшках, весело зеленевшие, несмотря на приближение зимы. Дверь, выкрашенная в приветливый голубой цвет, была распахнута настежь.

Обнажив меч, я осторожно вошел в дом.

Мы опоздали. Здесь жили четверо нумантийцев – мужчина, его жена и двое сыновей. Не знаю, что привело их в Сайану. Все четверо были мертвы, задушены шелковыми шнурами Товиети, а дом разграблен подчистую.

Выругавшись, я побежал к лошади. Когда я вскочил в седло, откуда-то донесся презрительный смех, хотя поблизости никого не было видно.

Со следующим адресом нам повезло больше, хотя мне едва не пришлось свернуть челюсть пожилому мужчине, чтобы убедить его уйти. Он назойливо втолковывал мне, что живет в этом городе с раннего детства, что кейтцы – его друзья, и ничего плохого с ним не случится. Я подтащил его к двери и указал на кучку ухмылявшихся сайанцев, которых сдерживала лишь грозная фигура Карьяна. Он взглянул на своих соседей, бывших «друзей», и мне показалось, что у него разорвется сердце. Тем не менее он, его пожилая жена и взрослый сын беспрекословно выполнили приказ. Когда мы отъехали, я услышал торжествующие крики: кейтцы принялись грабить опустевший дом.

В трех других домах все прошло гладко и быстро.

Когда мы прибыли по следующему адресу, у меня возникло странное предчувствие, хотя внешне ничто не внушало опасений. Это был большой дом, расположенный в богатом квартале города.

Я спрыгнул с седла, подошел к двери и уже приготовился постучать, но внезапно что-то почувствовал . Меч сам собой прыгнул мне в руку. Я постучал, незапертая дверь распахнулась, и наружу вылетел смертоносный клинок.

Однако меня уже не было на прежнем месте: я непроизвольно отпрыгнул в сторону и сделал выпад в тот момент, когда мой разум «увидел атаку». Мой меч вонзился в живот Товиети. Он беспомощно замер, хватая ртом воздух, выронил свой клинок, потянулся было к моему мечу и умер. Я вытащил меч и вошел в дом. Курти и Карьян держались немного позади.

На полу распростерлось тело молодой женщины, с головой, наполовину отделенной от туловища. Рядом с ней лежал младенец, задушенный шелковой удавкой. Услышав шум в соседней комнате, я тихонько прокрался туда.

Какой-то человек выдвигал ящики из шкафа, вынимая ценные вещи и бросая их на пол. Открытый мешок, наполовину набитый награбленным добром, стоял на столе поблизости.

– Кончай махать своей саблей, ленивый ублюдок, и помоги! – прорычал он, поворачиваясь ко мне.

Его глаза едва успели расшириться от изумления, когда мой меч отсек ему голову, и она покатилась по полу, разбрызгивая кровь на ковер и стены.

Я решил обыскать дом и посмотреть, нет ли там других Товиети, но тут из кладовки послышался тоненький голос:

– Спасибо тебе, солдат.

Маленькая девочка лет шести на вид, с такими же золотистыми волосами, как у меня, вошла на кухню. Взглянув на обезглавленный труп, она кивнула с серьезным видом.

– Очень хорошо. Думаю, он один из тех, кто убил моего отца, – потом она посмотрела мне в глаза. – Теперь ты собираешься убить меня?

44
{"b":"2574","o":1}