ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В тот день хиллмены четырежды нападали на нас – двое или трое бандитов выскакивали из укрытия, хватали человека или вещь, которая им приглянулась, и исчезали. Мы не могли расставить солдат через каждые пять футов, поэтому противник не понес потерь.

Колонна очень растянулась, несмотря на усилия эскадронного проводника Биканера и уланов Третьей колонны в арьергарде, подгонявших людей бранью и угрозами. Я ездил взад-вперед вдоль длинного каравана, пытаясь подбадривать штатских; когда кто-нибудь из них начинал терять силы, я позволял ему или ей некоторое время ехать верхом на Лукане, а сам шел рядом. Кролик и другие сменные лошади уже везли больных, раненых и стариков, и тем не менее многие беспомощные люди шли пешком. При каждой атаке бандитов мы несли потери, и раненые отправлялись в повозки, постепенно вытесняя тех, кому не следовало бы идти пешком.

В тот день я усвоил еще один урок. Я презирал женщин, привезенных в обозе КЛП, считая их обычными шлюхами, но именно они выхаживали больных и раненых, облегчали последние минуты умирающих своей нежностью и милосердием.

Мы остановились на привал за час до полудня, но прошел еще час, прежде чем последний из отставших доплелся до лагеря.

Я мог реорганизовать пехоту и послать ее на защиту колонны беженцев, но тогда бы я лишился половины своих бойцов, и мы остались бы без прикрытия в центре. Наилучшее, что я мог сделать в таких обстоятельствах, – приказать уланам Второй и Четвертой колонны спешиться, и использовать своих лошадей для перевозки слабых и больных. Если нас атакуют, они успеют высадить людей, вскочить в седла и построиться. Глупо, разумеется – потраченного на это времени хиллменам вполне хватит для бегства – но я просто не мог смотреть, как люди, которых я взял под свою защиту, ложатся и умирают на дороге.

Лейш Тенедос в то утро был очень молчалив. Я нашел его во главе каравана. Судя по выражению его лица, он не замечал ни бури, ни снега, ни Карьяна, ставшего его неразлучным спутником, его тенью. Через некоторое время он ощутил мое присутствие и обернулся. Кончик его носа и щеки побелели от мороза.

– Снег, – задумчиво произнес он, и мне показалось, что он впал в прострацию от холода. – Дамастес, нам нужно больше снега.

Мне показалось, что Провидец сошел с ума.

– Пошли. Кажется, у меня есть заклинание, которое может помочь, хотя бы ненадолго.

Он торопливо вернулся к повозке, где лежали его магические принадлежности, и принялся вынимать разные вещи. Я помогал переносить их в указанное место. Тенедос отошел на десять шагов в сторону от дороги и остановился посреди снежных заносов.

– Это заклятье лучше накладывать в том месте, где не ступала нога человека, – пояснил он.

Взяв четыре бронзовых подсвечника, Тенедос установил их по углам квадрата со стороной в два фута. Затем он вставил в подсвечники тонкие свечи: зеленую, белую, черную и красную. В центре квадрата он поместил маленькую жаровню на треноге высотой примерно до пояса.

Он осторожно высыпал в жаровню порошки трав, прикрывая ее одной рукой от порывов ветра.

Потом Тенедос начал молиться – сначала нашей богине земли, затем богу, чьим царством была вода:

Джакини, услышь,

Мы твои дети,

Мы соль земли,

Варум, преклони свой слух,

Я прошу о благе,

Я прошу об услуге.

Окажите мне эту честь,

Даруйте мне вашу милость.

Он дотронулся пальцем поочередно до каждой свечи, и они вспыхнули узким, высоким пламенем, в три раза превосходившем высоту самих свечей.

Не обжигаясь, он поднес палец к каждому пламени. Его губы безмолвно шевелились. Затем он коснулся трав в жаровне и возвысил голос:

Здесь царит мир,

Здесь царит спокойствие,

Все застыло,

Все замерзло.

Время остановится,

Время застынет,

Ты услышишь,

Ты внемлешь.

Травы начали дымиться, а затем я увидел нечто действительно чудесное. Снежинки, кружившие в пространстве, ограниченном четырьмя свечами, застыли, словно попав в невидимый янтарный куб с ребром в два фута.

– Хорошо, – пробормотал Тенедос. – Кто-то... бог или богиня... одобрил мое желание. Теперь начинается самое трудное.

Его руки проделали серию странных пассов, и из жаровни начало что-то вырастать. Оно было темным, но пронизанным вспышками света, и не имело четких очертаний. Когда я смотрел на него, глаза начинали болеть, поэтому я отвернулся.

Тенедос между тем снова заговорил:

Ныне я в нужде,

Ты задолжал мне,

Я сотворил тебе благо,

Теперь ты должен послужить мне.

Темная облакообразная тень вздрогнула, словно от порыва ветра. Послышалось низкое гудение.

– Тхак? – спросил Тенедос. – Он не из твоего царства, и я не прошу тебя сражаться с ним. Но ты подчинишься мне.

Тень снова загудела.

– Я сказал, ты подчинишься , – пальцы Тенедоса быстро задвигались. Гудение усилилось, и, как ни странно, мне показалось, будто я услышал глухой стон. Тень съежилась, изъявляя свою покорность низким поклоном.

– Очень хорошо, – Тенедос снова прикоснулся к жаровне.

Те, что ждут за пределами,

Те, что полны ненависти,

Они не причинят нам вреда,

Их нужно отвратить.

Тень выросла до размеров взрослого мужчины. Тенедос продолжал свое заклинание:

Варум дал мне воду,

Вода будет нашим орудием,

Вода будет твоим оружием,

Оружием, которое незримо.

Снег, что ослепляет,

Снег, что скрывает,

Затуманивает разум,

Закрывает глаза.

Они не увидят,

Они не узнают,

Мы пройдем,

Мы пройдем.

Магический квадрат опустел.

– Теперь забирай свое оружие и отправляйся, – приказал Тенедос и продолжил заклинание:

Я приказал однажды,

Я приказал дважды,

Я приказываю трижды -

Ты должен подчиниться,

Ты подчинишься.

Теперь исчезла и тень. Тенедос махнул рукой; четыре свечи погасли.

– Посмотрим, что получится, – сказал он. – Если заклятье сработает, перед глазами у бандитов словно появится туман. Когда мы приблизимся к ним, они будут уверены , что мы еще далеко, или, наоборот, прошли мимо несколько часов назад. Они догадаются , что мы сошли с дороги и ищем обходной путь, либо начнут прочесывать деревни, зная , что мы укрылись там от метели... конечно, если заклятье сработает.

– Что это была за тень? – спросил я. Я был зачарован, совершенно позабыв о снеге и холоде.

– Кое-что из... иного места, – ответил Тенедос, намеренно затуманивая смысл сказанного. – Раньше я оказал услугу этому существу.

Я знал, что больше он ничего не скажет. На языке у меня вертелся еще один, последний вопрос.

– Тхак более могущественен, чем это существо?

– Кто знает? – Тенедос пожал плечами. – Этот дух довольно ленив и едва ли обладает тем, что мы, смертные, называем мужеством. Но полагаю, он не так силен, как демон Товиети.

– Тхак нападет на нас, как в той пещере?

– Не знаю, – ответил Тенедос. – Я подготовил несколько заклинаний на крайний случай... но не имею представления, сработают ли они. Честно говоря, сомневаюсь. Мне нужно нечто большее.

– Например?

– Нет, Дамастес. Я не могу и не должен рассказывать тебе об этом. Ни сейчас, ни в будущем.

Так я впервые прикоснулся к величайшей тайне Провидца Тенедоса, к тайне, которая сделала его императором. Когда я узнаю ее, она покажется мне очевидной, но ни друзья Тенедоса, ни его солдаты, военачальники и враги не подозревали о ней до тех пор, пока не стало уже слишком поздно.

49
{"b":"2574","o":1}