ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пора трогаться в путь, – сказал он.

Когда мы построились для марша, я увидел четыре неподвижные фигуры, сидевшие на снегу. Я подошел к первой. Это был один из моих кавалеристов. Его усы и брови покрылись густым инеем, глаза остекленели.

– Встать, – скомандовал я.

Он поднял голову и посмотрел на меня невидящим взглядом, раскачиваясь взад-вперед. Я рывком поднял его, но он был не в состоянии держаться на ногах и медленно осел на землю.

Эскадронный проводник Биканер подбежал к нам и поднял солдата на ноги, но тот снова упал.

– Проклятый сукин сын! – выругался Биканер. – Этот недоносок не хочет бороться за жизнь!

Так оно и было.

– Оставим его здесь?

Я задумался. Уланы никогда не бросают своих мертвых и раненых, а этот человек, пусть и слабый духом, был такой же жертвой, как если бы его пронзил меч хиллмена.

– Нет, – наконец ответил я. – Найдите для него место в одной из повозок. Попросите капитана Меллета пересадить в седло еще одного из штатских.

Я подошел к следующей сгорбленной фигуре. Это был пожилой мужчина, не подававший признаков жизни, замерзший там, где он сидел. Двое других тоже были мертвы – пожилая женщина и мальчик-подросток. Я не мог скрыть своего изумления.

– Не удивляйтесь, сэр, – сказал Биканер. – На самом деле молодые не так уж крепко цепляются за жизнь. Черт меня побери, если я знаю, почему так происходит, но они задирают лапки задолго до того, как жилистый старикан вроде меня начинает хотя бы спотыкаться. Может, они так недавно отошли от Колеса, что не прочь вернуться обратно.

Мы двинулись дальше, не похоронив мертвых: у нас не было времени собирать камни для надгробия. Когда мы проезжали мимо, я прошептал короткую молитву.

Дорога поднималась вверх. Уклон был таким пологим, что в нормальных условиях путешественник даже не заметил бы этого, но сейчас для некоторых он оказался круче горного склона. Женщины и мужчины начали отставать, присаживаясь отдохнуть. Солдаты пинали и ругали их, пытались помочь, но, как правило, безрезультатно. Некоторые из этих людей в отчаянной надежде найти спокойное местечко просто уходили с дороги и терялись в снежном буране.

Уоррент-офицер КЛП, сам едва державшийся на ногах от усталости, однако подгонявший двух подростков, сказал мне, что несколько минут назад он видел, как женщина, которой он пытался помочь раньше, отделилась от колонны и побрела прочь.

Я отъехал назад и нашел след, ведущий в сторону от дороги. Спешившись, я двинулся с Луканом в поводу вдоль цепочки следов, быстро заметаемых снегом.

Я решил досчитать до ста, а потом повернуть назад, иначе возникала опасность заблудиться. Когда я досчитал до семидесяти пяти, послышалось рычание; Лукан жалобно заржал и прянул в сторону. Четыре волка собрались вокруг лежавшей ничком женской фигуры. Снег был залит кровью. Они увидели меня и обнажили клыки.

Я выхватил меч из ножен и шагнул вперед. Наверное, это был безрассудный поступок, но я больше не мог, не имел права чувствовать себя беспомощным.

Волки подождали, пока я не приблизился на расстояние пяти футов, затем коротко взвыли, повернулись и убежали.

Я опустился на колени рядом с женщиной. Ее глотка была перегрызена, но глаза закрыты, на губах играла безмятежная улыбка. Я взвалил тело на лошадь, поклявшись, что не оставлю ее на растерзание зверям, и вернулся к колонне. Мы нашли место для трупа, привязав его к передку телеги.

Повозки были переполнены, и мы начали сажать людей в седло по двое. По крайней мере, лошади были сильными и хорошо откормленными, хотя я знал, что постоянное напряжение доконает их в считанные дни.

Прошел день и половина следующего. Дорога петляла, уходя все дальше и дальше, не давая времени для передышки. Иногда метель ослабевала, но мы все равно не видели вокруг ничего, кроме серых скал, льда и снега. Заклятие Тенедоса, похоже, работало: у нас больше не было стычек с хиллменами.

Мы потеряли вид солдат регулярной армии – истощенные, небритые, с темными кругами под глазами. Мы оборачивали головы тряпками и нахлобучивали сверху шлемы. Те, у кого были потрепанные куртки из овчины, которые мы надевали для маскировки во время налета на пещеру Тхака, носили их поверх доспехов и благодарили Ирису за дополнительное тепло. Я отдал свою одному из штатских на второй день пути и втайне надеялся, что он замерзнет, а я наткнусь на его труп и верну себе одежду.

Я обратил внимание на жестокую иронию нашего положения: ослабевшие, больные и неспособные идти помещались в повозки, но ехать в повозке было холоднее, чем идти, а тряпье и одеяла плохо защищали от метели. Поэтому на каждой остановке из повозок вынимали замерзшие тела, но желающие занять их место всегда находились.

Одна повозка была выделена для погибших, подлежавших кремации во время послеполуденной остановки. Наши потери составляли сорок солдат и около семидесяти штатских.

Не было ни времени, ни сил хоронить умерших, но мы не могли просто выбросить тела, иначе сами уподобились бы животным. Тенедос произнес заклинание. Трупы, собранные в кучу, сгорели без дыма и без запаха; пляшущие язычки бледно-голубого пламени напоминали подожженное бренди.

Мы были в пути уже... надо подумать... восемь, нет, девять дней. Я понимал, что запланированные переходы по десять миль в день превратились в насмешку, но нам оставалось только одно: идти вперед, только вперед.

Через час после обеда Тенедос послал за мной вестового. Я шел вместе с капитаном Меллетом, обсуждая возможность избавления от части багажа, чтобы разместить в повозках еще больше людей.

Эллори ехала на Лукане, напряженно прислушиваясь к нашему разговору. Не дожидаясь моей просьбы, она соскользнула с седла. Я оседлал Лукана и поехал медленной рысью в начало каравана, который мало-помалу начинал останавливаться.

– Похоже, заклинание работает лучше, чем я ожидал, хотя и немного по-другому, – деловым тоном обратился ко мне Тенедос. – Мой маленький приятель появился несколько минут назад и сообщил, что впереди нас поджидают враги. Он не смог ослепить их снегом, но счел за должное предупредить меня. Теперь дело за вами, легат.

Мои губы растянулись в безрадостной улыбке. Я повернулся к Карьяну.

– Скачи назад и спроси эскадронного проводника Биканера, не хочется ли ему поразмять ноги. Заодно передай капитану Меллету, что мне нужна дюжина добровольцев.

Карьян кивнул, повернулся к своей лошади, но затем остановился.

– Сэр, – произнес он, умоляюще глядя на меня. – Могу ли я...

Я уже собрался ответить отказом, но Тенедос перебил меня:

– Возьми его, если он так хочет. Я в состоянии позаботиться о себе.

Мне требовалось двадцать пять добровольцев из пехоты и кавалерии, но если бы я захотел, то мог бы получить двести пятьдесят. Среди них были Йонг и его хиллмены. Мой выбор пал на него и еще двух горцев.

Я приблизительно представлял наше местонахождение на карте, хотя старался как можно реже смотреть на нее, чтобы не было так тяжело на душе от осознания нашего невыносимо медленного продвижения к границе.

Нетрудно было догадаться, где прячутся горные бандиты. Это в самом деле было очень хорошее место – там ущелье расширялось до размеров небольшой долины, зажатой между двумя сравнительно узкими проходами. Они подождут, пока мы не втянемся в долину, затем атакуют из укрытий, одновременно отрезав путь к отступлению, и искромсают нас на мелкие кусочки в свое удовольствие.

Но, несмотря на нечеткость топографических деталей на карте, я углядел в расположении хиллменов слабое место. Я не забыл о том, что во время нашего сражения на переправе они посчитали за лишнее охранять свой тыл.

Я собрал двадцать пять добровольцев и проинструктировал их. Мы взяли с собой мечи, ножи, луки и стрелы, плюс веревки для скалолазания. Через несколько минут мы разделились на группы по пять человек и начали подниматься по склону ущелья.

50
{"b":"2574","o":1}