ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несмотря на зимнее время, погода оставалась довольно мягкой и приятной, что обычно для Никеи, самого северного и ближайшего к экватору из всех нумантийских городов. Проезжая по парку, мы восхищались гравийными дорожками, декоративными оградами, живыми изгородями, тавернами на открытом воздухе и искусственными прудами, где плавали лебеди. Самым любопытным мне показалось то обстоятельство, что все люди, которых я встретил здесь, были хорошо одеты и выглядели довольными жизнью, чего нельзя было сказать об остальных горожанах. Возможно, беднейшим слоям населения запрещалось ходить сюда по специальному постановлению городских властей, а возможно, такой порядок поддерживался в силу древнего обычая.

Кирпичные казармы Золотых Шлемов раскинулись среди живописных лужаек, парадных площадок для строевых занятий и полей для игры в ролл с аккуратно подстриженной травой. Хотя я заранее знал, что новое назначение мне не понравится, я невольно улыбнулся, когда мы въехали в расположение полка через арочный вход. Группа штрафников под бдительным оком сержанта орудовала лопатами, внося удобрения под деревья, стволы которых, согласно уставу, были выкрашены белой краской; другой уоррент-офицер, лающим голосом выкрикивая приказы, гонял группу новобранцев по плацу; чем-то озабоченный легат прошел по одной из вымощенных камнем дорожек, едва ответив на салют встречного улана.

Знакомо... но не совсем. Сейчас, в это время, солдаты нашего полка в полном составе занимались бы муштровкой, спортивными играми или упражнениями по военной тактике.

Мы спросили, как пройти в штаб-квартиру полка. Прибыв на место, я доложился адъютанту, капитану по фамилии Лардье, и поинтересовался, в какое время будет удобно представиться домициусу, командующему полком.

– Может быть, завтра, – адъютант зевнул. – Наверное, домициус Лехар уже вернулся из своего поместья. А может, и нет. Но он обязательно вернется к двадцать шестому дню месяца, когда состоится парад в честь принца Эрмонассы.

Не беспокойтесь, капитан а'Симабу. Он знает о вас. Все мы слышали о вашем назначении. Кстати, примите мои поздравления с повышением. Уверен, вы это заслужили, и надеюсь, что у такого ветерана, как вы, не будет трудностей с распорядком в полку Золотых Шлемов.

Он повернулся и взглянул на карту.

– М-мм... да. Думаю, вас назначат командующим Эскадроном В. Они называют себя «Серебряными Кентаврами». Легат Нексо временно исполняет обязанности командующего, но вы выше его по званию. Возможно, он изъявит желание служить под вашим началом, хотя я в этом сомневаюсь.

Я знал, что такое может случиться, даже в элитном полку. Мое повышение через головы бог знает скольких молодых легатов вызовет возмущение не только у тех, кого я обошел, но и у моих командиров. Чтобы заслужить их одобрение, мне придется зарекомендовать себя с самой лучшей стороны.

– Я поговорю с легатом, – сказал я. – Кто мой эскадронный проводник?

– В настоящий момент... в общем, это место пока остается вакантным. Он вышел в отставку месяц назад, а домициус Лехар еще не назначил нового. Познакомьтесь с солдатами, составьте мнение о них и выходите со своими предложениями, если найдется подходящий кандидат.

Я отсалютовал и повернулся, собираясь уйти.

– И еще одно, капитан. Это ваши лошади там, снаружи? Думаю, да. Разумеется, вы можете оставить их в качестве сменных для поездок вне строя, но все уланы Эскадрона В ездят на вороных. Я поставлю старшего конюха в известность о том, что вам понадобится новая лошадь. Можете выбрать любую, на свое усмотрение.

Я ушел, в душе потрясенный таким более чем небрежным приемом, и отправился в казармы своего эскадрона.

Каждый эскадрон имел отдельную казарму, а штаб-квартира полка располагалась в центре военного городка. Немного позади находились лавки, где продавалось все необходимое для снабжения солдат и офицеров. Когда я вошел, казармы были почти пусты. В дежурной комнате я застал лишь одного молодого сержанта. Он вскочил и вытянулся в струнку; я отметил, что его новенький мундир сидит безупречно, как у любого из солдат, которых я здесь видел.

Я представился и поинтересовался, где находится легат Нексо. Оказалось, что он в городе, навещает друзей.

Я оставил сообщение без комментариев, но подумал, что это самый светский полк, который мне когда-либо приходилось видеть. Где люди из моего эскадрона? Некоторые в наряде, несколько человек на конюшнях, но большинство в городе, поскольку Эскадрон В на этой неделе находится «в состоянии готовности».

– «В состоянии готовности»? К чему же мы должны быть готовы?

– Ну... к неожиданным случаям, сэр. К срочному вызову.

– Как же я могу собрать своих людей, если сейчас они шляются по тавернам?

Уоррент-офицер озадаченно наморщил лоб.

– Видите ли, сэр, за те шесть лет, что я служу в полку, таких случаев не было. Но полагаю, нам придется ждать, пока они не доложат о своем прибытии. Можно, правда, послать вестовых в таверны, где обычно пьют люди из нашего эскадрона.

Я открыл было рот, чтобы высказать свое мнение по этому поводу, но вовремя сдержался. В армии нет большего дурака, чем тот, кто, поступая на службу в новое подразделение, сразу же знает, что и как следует изменить. Я вежливо поблагодарил сержанта и попросил его отвести меня в помещение, предназначенное для эскадронного командира.

Получив капитанский чин, я мог рассчитывать на личную квартиру, и остался весьма доволен ее размерами. Она включала в себя не только спальню и отдельный кабинет, но также ванную и небольшую комнатку для ординарца. Я приказал Карьяну отвести Лукана и Кролика на конюшню. Он отсалютовал и повернулся к выходу, но помедлил на пороге.

– В чем проблема, улан? Можешь говорить совершенно свободно.

– Прошу прощения, лег... капитан, сэр, но что это за тараканье гнездо, черт его побери?

Это был хороший вопрос, и в следующие несколько дней я убедился, что Карьян задал этот вопрос не из праздного любопытства. Сначала появился легат Нексо, молодой человек изнуренного вида, сильно шепелявивший при разговоре. Нет, он не останется в Эскадроне В, а подаст рапорт о переводе туда, где у него есть друзья и э-э-э... единомышленники. По уставу мне следовало на месяц лишить его увольнительной и запереть в казарме за дерзость, но я бы предпочел отвести его на задний двор, снять мундир и обсудить наши дела в более откровенной манере. Однако я знал, что офицер такого пошиба, как Нексо, никогда не снизойдет до выяснения отношений на кулаках и немедленно пожалуется начальству.

Теперь несколько слов о ста двадцати уланах, поступивших под мое начало. С первого взгляда казалось, что я командую подразделением, о котором любой офицер может только мечтать. Мне не хватало лишь пяти человек до полного эскадрона, что само по себе было почти чудом. Почти все мои подчиненные служили как минимум год, и половину из них составляли профессиональные солдаты. Ростом все вышли как на подбор: самый низкорослый не дотягивал лишь пару дюймов до шести футов, а некоторые были даже выше меня. Они находились в отличной физической форме: никто не мог пожаловаться ни на качество рационов, ни на обслуживание в солдатской столовой.

Наших лошадей чистили скребницами дважды в день, выгуливали и хорошо кормили. Упряжь всегда была новой и начищенной, пряжки сверкали, как маленькие зеркала.

Экипировка моих подчиненных тоже производила впечатление. Я провел серию инспекций, и самой крупной оплошностью, которую я смог обнаружить, было тусклое пятнышко с внутренней стороны шлема, там, где прикреплялся ремешок. Я не стал накладывать дисциплинарное взыскание.

Они великолепно маршировали, и любое построение на плацу проделывалась с безупречной четкостью – от «эскадрон, стройся!» до «обратным шагом марш!» Они могли проскакать в строю на параде, салютуя на ходу и не сбивая ряды больше чем на несколько дюймов.

Они могли... достаточно!

Это были самые дерьмовые солдаты, которыми мне когда-либо выпадало несчастье командовать. Даже теперь, столько лет спустя, я не нахожу в себе сил называть их «мои солдаты» или «мы», но только «они». Если, не дай бог, им когда-нибудь пришлось бы сойтись в бою с одним отделением моих небритых, полуголодных и разношерстных уланов из 17-го полка, то они бы не выстояли и десяти минут.

62
{"b":"2574","o":1}