ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Капитал. Полная квинтэссенция 3-х томов
О мужчинах
Живи как кот
Темные отражения. В лучах заката
Любовь: нет, но хотелось бы
Беспокойство. Рассказы (сборник)
Пробуждение в Париже. Родиться заново или сойти с ума?
Электрический штат
Остров перевертышей. Рождение Мары
A
A

– Теперь вы понимаете, почему я люблю его, – сказала она, хотя ее никто не спрашивал об этом. – Мой маленький волшебник до конца отстаивает все, во что он верит.

Тенедос выглядел смущенным ее словами. Я ожидал какого-либо замечания, но вместо этого он задумчиво погладил свой подбородок.

– Вы видели того коротышку, который стоит за спиной Чардин Шера? Ходячая энциклопедия. Интересно. И очень ценно в тех случаях, когда встречаешься с незнакомыми людьми, а вежливость требует обращаться к ним по имени.

– Возможно, вы могли бы обучить этому Кутулу, – заметил я.

– Нет, – ответил Тенедос. – У него есть другие, более важные дела. Такой человек, как этот прихвостень Чардин Шера, не имеет ни личности, ни души сверх дозволенного хозяином.

Он надел свою маску, и я вспомнил его слова, сказанные в Сайане: «Нет человека столь плохого, что у него ничему нельзя научиться».

– Итак, пробный обмен ударами состоялся, – сказал он. – Теперь будем развлекаться, хотя, признаться, я ужасно танцую. Ах, да, Дамастес. Еще одна вещь. Ставлю десять слитков золота против пуговицы на твоем воротнике, что Чардин Шер никогда не предложит мне встретиться с ним наедине.

Я улыбнулся.

– Сэр, хотя я простой капитан, это не означает, что я слабоумный. Я не приму вашу ставку.

– Жаль, жаль. Я люблю легкие победы.

Тенедос поклонился Маран и повел Розенну к танцплощадке. Я взял Маран за руку и последовал за ними.

Маран, конечно же, танцевала превосходно. Я считаю себя неплохим танцором, но она знала все новейшие па, в то время как я учился на старых образцах. Мы совершили несколько выходов, болтая о разных мелочах и наслаждаясь обществом друг друга. Я с затаенной надеждой подумал о том, что это похоже на начало ухаживания, когда обе стороны восхищаются остроумием, красотой и обаянием своего будущего любовника.

Начался простой танец, один из тех, которые я хорошо знал. Я подхватил Маран, и мы закружились в такт музыке. На ощупь материал ее платья напоминал шелк, но был непривычно теплым от воздействия заклятья, наложенного чародеем.

Я опустил одну руку с плеча Маран на ее талию, ощущая мягкую упругость юного тела. Мне очень хотелось накрыть ладонью ее ягодицы, однако я удержался от такого безрассудства.

– Моя наставница не одобрила бы вашу манеру танцевать, Дамастес, – со смехом сказала она.

– Прошу прощения у невидимой железной леди. Но не у вас.

– Вы ужасный человек, сэр. Неужели в армии учат такому поведению?

– Такому, и еще хуже, моя милая графиня. Например, когда солдаты моего настоящего полка в далеком Мехуле посещают грешные притоны «Гнилого Ряда», они танцуют, плотно прижимая к себе партнершу обеими руками. Разумеется, мы, офицеры, не можем позволить себе столь фривольных развлечений.

– А этот танец быстрый или медленный?

– То быстрый, то медленный. В одной из фигур женщина подпрыгивает и обвивает ногами своего партнера, а затем откидывается назад, так что ее волосы касаются пола.

– Наверное, это грешно, – заметила Маран, – но определенно требует акробатической подготовки, – она рассмеялась. – Не будут ли шокированы почтенные граждане Никеи, если мы вдруг исполним эту фигуру танца?

– Пожалуй, – от ее замечания у меня закружилась голова. – Но я бы не стал обращать внимания на их реакцию.

– Осторожнее, сэр!

Кто-то прикоснулся к моему плечу. Я вернулся с небес на землю и с неохотой приготовился уступить танец. Передо мной стоял Эллиас Малебранш.

– Добрый вечер, капитан а'Симабу.

При виде его лица во мне вспыхнул гнев, но я промолчал и отступил в сторону. Маран с озадаченным видом направилась к Малебраншу, собираясь танцевать с ним. Она даже улыбнулась ему – должен признать, что ландграф не был уродом.

– Нет, графиня, я не прошу вас о танце, хотя и благодарю за оказанную честь, – сказал Малебранш. – Мой хозяин желает переговорить с вами.

Он кивнул мне.

– Мы просим леди почтить нас своим присутствием лишь на несколько минут, так что если вы не возражаете...

Маран покраснела.

– Капитан, – обратилась она ко мне. – Я не вполне понимаю, чего хочет этот человек, но меня возмущает его предложение отказаться от сопровождающего по прихоти его хозяина. Полагаю, вы знакомы?

– Да, – я справился со своей яростью и придал лицу выражение легкого недоумения. – Да, кажется, знакомы. Прошу прощения. Графиня Аграмонте-и-Лаведан, это Эллиас Малебранш. Если мне не изменяет память, он носит титул ландграфа.

Малебранш поклонился, но Маран едва кивнула в ответ. Прежде чем она успела ответить на оскорбительное приглашение, я перебил самым вежливым придворным тоном:

– Примите мои нижайшие извинения, ландграф Малебранш, но я не узнал вас без вашего желтого шелкового шнура.

В глазах Малебранша вспыхнула ярость, и он круто повернулся ко мне.

– Что это означает, сэр?

Вместо того чтобы ответить, я обратился к Маран:

– Наш добрый ландграф имеет в Кейте близких друзей, претворяющих в жизнь весьма необычные идеи личного обогащения. Я не стану называть здесь их имена, но это именно такой сброд, связи с которым можно ожидать от человека его нрава и поведения.

– А ваши манеры, сэр, именно таковы, каких можно ожидать от крестьянского увальня, на которого напялили солдатский мундир, – процедил Малебранш сквозь стиснутые зубы. – Мой хозяин просто подумал, что леди может доставить удовольствие компания джентльмена, а не наемника из забытой богами варварской провинции, который, возможно, дал обет безбрачия, если присмотреться к его наряду.

На это мог последовать только один ответ. Я был близок к взрыву, но увидел, как Малебранш бессознательно поглаживает рукоятку своего кинжала. Если я ударю его, он будет вправе защищаться любыми способами прямо здесь, а я был безоружен, хотя ничуть не боялся его. Если же я вызову его на дуэль, выбор оружия будет принадлежать ему, а он явно был мастером боя на ножах. Маран тоже понимала, что происходит, и ее гнев обратился в страх.

Не знаю, откуда взялась у меня выдержка – возможно, Танис или мой обезьяний бог Вахан даровали мне эту милость. Однако я заговорил совершенно спокойным тоном:

– Ландграф, я знаю, чего вы хотите от меня, но не могу удовлетворить ваше желание. Нумантийский офицер не имеет права бросить вызов человеку низшего сословия.

– Как вы осмелились! Род Малебраншей имеет тысячелетнюю историю!

– Если это так, в чем я сомневаюсь, то ваши предки сейчас качают головами при виде того, как низко пал их потомок.

Этого было достаточно.

– Отлично, – ледяным тоном произнес Малебранш. – Моим ответом будет поле чести. Это вас устраивает?

Я кивнул в знак согласия, и он ушел.

Красная пелена гнева перед глазами постепенно рассеялась. Я огляделся по сторонам. К счастью, никто не слышал нашей перепалки, лишь несколько человек озадаченно взглянули на нас, словно спрашивая, почему мы стоим неподвижно в центре танцующих.

Я взял Маран за руку и повлек ее к выходу, делая вид, что танцую.

– Что теперь будет? – прошептала она.

– Я убью этого мерзавца, вот и все.

Через несколько минут негодование Маран выплеснулось с новой силой: ей захотелось пойти к Чардин Шеру и сказать ему, какая он презренная свинья.

– Если желаете, я с радостью присоединюсь к вам, – сказал я, тщательно подбирая слова.

– Нет, не надо. Я в состоянии позаботиться о себе. Кроме того, вы можете отобрать кинжал у этого ужасного человека и заколете его, а что тогда?

– Тогда меня, разумеется, казнят. Но я умру счастливым и поднимусь со следующим поворотом Колеса – хотя бы за то, что служил такой очаровательной женщине.

– Перестаньте успокаивать меня, черт побери!

– Прошу прощения, – я хотел было добавить, что ее упрек направлен не по адресу, но вовремя прикусил язык. Мы были одни в саду. Мы вышли из бального зала, чтобы немного успокоиться, но, по-видимому, это нам не удалось. Маран молчала, глядя в ночь. Через некоторое время она повернулась ко мне.

73
{"b":"2574","o":1}