ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я вопросительно взглянул на Тенедоса. Он кивнул, и я опустился на свое место.

– Думаю, я могу говорить за капитана а'Симабу так же, как и за себя, – сказал он. – Мы можем поклясться вам именем любого бога, которого вы назовете, что все сказанное здесь не будет оглашено до тех пор, пока мы не получим на то вашего разрешения.

Генералы обменялись взглядами, словно оттягивая неприятный момент. Турбери встал, заложил руки за спину и начал расхаживать взад-вперед.

– Наши лидеры, Совет Десяти, придерживаются мнения, что эти... беспорядки быстро прекратятся и не потребуют более решительных мер, чем те, которые уже предприняты, – начал он. – Мы с генералом Протогенесом надеемся, что это так.

– Разумеется, – проворчал старый генерал. – Страна покатится в преисподнюю, если подчиненные будут думать, что начальство не владеет ситуацией.

– Но, по-моему, они держат все свои стрелы в одном колчане, – продолжал Турбери. – Вы ознакомили нас с фактами, сэр. Теперь я прошу вас высказать свое мнение и дать как можно более объективную, с вашей точки зрения, оценку этой угрозы.

Тенедос глубоко вздохнул, собираясь с мыслями.

– Хорошо, – сказал он. – Я знаю, что услышанное может потрясти вас. Но, как вы упомянули, это совещание является совершенно секретным, и я, со своей стороны, тоже прошу вас хранить тайну.

В двух словах, Товиети – лишь одно из проявлений назревающих событий. Наша страна близка к развалу. Народ волнуется, не имея настоящего лидера, чувства цели и направления. Совет Десяти погряз в страхах и нерешительности; спотыкаясь и шарахаясь из стороны в сторону, они тянут за собой в трясину все остальные государственные учреждения Нумантии.

– Жестокие слова, сэр.

– Да, жестокие, – резко ответил Тенедос. – Но наступили жестокие времена, а время легкомыслия и взаимных комплиментов давно миновало.

– Продолжайте, – сказал Турбери, внимательно слушавший его. Генерал Протогенес выглядел очень расстроенным.

– Ко всем нашим внутренним проблемам прибавились Товиети, финансируемые Чардин Шером. Не знаю, какие еще злодеяния он замышляет, но полагаю, что его агенты исправно трудятся по всей Нумантии, сея семена вражды и разрушения.

– Каков отец, таков и сын, – буркнул Протогенес. – Старый Шер тоже был занозой в заднице.

– Но Чардин Шер опаснее своего отца, – возразил Турбери. – У него есть мозги, без которых – к счастью для Нумантии – спокойно обходился его папаша.

Я не уверен, что ситуация так серьезна, как вы считаете, Провидец, – добавил он. – Но имеет смысл приготовиться к возможным неожиданностям. Позвольте спросить, какие меры, по-вашему, следует предпринять?

– Объявить чрезвычайное положение, – быстро ответил Тенедос.

– Мы не можем этого сделать, – сказал Протогенес. – Это прерогатива Совета Десяти.

– Разве что-либо мешает вам сделать все необходимое, кроме фактического объявления чрезвычайного положения? – поинтересовался Тенедос. – Под этим я понимаю немедленную мобилизацию армии. Нужно сформировать небольшие патрули под командованием опытных боевых офицеров для наблюдения за порядком. Наберите людей из мест постоянной дислокации, сэр, и укрепите ими заставы городской стражи. Люди уже боятся самого худшего, поэтому вид регулярных армейских частей, готовых к действию, успокоит лояльных граждан и, возможно, заставит злоумышленников пересмотреть свои планы.

Иногда одной силы бывает достаточно. Но это еще не все. Вы должны... сэр, вы должны усилить армию здесь, в Никее, причем самыми лучшими подразделениями.

– Вы имеете в виду пограничные войска? – пробормотал Турбери.

– Совершенно верно. Вызовите 17-й полк Юрейских Уланов, где служил капитан а'Симабу, а также два других юрейских полка...

– 20-й Тяжелой Кавалерии и 10-й Гусарский, – подсказал я.

– Разошлите срочные депеши. Отрядите быстроходные пакетботы и как можно скорее отправьте их на юг. Прошу прощения, сэр, но на вашем месте я бы рекомендовал отправку в течение часа после получения приказа. Далее, я бы вызвал еще десять лучших полков и незаметно расположил их в окрестностях города на тот случай, если ситуация ухудшится.

– В таком случае наши границы останутся без защиты, – мрачно возразил Протогенес.

– Что значит один палец, даже рука или нога, если удар направлен в самое сердце? – с жаром спросил Тенедос. – По окончании нынешних беспорядков, даже если случится самое худшее, мы сможем отвоевать утерянное и восстановить государство в прежних границах. Но если Никея погибнет... тогда мы с тем же успехом могли отдать наши земли ахиму Фергане и другим бандитам.

Я предлагаю немедленно предпринять еще один шаг, хотя, возможно, уже слишком поздно. Все запасы продовольствия должны быть перевезены на центральный склад и взяты под усиленную охрану. Мы сможем воздействовать на толпу через ее желудок, если люди будут вынуждены обращаться к нам за продуктовыми рационами.

Необходимо также выслать отряды фуражиров в прилегающие районы и разослать во все города, расположенные вверх по реке, сообщение о том, что мы готовы платить золотом за любые запасы продуктов, которые могут быть доставлены сюда и переданы представителям законной власти. Если вороватые купцы попытаются извлечь слишком большую выгоду из этого предложения, мы просто заберем все необходимое силой.

Наши люди должны быть сыты, невзирая на обстоятельства. Лишь тогда они будут твердо стоять за нас.

– Вы в самом деле предлагаете решительные меры, – заметил Турбери. – Однако...

– Сэр, – перебил Тенедос. – Эти меры необходимо осуществить. Мы служим Нумантии. Теперь настало время послужить своей стране как следует, не ограничиваясь полумерами или бездействием.

Он знал, когда следует замолчать. На долгое время в кабинете воцарилась гнетущая тишина. Я едва осмеливался дышать из страха нарушить созданное Тенедосом настроение.

– Генерал, – обратился Турбери к своему командующему. – То, что говорит Провидец, – не такая уж новая для нас информация.

– Я знаю, черт побери! – пророкотал Протогенес. – Но он бы мог обойтись без своего проклятого энтузиазма.

Они разговаривали так, словно нас обоих не было в комнате.

– В стране и впрямь настали суровые времена, – напомнил Турбери. – Я склоняюсь к тому, чтобы последовать его рекомендациям. В конце концов, Совет Десяти редко проявляет интерес к передислокации армейских частей... пока их самих надежно охраняют.

Протогенес медленно кивнул, как огромный, неуклюжий медведь.

– Да, – согласился он. – Я не люблю поспешных суждений, принятых под воздействием сиюминутных эмоций, но мне кажется, в словах Провидца содержится изрядная доля истины. Хорошо, генерал Турбери, мы примем его предложения.

Улыбка Тенедоса была едва заметной, но я хорошо знал его и буквально чувствовал, как от него расходятся волны чистой, незамутненной радости.

– Более того, – продолжал Протогенес. – Мне кажется, что этот Провидец – то ли с помощью магии, то ли при помощи обычного здравомыслия – рассуждает гораздо разумнее наших прочих советников и офицеров.

Провидец, я хотел бы, чтобы вы временно оставили свои обязанности в Академии, по крайней мере, до прояснения ситуации, и работали непосредственно под нашим командованием. Не знаю, как можно назвать вашу новую должность, но я издам письменный приказ, наделяющий вас полномочиями делать все, что вам покажется необходимым, без ограничений. Я прошу лишь об одном одолжении: прежде чем вы начнете двигать всю мою проклятую армию в разные места, не забывайте хотя бы сообщать нам о своих текущих планах, – он хохотнул, но в его смехе не было веселья. – Я не вполне представляю себе, какие еще распоряжения можно отдать, однако уверен, что в ближайшем будущем нас ждут большие перемены. Вы будете служить нам, сэр?

Тенедос встал.

– Для меня нет большей чести, чем служить вам, сэр... и всей Нумантии.

– Вот и хорошо. Вы нуждаетесь в чем-то еще?

– Да, – ответил Тенедос. – Я бы хотел, чтобы капитан а'Симабу получил перевод из своего полка и был прикомандирован ко мне.

91
{"b":"2574","o":1}