ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Холодно на улице, чертовски холодно. Мнутся дежурные студенты у своего поста, с ноги на ногу переминаются. Хоть и десятое марта сегодня, а мороз — дай бог такой в январе! И вдруг — легковая машина, за ней грузовик. У заставы не остановилась, промчались дальше, к лесу. Страшно стало студентам — место пустынное, глухое. Но, что делать! Сжимая револьверы да винтовки, потихоньку подошли туда, где виднелся тёмный силуэт автомобиля. А машина в снегу застряла — ни туда, ни сюда. Буксует, и люди возле неё суетятся. Оказались они с документами, но на всякий случай решили студенты отвести их к коменданту института, к тому прапорщику, что учил премудростям несения караульной службы во взбунтовавшемся городе.

Вот и тёплые институтские помещения. Вышел из своей комнатки начальник охраны. Щёлкнул каблуками, представился. Заговорили и двое пришедших из лесу. Один был военный, другой штатский.

— Здравствуйте, господа. Я уполномоченный Временного комитета Государственной думы Купчинский Филипп Петрович. Со мной представитель Петроградского общественного градоначальника, ротмистр Кочадеев.

Сказал, и сразу за рукав взял институтского прапорщика.

— Нам надо поговорить с вами тэт, а тэт!

Тот пропустил гостей в кабинетик, прикрыл дверь. Через несколько минут они вышли. Прапорщик, осунувшийся и побледневший, сразу заговорил.

— Дело государственной важности. О бязать права не имею. Нужны пять или шесть добровольцев!

— В чём дело-то?

— Надо будет поработать физически, — пояснил Купчинский — Подолбить мёрзлую землю.

Четверо согласились добровольно, двоих пришлось добавить самому прапорщику. Машина — небольшой грузовичок, стояла напротив ворот института. Студенты, подталкивая друг друга, запрыгнули наверх. В кузове стоял ящик. Расселись вокруг, да поехали в сторону Пискаревки. Темнота стала ещё непроглядней, ни огонька, ни лучика. Дачи то все заколочены до сезона. Почти сразу машина свернула в лес.

— Приехали, господа. Возьмите в ящике у кабины лопаты, кирки, топор. Идите следом.

Пройдя немного вглубь, Купчинский ткнул в землю носком сапога.

— Здесь.

Промёрзшая земля была твёрдая, словно гранит. Ничего её не берет. Уж испарина появилась на лбах студентов, а ямка, что они выкопали, была не более двадцати сантиметров.

— Чёрт побери, так мы и до весны не управимся! — возмутился самый нетерпеливый — Вы нам хоть объясните, что или кого мы тут пытаемся хоронить?

— Пожалуйста, — согласился Купчинский. — Гроб с телом Гришки Распутина. Если хотите, Григория Ефимовича Распутина.

И увидев, как затихли и уставились на него «политехники», продолжил:

— Мы выполняем поручение министра юстиции Александра Фёдоровича Керенского. Лично его, но с огласованное с другими членами Временного правительства. Господа министры считают, что Распутина надо тайно захоронить, чтобы могила не стала местом паломничества к его останкам. Высшее духовенство тоже с этим согласно. Распутин был мерзавцем, он окружил себя сомнительными личностями, кои служили иностранным разведкам. Потому нам нужно зарыть его поглубже, и тайно. И забыть место, где закопали! Вот так вот, господа.

Студенты молчали и переглядывались. Этого можно было и не говорить. Распутина практически каждый считал отщепенцем, бросавшим тень на вековой институт русской монархии.

— Задание Государственной важности — Купчинский повёл головой и посмотрел на студентов — Но похороны у нас что-то не получаются. В силу данных мне приказаний я решаю действовать по-другому. Идите, господа, рубите берёзки! Мы его сожжём!

Деревья, политые бензином, вспыхнули быстро и охотно. В свете костра вынутый из гроба Распутин выглядел неважно. Крупное лицо, большой нос огурцом, густые брови домиком. Жиденькая борода, выбитый глаз, разбитая голова. Шёлковая рубашка же наоборот казалась совсем свежей. Это был он, сомнений не было…

Свой рассказ мы начали с самого конца. С того момента, когда прах Григория Распутина был развеян по ветру в районе современной станции питерского метрополитена «Политехническая». Так кто же и зачем убил Григория Распутина, и почему было нужно так тщательно уничтожать его останки?

Чтобы ответить на этот вопрос нам теперь надо вернуться в самое начало. Сразу скажу, что давать оценку личности Распутина не будем. Плохой, хороший ли был он, сказать невероятно сложно. Вот только на его долю, на его жизнь и смерть приходится изрядная порция тех странностей, совпадений и чудес, что полностью перевернули русскую жизнь в начале ХХ века. Более того, убийство Распутина стало стартом, отправной точкой будущей русской катастрофы. Отречение Николая II и смерть Распутина разделяют всего десять недель. Отказ от власти русского царя непосредственно вытекал из убийства простого русского мужика. Но не будем забегать вперёд.

В столице Российской империи Григорий Ефимович Распутин (Новых) появился примерно в 1904 году. В следующем, году он уже был представлен русскому императору. И быстро сделал головокружительную карьеру! Простой мужик вошёл в ближайшее окружение царя и царицы, пользовался их огромным доверием. Давал советы и делал предсказания, которые императрица Александра Фёдоровна воспринимала, как откровения святого. Николай II к словам Распутина относился чуть более критично, но с течением времени и он подпал под магнетическое влияние распутинской личности. Как же произошло, что властитель громадной империи стал прислушиваться к словам неграмотного сибирского мужика?

Причина проста — Распутин, безусловно, обладал некоторыми целительными способностями. В современном понимании он был сильным экстрасенсом. Как он лечил, как это делал, неизвестно до сих пор, но факты загадочных исцелений есть в достаточном количестве. Первым примером непонятных способностей Распутина стал случай с близкой подругой императрицы, фрейлиной Анной Вырубовой. Она попала в катастрофу и уже умирала, когда Распутин её спас. Он просто подошёл к ней и сказал: «Аннушка, открой глаза». Потом перекрестил. Результатом столь необычного лечения стало практически полное выздоровление. На память о страшной катастрофе у вырубовой осталась лишь хромота.

Этот случай чудесной способности к исцелению и открыл путь Распутину в императорскую семью. Дело в том, что сын Николая II, наследник Алексей Николаевич, страдал гемофилией, наследственной болезнью, нарушением процесса свёртывания крови. Человек, страдающий этим заболеванием, может погибнуть из-за непрекращающегося кровотечения. Любой порез или царапина могут привести к летальному исходу — кровь не останавливается и страдающий гемофилией может запросто умереть от её потери. Ужас ситуации заключается в том, что если внешние кровотечения ещё можно хоть как-то остановить, то со скрытыми кровотечениями внутри человеческого организма, вызванными любыми травмами, справиться нельзя никак.

Будущее России, будущее Династии, вообще Будущее — все это заключалось в хрупком и ранимом, больном гемофилией цесаревиче. Медицинских средств лечения этой болезни не было. Именно по этой причине в юном возрасте к наследнику был приставлен здоровенный матрос, в обязанности которого входило носить Алексея Николаевича на руках, дабы избежать любой травмы. Естественно, что любой, кто мог облегчить страдания наследника, кто мог спасти его, был в царской семье святым и желанным. Экстрасенс Распутин и занял место домашнего святого Романовых.

Существуют подтверждённые многими свидетелями факты спасения им Цесаревича Алексея от смерти. В 1907 году, когда наследнику было всего три года, у него случилось тяжелейшее кровоизлияние в ногу в Царскосельском парке. Вызвали Распутина, он молился — оно прекратилось! О другом чудесном случае пишет посол Франции Морис Палеолог. Это произошло в октябре 1912 года в царских охотничьих угодьях Польши: «Однажды наследник, возвращаясь с прогулки в лодке по озеру, сделал неловкий скачек, чтобы спрыгнуть на землю, и ударился бедром о борт. Ушиб показался сначала поверхностным и безвредным. Но две недели спустя, 19 октября, на сгибе, в паху, появилась опухоль; распухло бедро; затем внезапно поднялась температура. Доктора Фёдоров, Боткин и Раухфус, спешно приглашённые, определили кровяную опухоль, гематому, которая распространялась. Следовало бы немедленно сделать операцию, если бы гемофилитический диатез не делал опасным всякий разрез. Между тем, температура с каждым часом повышалась; 21 октября она достигла 39,8. Родители не выходили из комнаты больного, так как врачи не скрывали своего крайнего беспокойства».

2
{"b":"25744","o":1}