ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вот этого мастера подковерной интриги в начале 1918 года направляют в бурлящую Россию. Это значит, что здесь «союзниками» замышляется что-то тайное, грязное и грандиозное. Едет Рейли в Россию не с пустым багажом. У Брюса Локкарта в кармане мандат Троцкого — «оказывать всяческое содействие членам Английской Миссии». Можно куда угодно идти с такой бумагой. Карманы Сиднея Рейли тоже не пустые: в них восторженное рекомендательное письмом будущего наркома по иностранным делам Максима Литвинова. На тот момент он советский представитель в Лондоне (неофициально «официальный», как — Локкарт в Москве). Литвинов очарован Сиднеем Рейли и просит ему помочь. Прибыв в Москву 7-го мая 1918 года, Рейли почти сразу встретился с двумя высокопоставленными большевиками: управделами Совета народных комиссаров Бонч-Бруевичем и заместителем народного комиссара иностранных дел Караханом. Письмо и обаяние сделали своё дело: уже через три недели Рейли имел документы на имя чекиста Георгия Релинского! Вместо уничтожения заговоров и заговорщиков, ЧК предоставляла им прекрасную «крышу» для свободного осуществления задуманного.

Рейли активно берётся за дело. Локкарт и остальные коллеги быстро выводят его на нужных людей. Одна из главных фигур, заинтересовавших шпиона, был Яков Петерс — командир дивизии латышских стрелков, временно замещавший Дзержинского на посту председателя ЧК. На руководителя тайной полиции большевиков Рейли имел отличный компромат: Петерс во время эмиграции женился на англичанке и скрывал это от товарищей по партии. Английская разведка начинает плести нити заговора. Ленин, как кажется, ничего не подозревает. Много дел и забот у Троцкого. Скоро очередной Съезд Советов, к которому и приурочен мятеж. В те же сроки в Москве созывается Всероссийский съезд партии левых эсеров. Это удобно: и руководство все в сборе, и каждый делегат это лишний штык в возможных уличных боях. Финансирование заговора ведёт Сидней Рейли. Но откровенным с эсерами ему быть нельзя. Они лишь пешки в его игре. При написании сценария мятежа надо учитывать ещё и их партийные особенности. Это — щепетильность по отношению к большевикам, коллегам по Совету народных комиссаров. Заседая в одном Совнаркоме с ленинцами, убивать революционеров, эсеры не могли. Арестовать большевиков можно, но казнить сторонника мировой социалистической республики — нет. Вот немецкие империалистические послы — совсем другое дело. А Рейли нужны трупы большевистских главарей. Приходится для террористической работы «союзникам» привлекать правых эсеров. Бывший заместитель Керенского Борис Савинков получает деньги от Сиднея Рейли для обучения и вооружения террористов. Когда-то Савинков организовал убийство Великого князя Сергея Александровича, теперь его цели — Ленин и другие советские вожди.

Деньги англичанами и французами даются не зря. Первой ласточкой и пробой сил становится 20-е июня 1918 года. 27-летний комиссар по делам печати, пропаганды и агитации Володарский (Моисей Маркович Гольдштейн), направляется в Петрограде на митинг железнодорожников. Там его уже поджидает правый эсер-боевик Сергеев. Охраны у большевистского министра никакой, сопровождает его один невооружённый шофёр. У самого Володарского есть револьвер, но достать он его не успеет. Первая жертва террора падает от нескольких пистолетных выстрелов.

Левые же эсеры планомерно готовятся к мятежу. Резолюция их съезда гласит: «Разорвать революционным способом гибельный для русской и мировой революции Брестский договор». Выполнение этого постановления съезд поручает ЦК партии, а тот в свою очередь, поручает это ответственное дело Якову Блюмкину. Это очень интересный персонаж, на котором стоит остановиться поподробнее. Детские годы мальчика Яши мы пропускаем и сразу переходим к его бурной революционной юности. В январе 1918-го, Блюмкин, совместно с блатным Мишкой «Япончиком», принимает активное участие в формировании в Одессе Первого Добровольческого железного отряда. Скольких буржуев Яков со своим блатным помощником убил и ограбил — история умалчивает. Водит Яша дружбу не только с уголовниками, но и представителями местной поэтической богемы. Один из них — Пётр Зайцев. Этот «поэтический» юноша, становится начальником штаба у диктатора Одессы, эсера Михаила Муравьёва. Деньги всегда производили на Блюмкина магическое действие. Всю свою жизнь он будет, где-то поблизости от серьёзных финансовых потоков. Вот глядя на своего нового приятеля Петра Зайцева, буквально купающегося в деньгах, Блюмкин понимает, что революция это большие деньги. Очень большие.

Но помимо простой алчности, было в Блюмкине и много талантов. Поэтому, его последующий взлёт был просто умопомрачительным. А для него ведь надо было молодому еврейскому пареньку из себя что-то представлять! «Союзники», их агентура проводят своеобразный «кастинг» исполнителей будущего антибольшевистского переворота. Блюмкин их устраивает, и с этого момента в его карьере начинается стремительный рост. Невероятный, просто фантастический. Если в судьбе какого-либо человека в переломный момент русской истории начинаются удивительные вещи, а карьера странным образом с бешеной скоростью несётся наверх, можете не сомневаться — этому человеку отведено место в «союзнических» планах. Вспомните стремительный влёт Керенского, Ленина. Якову Блюмкину тоже с определённого момента «пошла карта». Ему стало везти! Ну, просто очень! В марте 1918 года штатского, не имеющего военного опыта, 19-летнего Блюмкина рекомендуют на пост начальника штаба 3-й Украинской советской «одесской» армии(! ), которой предстояло остановить наступление румынских и австро-венгерских войск. Эта «армия» насчитывала всего около четырёх тысяч солдат и подчинялась эсеру Муравьёву. Однако, так и не понюхав пороху, эта «армия» панически отступила при приближении противника. Несмотря на это, Блюмкина «за особые боевые заслуги» (! ) назначают комиссаром Военного совета и помощником начальника штаба армии. Здесь наш герой участвует в сомнительной финансовой афёре, попытавшись присвоить часть реквизированных, а стало быть, казённых денег. Махинации Блюмкина стали хорошо известны, и под угрозой ареста он возвращает в банк три с половиной миллиона рублей. Дело благополучно заминается и в конце апреля 1918 года Блюмкин покидает армию, где он уже прослыл вором, и приезжает в Москву. И тут сразу, сходу становится во главе охраны ЦК партии левых эсеров!

«Революция избирает себе молодых любовников», — писал о Блюмкине Троцкий, отмечая, что он «имел за плечами странную карьеру и сыграл ещё более странную роль». В будущем Яков станет правоверным троцкистом, но пока он ещё левый эсер и именно в этом качестве войдёт в историю. Его карьера неудержимо идёт вверх. В мае 1918 года Блюмкин поступает на работу в ЧК. И не просто рядовым сотрудником — Якова назначают на ответственную должность начальника секретного отдела по борьбе с контрреволюцией! Туда Блюмкин был принят по рекомендации ЦК левых эсеров, «как специалист по раскрытию заговоров». О раскрытии Яшей к маю 1918-го, хотя бы одного действительного заговора историкам ничего неизвестно. Почему же его взяли? За какие заслуги выдвигали?

Подготовка мятежа была в заключительной стадии, поэтому повсюду «союзники» руками эсеров расставляли нужных людей. Если отдел по борьбе с заговорами возглавит заговорщик, его коллеги могут спокойно готовиться к намечаемой акции.Обратите внимание на даты. Начало карьеры Блюмкина — февраль— март 1918 года. Ещё не подписан Брестский мир, ещё не отдал Ленин немцам пол России. А «союзный» заговор против большевиков уже готовится! Он ещё в самой начальной стадии — подбор и выдвижение людей, апробация их в деле. Левым эсерам ненавидеть большевиков рано, те ещё просто не успели «предать» революцию. Так кто же тогда заговор готовит? Ответ один — «союзники», в данном случае англичане, чей шпион Эрдман ищет и выдвигает людей. Загодя. Потому, что при любом исходе событий стратегия англичан всегда одинакова: последовательное уничтожение и обнуление любой государственности в России!

28
{"b":"25744","o":1}