ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ночь с 31-го августа на 1-е сентября 1918 года были проведены аресты замешанных в заговоре представителей британской и французской дипломатических миссий. Невзирая на их неприкосновенность, на Лубянку были доставлены: французский генеральный консул Гренар, генерал Лавернь и сам глава британской миссии Брюс Локкарт. Он был арестован чекистами и провёл несколько дней сначала на Лубянке, а затем в Кремле. Интересная деталь — аресты заговорщиков-дипломатов производятся по приказу заместителя председателя ВЧК Якова Петерса. Того самого, что по их планам должен был арестовать Ленина и других вождей. Через три дня большевистская пресса делает заявление, опубликовав подробный план мятежа. Писалось о том, что английский посол Локкарт «намеревался захватить совнарком, подкупив советские войска, и взорвать железнодорожные мосты, чтобы уморить голодом Москву и Петроград». Про Сиднея Рейли ничего не писалось, но в его поиск активно включилась вся ЧК. Он ушёл в подполье, на нелегальное положение перешёл и капитан Джордж Хилл. Обоим в тот раз удалось благополучно вырваться из России и вернуться в Англию. Дальше снова настала пора чудес. На этот раз — дипломатических. Арестовав послов Англии и Франции, большевики совершили акт произвола международного масштаба. Перчатка брошена в лицо двух сверхдержав того времени. На дворе сентябрь 1918-го — до краха Германии ровно два месяца, а это значит, что англо — французы уже без пяти минут победители в мировой войне. Все уже практически решено. Они не просто сверхдержавы, а вместе с США — единственные сверхдержавы. Вот этим то махинам нанесено страшное оскорбление! Войны не раз в истории начинались и с куда меньшего повода. Какую прекрасную шумиху можно устроить! Узурпаторы и мучители русского народа только на словах за мир, а на деле нарушают все мыслимые законы! Можно припомнить большевикам все их грехи: и свержение Временного правительства, и незаконный разгон «Учредилки». Их странные декреты можно смешать с грязью и вывалять в мусоре! Наглый произвол! Убит военно-морской атташе Великобритании капитан Кроми! Покарать извергов рода человеческого! У большевиков в руках информационных козырей нет: связь между покушениями и Брюсом Локкартом не доказана, Сидней Рейли и вовсе не пойман. Отмываться Ленину будет нечем.

Можно всеми силами навалиться на большевиков, и принести идеалы свободы народам России. Войска Антанты уже находятся на территории России. Но вместо эскалации конфликта и педалирования ситуации последовал… пшик! В любом учебнике истории вы прочитаете, что реакция британского правительства на эти крайне враждебные действия большевиков была довольно сдержанной. Оно лишь интернировало Максима Литвинова, и направило телеграмму большевистскому правительству, в которой пригрозило репрессиями в отношении Троцкого и Ленина в случае, если жизни британских подданных в России будут в опасности (обратите внимание: опять только Ленин и Троцкий! ). И все.

А ведь арестовали не одного Локкарта — чекисты накрыли всю английскую шпионскую сеть! И ведь брали в ЧК не только граждан туманного Альбиона. Для ассортимента в камеры отправляли и других. Например, французов. А советские тюрьмы — это совсем не санаторий. Капитан Эдуард Вакье, из французской службы разведки арестован в Петрограде в ночь с 1-го на 2-е сентября 1918 года. Только через две недели ему удосужатся предъявить обвинения. Они очень тяжёлые: заговор против безопасности государства, членство в контрреволюционной организации. Пройдёт ещё два месяца допросов и вопросов, пока 23-го ноября большевистский следователь Делафар неожиданно не заявит французу, что Чрезвычайная Комиссия не имеет против него никаких обвинений. После этого, раз человек ни в чём не обвинён, его обычно выпускают на свободу. Но только не в советской тюрьме: капитан снова помещён в Бутырку, где просидит почти ещё два месяца, до 16-го января 1919 года!

Всё, что происходило с бравым французским капитаном, называется одним простым словом — издевательство. В таких случаях консул, посольство, правительство страны должно сделать все, чтобы вытащить своего гражданина из тюрьмы. Особенно, если он сидит там, будучи невиновным. Представьте себе, какой крик подняли бы «союзные» дипломаты, если бы французского капитана упекли ненароком в каталажку жандармы Николая II! Но молчат французы, молчат и британцы. Хотя вгорячке арестов одних англичан чекисты прихватили около двухсот человек, уж половину из них наверняка случайно. Эту тему можно раздувать и раздувать: невинные жертвы большевистских застенков! Но молчат англичане — словно воды в рот набрали. Тише воды французы. Ведь возмущаясь на уровне официальном, на закулисном они знают — большевики правы. И их удар вполне адекватен состоявшемуся предательству. Однако совсем ничего не делать для своих арестованных нельзя — это будет странно. Поэтому, возмущаясь на словах, на деле британцам и французам приходится просто сотрясать воздух. И готовится к новым закулисным переговорам!

Сначала решаются самые простые вопросы. При посредничестве нидерландского посланника в Москве, начинаются переговоры об обмене Литвинова и пятидесяти его сотрудников на 200 граждан Британии и Франции, захваченных большевиками. Результат их тоже весьма поучительный. Британцы отдали всех советских граждан, а чекисты в октябре 1918 отпустили Локкарта и 130 других иностранцев. Ещё более 60-ти человек, по определению большевиков «буржуазные мужчины призывного возраста», были оставлены в Петропавловской крепости и на Лубянке! Те из них, кто выжил, были выпущены на свободу только через год! Казалось бы, англичане и французы не должны были соглашаться на такой вариант. Нормальная, обычная договорённость ведь совсем другая — всех на всех! Но знают «союзники», что гнев большевиков справедлив, поэтому помалкивают и просто стараются вытащить в первую очередь нужных своих. Случайные люди могут и дальше гнить на Лубянке. Смерть капитана Кроми тоже чекистам легко прощена. Зачем нужен Британии резидент, проваливший спецоперацию? Его героическая гибель — это наилучший для всех исход. Кроми и сам это понимал, поэтому и полез на рожон, ведь кроме него никто не сопротивлялся ни в одном посольстве! Он — единственная жертва со стороны «союзников»…

Рассказывая о мощном ударе, нанесённом большевистскими спецслужбами по «союзному» заговору нельзя не упомянуть о сильной избирательности ленинского гнева. Удары поистине точечные: арестовывают и преследуют только тех, кто, по мнению большевиков, нарушил договорённости и предал доверие Ленина и его соратников. Поэтому арестован Брюс Локкарт. Это под его крылом работал Сидней Рейли. Но дипломата отпустят, а вот участь самого Рейли совсем незавидна. В ходе чекистской операции «Трест», много позже он будет выманен в Советскую Россию и арестован. Чтобы его английские хозяева не беспокоились — в печати появится сообщение, что британский шпион Сидней Рейли был застрелен при попытке перехода советско-финской границы. На самом деле он жив и активно сотрудничает с ГПУ, делясь опытом и помогая молодой большевистской спецслужбе вставать на ноги. И эта помощь будет столь ощутимой, что британцы заподозрят подвох. Придётся Рейли официально умереть ещё раз. Чекисты признают, что британский шпион у них, на нём висит заочный приговор по «Делу послов», отменить смертную казнь нельзя. В один из дней 1923 года труп «расстрелянного» Рейли выставляется на всеобщее обозрение на Лубянке. Столь странная демонстрация покойника призвана убедить британскую разведку Ми-6, что больше никаких её секретов и методик работы чекисты не получат. На самом деле, Сидней Рейли проведёт весь остаток жизни в комфорте, но лишённый свободы, под постоянной охраной. Его вклад в формирование ЧК — ОГПУ огромен…

По разному сложатся судьбы «союзных» разведчиков. Капитан Жак Садуль в вакханалии арестов, последовавших за покушением на Ленина, совсем не пострадает. В Москве находится не только дипломатическое представительство Франции, но и Французская военная миссия. Её сотрудники регулярно отправляли в Париж донесения. Вот одно из них: «12 октября, примерно в 12.30, выходы из здания Екатерининского института, где находилась военная миссия, были заняты агентами ЧК, которые начали первые аресты офицеров и солдат, выходящих из здания. Так, были арестованы капитан Садуль (отпущенный сразу после предъявления специальной карточки), мл. лейтенант Жийанс-Лавернь и примерно десяток рядовых».

31
{"b":"25744","o":1}