ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Словно мрачное средневековье накрыло собой Россию, её самые жизнерадостные крымские курорты. Большинство тел жертв большевистских зверств, было потом выброшено морем. Ужасу евпаторийских жителей не было предела: в прибрежных водах плыли трупы с рваными ранами, с простреленными черепами, с отрубленными руками и даже — с оторванными головами! Похоже, что не новая гуманная Советская власть устанавливается в тихом курортном уголке, а кровожадная орда гуннов набросилась на совершенно чуждое им покорённое население. Чудом уцелевший Врангель в те дни много слышал о большевистских зверствах: «Особо кровавые дни пережил Симферополь. Здесь было расстреляно огромное количество офицеров, в том числе почти все чины крымского штаба во главе со зверски замученным полковником Макухой».

Расстрелы идут в январе повсеместно. По самым скромным подсчётам число жертв никак не менее тысячи, в том числе в Симферополе, где офицеры и крымские татары пытались сопротивляться, расстреляно до 700 человек. В феврале в маленькой Феодосии убито до 60 офицеров, несколько отставных военных убито в Алуште. Пройдя круг по Крыму, молох террора вновь возвращается в Севастополь. В день, который потом долгие годы будет праздноваться, как дата создания советской армии, в ночь с 23-е на 24 февраля происходит вторая севастопольская резня: «На этот раз она была отлично организована, убивали по плану, и уже не только морских, но вообще всех офицеров, всего около 800 чел. Трупы собирали специально назначенные грузовые автомобили. Убитые лежали грудами. Их свозили на Графскую пристань, где грузили на баржи и вывозили в море».

Это тоже важный для нас момент: в Севастополе не только начали убивать людей первыми на крымском побережье, но и продолжали делать это вновь, в самых жутких формах. Запомним это и двинемся дальше. Конечно, Крым не был чем-то особенным — такие ужасы творились в начале 1918-го года практически везде, где устанавливалась новая власть. С.П. Мельгунов в своей книге «Красный террор» пишет: «В материалах деникинской комиссии перед нами проходят последовательно города: Харьков, Полтава и др. И повсюду „трупы с отрубленными руками и разможжеными костями и оторванными головами“, „с переломленными челюстями, с отрезанными половыми органами“.

Этот ужас — лицо нового мира, который строится в буквальном смысле, на костях старого! На разможженых черепах и отрезанных головах! Это творится везде, повсеместно, но нас интересует именно Крым. Почему — Вы поймёте чуть позже. Евпатория более всех пострадала от матросских банд, но новая крымская власть не даёт обывателям ни минуты передышки. В одну мартовскую ночь из города исчезают около 40 человек. Горожанам объявляют, что «на город совершили нападение анархисты и, арестовав граждан, увезли их в неизвестном направлении». На самом деле все они расстреляны местными большевиками на берегу моря. Деникинские следователи раскопают потом могилу этих несчастных. Снова ужасная картина: «На телах в разных местах обнаружены колото-резаные раны. Были тела с отрубленными головами, с отрубленными пальцами, с перерубленным запястьем, с разбитым совершенно черепом и выбитыми зубами. Было установлено, что перед расстрелом жертв выстраивали неподалёку от вырытой ямы и стреляли в них залпами разрывными пулями, кололи штыками и рубили шашками. Зачастую расстреливаемый оказывался только раненым и падал, теряя сознание, но их также сваливали в одну общую яму с убитыми и, несмотря на то, что они проявляли признаки жизни, засыпали землёй».

О грабежах и насилиях над мирным населением мы даже не будем говорить. Большевики всегда так поступали в «завоёванных» ими русских городах. Такое же варварство творилось и в Ялте:

«Перед разграблением санатория Александра III таковой был сначала обстрелян орудийным огнём миноносца „Керчь“, причём на ходатайство главного врача санатория пощадить больных и раненых, находившихся в нём, получился ответ: „В санатории одни контрреволюционеры, санаторий должен быть уничтожен так, чтобы камня на камне не осталось“. Угроза, впрочем, до конца не была доведена, обстрел прекратился, но зато приказано было администрации эвакуировать всех больных из санатория в течение двух часов. После эвакуации и начался общий разгром всего имущества этого ценного учреждения. Награбленное по гостиницам, магазинам, складам и квартирам добро меньшею частью попадало в распоряжение комитета большевиков, а в большей части присваивалось обыскивателями. Подобным разгромам, кроме Ялты, подверглись Алушта, Алупка, Дерекой, Бахчисарай, Массандра и другие близлежащие селения. Дерекой перед грабежом был обстрелян артиллерийским огнём миноносца; население бежало в горы, и когда спустя сутки вернулось к своим домам, то увидело, что матросами все их имущество уничтожено. Жители, пользовавшиеся до того достатками, внезапно оказались бедняками».

В результате — и обыватели, и уцелевшие офицеры ждали вчерашних врагов, немцев, как избавителей! При пролетарской власти жить было просто невозможно: «Такой легализованный грабёж длился всё время большевистского властвования в Ялте, и захватил он все её окрестности, нигде не было спокойной жизни, день и ночь население было в тревоге. Убытки от обысков исчисляются миллионами рублей». Это даже не власть, это произвол, это насилия сопоставимые с теми, что творили викинги, совершая набеги на Западную и Восточную Европу: «„Малейшая лишняя просьба или возражение — и дуло револьвера у виска, штык у груди, приклад над головой…“.

Ещё случай: на улице Евпатории схвачены два торговца-татарина. Их вывезли за город и убили. Когда тела обнаружили — у одного оказалось несколько штыковых ран, и была вырезана грудь, а у его брата голова была раздроблена ударами приклада. Вероятнее всего бедные торговцы имели несчастье взять с собой достаточную сумму денег и поплатились за это жизнью. Но, это, так сказать — свободное творчество революционных масс, а был грабёж и официальный. «Буржуев», а точнее сказать все население городов облагали контрибуцией, данью, так как те же викинги собирали с покорённых ими народов. Коммунистический комитет в Ялте потребовал с горожан 20 млн. рублей. Это огромные деньги, но их неуплата повлечёт за собой новые расстрелы. Сумма поборов фантастическая, но надо собирать. Однако в течении трёх месяцев в казначейство большевиков поступило только около 2 млн. рублей. Поэтому находчивые революционеры «сделали распоряжение по всем банкам снять с текущих счётов „буржуев“ все суммы, превышающие 10000 рублей, и перечислить их на текущий счёт комитета в Народный банк». Под конец своей власти, перед приходом немцев, борцы за равенство и братство «вооружённою силою похитили всю денежную наличность в сумму 1200000 рублей из кассы Ялтинского отделения Государственного банка», т.е. совершили банальный грабёж.

Можете себе представить, как этих мерзавцев ненавидели нормальные люди. Местные татары, ободрённые приближением к Ялте и Симферополю немецких частей, взялись за оружие. Однако германские войска задержались, и помощи не оказали. Большевиками сжигаются татарские посёлки, их жителей убивают. Трупы бросаются незарытыми, на дорогах, улицах, в виноградниках. После бегства большевиков из Крыма, Крымско-татарским парламентом была образована следственная комиссия с участием юристов, которая в течение месяца произвела краткое обследование злодейств большевиков, совершенных на Южном побережье Крыма в апреле 1918-го. Протоколами этой следственной парламентской комиссии устанавливается, что за два-три дня апреля убито более 200 мирных жителей…

Теперь самое время утереть холодный пот, выступивший от описания всех этих ужасов, и задать себе несколько вопросов. Для чего же мы с Вами погрузились в этот кровавый кошмар? При чём здесь наши доблестные «союзники»? Почему именно к Крыму приковано наше внимание? Сейчас поймёте.

Великий князь Александр Михайлович Романов, женатый на сестре Николая II, отец жены князя Феликса Юсупова, оставил нам великолепные мемуары. Они интересны невероятно. Они просто фантастичны. Никто и никогда не комментировал нам их чудесное содержание. А зря — потому, что если их прочитать, то хочется сделать один странный вывод. Бывают большевики добрые и злые. Находятся они в одно и тоже время не только в одной партии, но и в одном месте — в Крыму. Все зверства творят большевики плохие, а хорошие большевики — вежливые и учтивые ребята. Вы не верите? Такого не может быть? Не спешите — русская революция благодаря нашим «союзникам» превратилась в сплошное чудо и страшную сказку. А в сказках, как известно, случается все…

50
{"b":"25744","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рожденная быть ведьмой
Романцев. Правда обо мне и «Спартаке»
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
Неоткрытые миры
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Три принца и дочь олигарха
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение