ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для такого задания и люди нужны особые. Где же Ильичу их взять? Кроме, как в Петрограде негде. Если же мы примем версию о «петроградском» происхождении отряда товарища Задорожного, то получается весьма интересная картина. Великий князь Александр Михайлович указывает нам месяц появления отряда Задорожного в Крыму: «…Севастопольский совет располагал в ноябре 1917 года хорошо защищённой крепостью». Итак, прибыли ребята в Крым в ноябре.

«События последующих пяти месяцев подтвердили справедливость опасений новых тюремщиков» — вновь указывает далее Великий князь. Значит, закончилась эпопея в апреле 1918 года. Проверить это легко — окончанием интересующих нас событий стало вступление в Крым немецкой армии, а оно действительно случилось в первых числах апреля восемнадцатого года. С другой стороны, большевистский переворот произошёл 25-го октября. Итак, проведём элементарный подсчёт: начало апреля минус пять месяцев — это начало ноября. Отнимем ещё дня четыре-пять на дорогу, и получается у нас удивительная картина:

— в марте семнадцатого, едва придя к власти, своим самым важным делом Керенский посчитал розыск и уничтожение тела Распутина.

Прошло ещё семь месяцев.

— В начале ноября семнадцатого, едва придя к власти, Ленин отправляет в Крым товарища Задорожного с тайной миссией. Единственная задача его отборного отряда — это спасение членов семьи Романовых, имевших непосредственное отношение к гибели Распутина, от революционного суда обезумевших черноморских матросов. Ильич отправляет в Крым невероятно сознательных «товарищей» в тот момент, когда все кругом дают его правительству срок жизни максимум две недели. В тот момент, когда он разрывается между всевозможными съездами и выступлениями, когда советская власть только начинает своё распространение по стране. Когда каждый верный человек, а уж тем более отряд на счету! А Владимир Ильич направляет Задорожного в Крым, где большевики у власти пока не находятся, и где его отряд совсем и не будет устанавливать рабоче-крестьянскую власть, потому, что будет безвылазно заниматься охраной Великих князей? Удивительная вещь — такое впечатление, что все русские правители полные бездельники, потому, что их основной и первостепенной задачей является странная закулисная возня, так или иначе связанная с личностью Распутина!

Жалко, что Великий князь Александр Михайлович уделяет своей крымской эпопее так мало места в своих мемуарах. Вся эта история так интересна и необычна, что хочется узнать о ней побольше. Но негде — нет никакого другого источника, также полноценно рассказывающего об этом событии. А ведь история чудесного спасения Лениным и Задорожным членов семьи Романовых может открыть нам глаза и на всю революцию целиком.

Вот живёт рядом с Дюльбером, в своём имении Кореиз жена Феликса Юсупова — Ирина Александровна Романова-Юсупова. Между прочим, внучка Александра III. Этот русский император когда-то повесил родного брата Владимира Ильича Ленина. Многие историки, казнь всей семьи Николая II объясняют простой личной местью пролетарского вождя убийце своего брата. Но вот в Крыму ещё одна внучка императора спокойно живёт и никто её убивать не собирается. Да, что там внучка — в Дюльбере живёт жена и дочь Александра III, и их по приказу Ленина спасают от расправы! Где же знаменитая ленинская логика? Её нет и в помине, зато хоть отбавляй не менее знаменитой ленинской гибкости. Вот только вопрос, кто же заставил Ильича, проявляя её, спасать своих «кровных» врагов! ?

Только «союзные» организаторы нашей революции могли обязать Ленина, спасти тех, перед кем, они сами имеют определённые обязательства. Ситуация у Ленина традиционная — надо выполнить договорённости и Романовых спасти. Только объяснить, почему это делается никому нельзя: ни Севастопольскому, ни Ялтинскому Совету, ни даже товарищам из Совета Народных Комиссаров. Можно найти только одного умного и честного человека и поручить это дело ему, просто потому, что уверен в его беззаветной преданности. Фамилия этого верного большевика — Задорожный. Он и будет обеспечивать организационную часть задания: беседовать с разными «товарищами» и улаживать все конфликты. Он говорит с ними на одном языке и для крымских большевиков является своим.

Но проблема для Ленина в другом. Из кого набирать отряд? Одного вменяемого исполнителя найти можно, но где взять двадцать — тридцать дисциплинированных и преданных одной идее революционных матросов и солдат? Особенно если эта идея — спасение матери, сестры, дяди, племянницы ненавистного свергнутого монарха!

Здесь на помощь Ильичу приходят «союзники». Вместе с заданием спасти Романовых, пролетарский вождь и получает от них инструмент для его выполнения — специальный отряд «революционных» матросов. Только «союзные» спецслужбы были способны в условиях всеобщего развала провести успешную операцию по спасению Романовых. Не всех Романовых, не царской семьи, а только тех Романовых, кто нужен был англичанам и французам живым. Семья бывшего императора и его несчастный брат Михаил были милее нашим «союзникам» в виде трупов, поэтому их никто и не спасал.

Только во власти западных спецслужб было создать спаянный поистине железной дисциплиной отряд, из состава которого все переговоры с внешним миром будет вести только один человек — Задорожный. Потому, что именно он является единственным настоящим большевиком!

Вы можете себе представить революционного матроса образца 1917-1918 года: весь в пулемётных лентах, лицо недоброе, чуть, что хватается за оружие. Среди них большая доля анархистов, которые вообще никакой власти не признают. И, вот их какой-то «молодой человек» обзывает изменниками революции и грозит виселицей! Я, слава богу, живьём «революционных матросов» не видел, но мне кажется, что реакция на слова представителя Ялтинского совета должна была быть в их рядах бурной. Его наверняка обозвали бы самого предателем в ответ, и стопроцентно послали бы по-русски, куда подальше. А то и спустились бы вниз разобраться, кого эта штатская гнида, назвала предателем! Но так будет, только если в отряде Задорожного настоящие «братишки» и «товарищи»…

Напрасно представитель Ялтинского совета сотрясал воздух. Молчат товарищи «севастопольские пулемётчики», только камушками кидают, да окурками. Потому, что они все вовсе не те, за кого себя выдают. Отсюда и реакция их другая. Матросы отряда товарища Задорожного просто… говоря т по-русски с сильным англи йским акцентом, а то и не говоря т вовсе! Эта часть удивительно дисциплинированной охраны была укомплектована сотрудниками западных спецслужб. Поэтому и не посылали они никуда молодого человека из ялтинского совета, и не дискутировали с ним, а только бросали с него окурки и камушки! Если я хочу прослыть американцем, не зная английского языка, то в ответ на какие-либо претензии мне надо молчать и молчать, ну разве что-нибудь в противника бросить…

Вторая часть отряда — русские. Нельзя набрать «революционный» отряд из одних иностранцев — это будет слишком заметно. А дисциплина «русской» части отряда, не хуже, чем её «английской» и «французской» составляющей. Поскольку же добрых большевиков тоже мы с вами нигде не видели, вывод напрашивается весьма интересный: в отряде этом вообще большевиков кроме Задорожного не было! Все его русские участники — это офицеры-монархисты! Поэтому и кажется логичным, что отряд в готовом виде прибыл из Петрограда, где своё гнездо все «союзные» разведки свили, где находится масса их коллег из русских спецслужб и других преданных династии людей. Их можно найти, разыскать и быстро укомплектовать отряд: 20-30 человек с «железобетонным» мандатом лично от товарища Ленина. Русские офицеры согласятся, «союзные» будут выполнять приказ. Только они могут быть так дисциплинированы: «союзники» выполняя тайное задание своих правительств, а русские — спасая жизни невинным Романовым. В конце концов, и миссия благородная: спасать людей, а не их убивать.

К выводу об иностранном участии приходишь, продолжая анализировать и тот уровень охраны, который был достигнут отрядом Задорожного в Дюльбере. Можно смело сказать: в 1917-1918 в Советской России никого так не охраняли. Ни Смольный, ни Кремль, ни Ленина, ни Троцкого. Никого, кроме Великого князя Александра Михайловича и его спутников. После большевистского переворота в стране апатия, охраны у новых руководителей страны почти никакой. Разболтанность редкая, обычно она длится до первого прокола. И вот в середине января 1918 года на Ленина совершено первое покушение. Он едет в машине со своей сестрой, организатором пломбированного поезда Фрицем Платтеном и водителем. Раздаются выстрелы — Ильич легко ранен в руку. Нет ни телохранителей, ни сопровождения. Никого. Даже после этого выводов никто не делает, поэтому в июне восемнадцатого застрелят Володарского, а затем в августе Урицкого, и вновь ранят Ильича, на этот раз очень тяжело.

54
{"b":"25744","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Правильный выбор. Практическое руководство по принятию взвешенных решений
Превыше Империи
Ловушка архимага
Тварь размером с колесо обозрения
Перекресток Старого профессора
В команде с врагом. Как работать с теми, кого вы недолюбливаете, с кем не согласны или кому не доверяете
Бог счастливого случая
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Метро 2035. За ледяными облаками