ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От власти не отказываются — Колчак соглашается. Необходимость жёсткой решительной политики для наведения порядка в стране и разгрома большевиков очевидна уже для всех. Для всех, кроме эсеров. В начале июня 1918 года в Самаре провозгласил себя властью, так называемый Комитет Учредительного собрания, «Комуч». Кто в нём заседал? Бывшие депутаты разогнанного Учредительного собрания: меньшевики, немного кадет и эсеры, эсеры, эсеры. Лозунг нового антибольшевистского центра — восстановление и созыв Учредительного собрания. Это те самые болтуны, что совсем недавно рулили государственной машиной России и уронили её в кювет! Это они вместе с Керенским разрушили армию, устроили в стране анархию, а в итоге без боя отдали власть большевикам.

Вот и в Сибири повторяется тот же сценарий: у власти эсеры и меньшевики. Вот такое правительство и заменил собой адмирал Колчак. Патриоты России вздохнули с надеждой. Вместо болтунов к власти пришёл человек дела — так казалось со стороны. На самом деле, чтобы понять всю трагичность положения адмирала, надо помнить, что не сам Колчак пришёл к власти, а её ему отдали! За такой подарок, как власть над всей Россией, и условия были выдвинуты жёсткие. Надо быть демократичным, надо использовать во властных структурах социалистов, надо выдвигать малопонятные простым крестьянам лозунги. Все это кажется незначительной платой за возможность сформировать армию и разгромить большевиков, это ничто по сравнению с возможностью спасти Россию. Колчак соглашается. Он не знает, что именно эти факторы за год приведут его к полному краху…

За что же «союзники» так любят эсеров? Почему так настоятельно опекают их? Благодаря действию этой партии, в считанные месяцы между Февралём и Октябрём, русская армия потеряла боеспособность, а вскоре и вовсе перестала бороться с немцами. Англия и Франция остались наедине с Германией. Любить британцам эсеров не за что, но благоволение «союзных» эмиссаров надо хоть чем-то заслужить! Специалистами «в вопросах разрушения и разложения, но не в созидательной работе» метко охарактеризовал эту братию белый генерал Чаплин. Значит, способность к быстрому уничтожению своей Родины и есть главное достоинство эсеров в глазах британского и французского правительства. Любит их «союзники» за разрушение России, уже совершенное. За будущий удар в спину правительства Колчака…

Эсеры занимают посты в кооперативах, общественных организациях, руководят крупными сибирскими городами. И ведут активную тайную борьбу с… белогвардейцами. Центральный комитет партии эсеров, после прихода адмирала к власти выпустил следующее секретное постановление: «Партийным организациям вменяется в обязанность немедленно реорганизоваться применительно к условиям нелегальной работы… Партийные органы должны вернуться к методам и формам работы, практиковавшимся при самодержавном режиме, объявив беспощадную борьбу на жизнь и на смерть, режиму единоличной диктатуры, не отступая ни перед какими способами борьбы».

В рассказах о гибели Колчака и его армии обычно этому уделяется мало внимания. Напрасно. «Эта подпольная деятельность эсеров дала свои плоды гораздо позднее — пишет в своих мемуарах „Белая Сибирь“ генерал Сахаров — и обратила неуспехи фронта в полную катастрофу армии, привела к разгрому всего дела, возглавляемого адмиралом А.В. Колчаком». Эсерами начинается антиколчаковская агитация в войсках. Ответить на неё адекватно Колчаку сложно: свержение большевистской власти привело к восстановлению земского и городского самоуправления. Эти органы местной власти избраны ещё по законам Временного Правительства в 1917 году, они почти полностью состоят из эсеров и меньшевиков. Разогнать их нельзя — это недемократично, этого не допустят «союзники». Оставить тоже нельзя — они оплоты и очаги сопротивления наведению жёсткого порядка. До самой своей гибели Колчак этой проблемы так и не решил.

Когда мы оцениваем Колчака, как государственного деятели, мы должны помнить, сколь короткий период занимал он высшее властное место России. Посчитать легко: Верховным правителем он стал 18 ноября 1918 года, отрёкся от власти 5-го января 1920-го. Реальную же власть Колчак потерял уже в ноябре 1919-го, когда вся белая государственность в Сибире рухнула под тяжестью военных неудач и тылового эсерского предательства. У власти стоял адмирал всего год. И почти сразу он начал демонстрировать своим английским друзьям, свою независимость и упрямый нрав.

Вслед за генералом Ноксом, в Сибирь пожаловали и другие представители «союзников».Для связи с армией адмирала Колчака Франция направила генерала Жанена. Посетив Верховного правителя России, Жанен сообщил ему о своих полномочиях принять командование не только всеми силами Антанты на этом театре, но всеми белыми армиями в Сибири. Иными словами, французский генерал потребовал у Главы русского государства полного подчинения!

В своё время и Деникин, и другие руководители белого движения признали Колчака Верховным правителем России, т.е. фактически Диктатором страны. «Союзники» его не признали, но на тот момент не признали они и Ленина. К тому же Колчак не просто глава страны, но ещё и глава вооружённых сил — Верховный главнокомандующий. Все белые армии формально подчиняются именно ему. Благодаря подчинённости адмиралу всех остальных белогвардейцев, французы фактически подминали под себя все Белое движение. Отныне приказы русским патриотам должны были приходить из Парижа. Это — полная потеря национальной независимости. Это всё равно, как предложить Ленину, чтобы вместо Троцкого и самого Ильича, мировую революцию и Красную армию возглавил французский генерал! Кроме того, такая подчинённость убивала идею русского патриотизма, потому, что Колчака можно было называть «шпионом Антанты», в ответ на обвинения Ленина и Троцкого в пособничестве немцам.

Колчак отвергает предложение Жанена. Через два дня француз приходит снова. О чём он говорил с Колчаком доподлинно неизвестно, но консенсус удалось найти: «Колчак в качестве Верховного правителя России является командующим русской армией, а генерал Жанен всеми иностранными войсками, в том числе и чехословацким корпусом. Кроме того, Колчак поручает Жанену замещать его на фронте и быть его помощником».

Когда за твоей спиной стоят такие «верные помощники», твоё поражение и гибель лишь вопрос времени. Своеобразно вели себя интервенты, якобы пришедшие помогать русским, навести у себя порядок. Американцы, например, установили такие «добрососедские отношения» с красными партизанами, что сильно поспособствовали их усилению и дезорганизации тыла колчаковских войск. Дело зашло так далеко, что адмирал Колчак даже поднимал вопрос об удалении американских войск! Сотрудник колчаковской администрации Сукин, сообщал в телеграмме бывшему министру иностранных дел царской России Сазонову, что «отозвание американских войск является единственным средством для сохранения дружественных отношений с Соединёнными Штатами». Хотя внешне американцы занимались полезными для белого правительства, делами. Они всерьёз занялись проблемой функционирования Транссибирской магистрали, направив на поддержание её нормального функционирования 285 железнодорожных инженеров и механиков, а во Владивостоке ими был развёрнут завод по производству вагонов. Однако такая трогательная забота вызвана отнюдь не желанием быстрее восстановить Россию и наладить перевозки внутри страны. Забота о русских железных дорогах необходима самим американцам. Именно по ним будут вывозить за рубеж значительную часть русского золотого запаса и множество других материальных ценностей. Чтобы делать это было сподручнее, «союзники» заключают с Колчаком соглашение. Отныне охрана и функционирование всей транссибирской магистрали становится делом чехов, поляков и американцев. Они её чинят, они обеспечивают работу. Они же её охраняют и борятся с партизанами. Казалось бы, белые войска высвобождаются и могут быть отправлены на фронт. Это так, только в Гражданской войне тыл иногда становится важнее фронта.

87
{"b":"25744","o":1}