ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Единственный вариант спасти доказательства и оригиналы документов следствия передать их Жанену. В середине марта 1920 года Дитерихс, Соколов и Жильяр передали Жанену все имеющиеся у них материалы, предварительно сняв копии с документов. Вывезя их из России, французский генерал должен передать их в Париже Великому князю Николаю Николаевичу Романову. К великому удивлению всей эмиграции Великий князь отказался принять у Жанена материалы и останки. Мы удивляться не будем: вспомним только, что бывший главнокомандующий русской армией Великий князь Николай Николаевич Романов в числе других «узников» охранялся чудесным отрядом матроса Задорожного и был вывезен вместе со всеми на британском дредноуте в Европу. Именно таких, покладистых членов семьи Романовых и спасали от гибели.

После отказа Романова принять реликвии, генерал Жанен не нашёл ничего лучшего, как передать их в руки… бывшего посла Временного правительства Гирса! После этого документов и останков больше никто никогда не видел, а их дальнейшая судьба точно неизвестна. Когда Великий князь Кирилл Владимирович, объявивший себя наследником русского престола, попытался выяснить их местонахождение, то вразумительного ответа не получил. Вероятнее всего они хранились в сейфах одного из парижских банков. Потом прошла информация, что во время оккупации немецкой армией Парижа, сейфы были вскрыты, а вещи и документы исчезли. Кто и зачем это сделал — тайна и на сегодняшний день…

Теперь перенесёмся из далёкой Сибири на Северо-запад России. Здесь белая борьба была не такой масштабной, но зато проходила в непосредственной близости от красного Петрограда. Её результаты для белых по своему ужасу и степени предательства могут соревноваться с трагедией гибели армии Колчака.

Глава 10. Почему армия генерала Юденича умерла в концлагерях.

Такова была судьба… национальных сил, против которых работали не только Февральская революция и большевики Ленина, но и все наши так называемые союзники по первой Великой мировой войне.

Полковник М.Н. Левитов, командир 2-го Корниловского полка

Как многое в жизни зависит от случая, Николай Николаевич Юденич убеждался не раз. О войне и говорить нечего, тут именно судьба решает, кому свалиться замертво, а кому получить орден или медаль. Но, и в обычной штатской жизни случай играет важную роль. Вот, например, он, командующий Отдельной Кавказской армией, только случайно не п ошел по миру с протянутой рукой. А ведь т олько на Кавказе, под его руководством, русские войска не потерпели в мировую войну ни одного поражения, били и били турок. И победа была уже близка, Турция трещала по всем швам. Не помогали ей ни германские командиры, ни германские солдаты, словно цемент скреплявшие рассыпающуюся османскую армию. Но случилась революция, император Николай II отрёкся. И тогда, он, генерал Юденич, принял присягу Временному правительству. Потом началось самое страшное — развал. Неизбежный и страшный, он настиг Кавказскую армию позднее, из-за её отдалённости. Ведь передовые части генерала Баратова стояли уже в Месопотамии, куда они пришли выручать попавших в окружение англичан. Не дождавшись своих спасителей, британцы сдались, а подошедшие русские части оказались в сложном положении. Тогда он попросил у англичан помощи фуражом, провиантом и боеприпасами. И получил отказ. Вежливый и холодный. Вот тогда вслед за малярией появились в пехотных батальонах куда более страшные бациллы — солдатские комитеты. Так и выходит, что большевизм появился в его армии после многократных английских отказов. Он ведь писал в Петроград, многократно писал, этим бесконечно меняющимся военным министрам Временного правительства, что дисциплину ещё можно спасти. Надо только отвести войска в районы с лучшими условиями размещения, завести медикаментов, продуктов. Дать армии отдохнуть, и она вновь станет былой. А вместо этого решения, что подсказывал простой здравый смысл, Юденичу слали приказы идти вперёд, насту пать. Ведь это нужно англичанам! Но он не соглашался, и написал пространную докладную записку, почему не наступает, и, что предлагает делать дальше.

Ответом была отставка, «как сопротивляющегося указани ям Временного правительства». Правда, до ареста дело не дошло, а когда он приехал в Петроград, тот самый случай ему и помог. В Государственном банке, куда он зашёл с женой, чиновники посоветовали немедленно снять ему все сбережения. А любезный управляющий настоятельно рекомендовал не ограничиться и этим.

— Поверьте, старому финансисту — сказал он, горько усмехнувшись — Добром это всё не кончится. Послушайте меня.

Юденич послушал и продал дом в Тифлисе, и земли в Кисловодске. И моментально поменял полученную сумму в валюту. Именно эти деньги помогли ему здесь, во Франции. Эти средства дали возможность купить ферму рядом с прекрасным городом Канн, и помогать, помогать, помогать…

Он не мог спасти всех, кто шёл в рядах Северо-западной армии на Петроград. Он не мог, помочь тем, кто погиб, кто умер от тифа. И потому, чувствовал себя бесконечно виноватым. Это страшное чувство бессилия не покидало его с тех пор никогда. Видеть, как подло убивают тво е детище и не иметь возможности сделать ничего! Эстонцы, спасённые его солдатами от большевиков, в ответ уморили их страшной смертью. Чтобы спасти хоть кого-то, он, словно проторговавшийся делец, объявил о ликвидации Северо-западной армии. Он надеялся, что может тогда эстонцы, так опасавшиеся русской Б елой и деи, будут снисходительны к каждому её солдату и офицеру в отдельности. И люди выживут. Поэтому он не промолвил и слова, когда эстонцы забрали себе паровозы и вагоны, набитые добром и амуницией погибающей армии.

Но нет! То, что произошло дальше, не поддаётся описанию! Сначала его арестовала эстонская полиция. Потом правительство этой страны потребовало у него передачи им всех средств армии, находящихся в Лондонском банке, переведённых туда адмиралом Колчаком.

— Милостивые государи — сказал он тогда, побагровев, и едва сдерживая гнев — Вам должно быть доподлинно известно, что все средства я сдал назначенной мной Ликвидационной комиссии. А именно: 227 тысяч фунтов, полмиллиона финских и около 115 миллионов эстонских марок. И не понимаю, о чём вы теперь ведёте речь!

Поняв, что этих денег им не получить, эстонцы поменяли тактику. Раз он не отдаёт им средства армии, надо забрать его личные сбережения.

— Господин Юденич, только тогда получит разрешение на выезд из страны — сказал их представитель — к огда даст обязательство, что все капиталы и имущество, где бы они не находились, находящиеся сейчас и в будущем (! ) в его распоряжении, он обязан сдать эстонскому правительству.

Рука Юденича скользнула к боку, кобуры с револьвером не было. И хорошо, что так, иначе лежать этому красавцу с простреленной головой. Это был уже откровенный грабёж.

Его жена, его верный адъютант. Это и есть тот самый счастливый случай — когда с тобой рядом преданные и любящие люди. Дальнейшее он помнил плохо. Специальный поезд английской миссии, везущий его в Ригу. Потом британский пароход. Копенгаген, Лондон, Париж и его последнее прибежище — солнечный Канн…

Рядом с колыбелью трёх революций, после Брестского мира остались стоять германские войска. Эта был рубеж между привычным старым миром и новой ленинской Совдепией. Граница проходила за Псковом. Именно здесь и начали своё формирование антибольшевистские силы. Но помогали им деньгами и оружием, не англичане и французы, а хозяева «большевистских шпионов» — немцы. Именно германское командование оберегало донских казаков, оно же кропотливо создавало под Псковом новую монархическую русскую армию, готовя могильщиков для своих кремлёвских друзей. Особый Псковский Добровольческий корпус, формировался с сентября 1918 года достаточно медленно. Его кадры пробирались с территории большевистской России, прибывали с оккупированной немцами Прибалтики, частично даже возвращались из германского плена. Дело пошло значительно быстрее, когда из Красной армии перешёл конный отряд ротмистра Булак-Балаховича и Чудская флотилия из 3 судов капитана 2-го ранга Нелидова. С их прибытием численность корпуса достигла 3,5 тыс. человек, а концу ноября корпус насчитывал около 4,5 тыс. человек. Германское командование выделило белым достаточно оружия, предоставила денежные средства. Однако Германская империя чрез два месяца внезапно рухнула под натиском внешних и внутренних врагов. Немецкие войска в России и Прибалтике стали разлагаться, а большевистское правительство, объявив о расторжении Брестского мира, отдало приказ Красной армии перейти в наступление. После занятия Пскова большевиками белогвардейский корпус с боями отошёл на территорию Эстонии, а его небольшая часть на территорию Латвии.

92
{"b":"25744","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Вратарь и море
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Эхо прошлого. Книга 1. Новые испытания
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Право рода
Наше будущее
Система минус 60, или Мое волшебное похудение