ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ситуации такого шантажа у белых выбора не остаётся. 28-го сентября 1919 года Юденич идёт ва-банк! Фланги необеспеченны, войск и артиллерии у наступающих белых меньше, чем обороняющихся красных. Это даже не военная операция, а какой-то набег! Ставка только на неожиданность и скорость удара. Накануне приходит и английский транспорт с вооружением. Но с каким! ! !

Выдающийся русский писатель Александр Куприн тоже был в Северо-западной армии. В своей пронзительной повести «Купол святого Исакия Далматского» он даёт ужасающую картину британской «помощи»: «Англичане обещали оружие. Снаряды, обмундирование и продовольствие. Лучше бы они ничего не обещали! Ружья, присланные ими, выдерживали не более трёх выстрелов, после четвёртого патрон так крепко заклинивался в дуле, что вытащить его можно было только в мастерской».

Мило и приятно идти в бой целому полку, винтовки которого, как по команде стреляют не более трёх раз, а потом превращаются в дубины со штыком. Если бы партию такого оружия поставили в армию времён Сталина, расстреляли бы все руководство оружейного завода. Привезите такие автоматы в нынешнюю армию в Чечню — и это будет расценено, как диверсия. В 1919-м это всего лишь «союзная» ошибка…

Не лучше и присланные танки: белогвардейцы шутили, что это первые модели «времён Филиппа Македонского». Кроме того, английские экипажи сидящие в машинах, уверяли, что дело танков лишь издали производить потрясающее моральное впечатление, а не участвовать в бою! Куприн приводит в своей книге пример, когда генерал-майор Пермикин загонял эти танки в бой, угрожая немедленным расстрелом всего экипажа. Один из танков британцы, в отместку большевикам, назвали «Капитан Кроми». Это символично: лихой английский разведчик чуть не утопил наш Балтийский флот, теперь с того света он постарается «утопить» целую белую армию…

Остаётся только поражаться героизму, благородству и клиническому непониманию белых генералов! Идёт Ликвидация Белого движения, их всех вместе взятых и каждого в отдельности. Не могли им дать хороших танков ( винтовок, аэропланов, орудий) именно потому, что тогда они бы выиграли войну! А они все видели, все описали в мемуарах и ничего не поняли! Потому, что были воспитаны по другому и не могли осознать безграничной подлости и коварства, тех, кто назывался гордым словом «союзники». Но ведь все так очевидно!

Великий русский писатель Куприн горько констатирует: «Англичане присылали аэропланы, но к ним прикладывали неподходящие пропеллеры; пулемёты — и к ним несоответствующие ленты; орудия — и к ним не разрывающиеся шрапнели и гранаты». Снабжение армии — это половина победы. Армия Юденича шла в бой с не стреляющими винтовками, на шести допотопных танках, стреляла не разрывающимися снарядами. На аэродромах стояли самолёты, которые не могли взлететь. И со всем этим барахлом, белые шли в атаку на многократно превышающего их по силам противника. Боролись, жертвовали собой и гибли. Потому, что английские артиллерийские снаряды… не взрывались! Об этом тоже пишет Куприн. В разговоре с писателем капитан Г. рассказывает о бронепоезде «Ленин», основательно попортившим белым крови. Его никак не подбить, он неуязвим.

«Должен сказать, — рассказывает Куприну капитан Г. — что виною отчасти были наши снаряды. Большинство не разрывалось. Мы наскоро сделали. Подсчёт: из ста выстрелов получалось только 19 разрывов. Да это что ещё? Нам прислали хорошие орудия, но все без замков. „Где замки?“ Оказывается — „забыли“…

— Но кто же посылал орудия и снаряды? — спросил я. Г. помялся, прежде чем ответить.

— Не надо бы… Но скажу, по секрету… Англичане…»

Волосы дыбом встают от такого наглого откровенного и циничного предательства «союзников». А Куприн не унимается: «Однажды они прислали тридцать шесть пароходных мест. Оказалось — фехтовальные принадлежности: рапиры, нагрудники, маски, перчатки. Спрашиваемые англичане с бледными улыбками, говорили, что во всём виноваты рабочие-социалисты, которые-де не позволяли грузить материалы для борьбы, угрожающей братьям— большевикам».

Это не анекдот, а цитата из книги Куприна! Приходит пароход в разгар наступления: на нём патроны не того калибра, нестреляющие ружья, невзрывающиеся снаряды. И рапиры, нагрудники, маски, перчатки! «Союзники» даже улыбаются — всё будет нормально, все заменим, не переживайте. На следующем пароходе все приплывёт. Но эти пару недель походите-ка в атаку с рапирами! В нагрудниках и масках. Когда пароход, наконец, придёт армии Юденича уже не будет. Мир праху русских героев — вечный позор, тем, кто их предал!

Белым не хватило для успеха совсем чуть-чуть: последнего усилия, небольшой помощи, свежих резервов. Всего этого они по милости англичан не получили. Но большевистское руководство было в панике. 16 октября 1919 года глава Петросовета Зиновьев выпустил воззвание к «красноармейцам, командирам». Это не просто агитка, это вся правда Гражданской войны, сказанная в нескольких словах: «Опомнитесь! Перед кем вы отступаете? У белых банд никаких серьёзных сил нет. Число их в пятьдесят раз меньше, чем ваше число. У белых нет артиллерии. У белых нет тыла. У белых нет войска, у белых нет бронепоездов. Пресловутые танки белых существуют только в воображении дураков. Белые банды берут вас только на испуг…».

Добавить к этому нечего. На следующий день вслед за Зиновьевым к красноармейцам обращается Ленин: «Товарищи! Решается судьба Петрограда. Враг старается взять нас врасплох. У него слабые, даже ничтожные силы, он силён быстротою, наглостью офицеров…». Ленин знает, что англичане белым не помогут. Рассчитывать на англичан могли только сверх меры наивные и доверчивые белогвардейские генералы. Н. Корнатовский так прямо и пишет в «Борьбе за Красный Петроград»: «Надежда генерала Н.Н. Юденича на получение своевременной и серьёзной поддержки от английской эскадры с моря была только результатом наивной доверчивости»! «При втором наступлении нашем я также никак не мог добиться связи с английским флотом, несмотря на все старания… — вторит ему генерал Родзянко — Флот этот никаких серьёзных действий против Кронштадта не предпринимал, несмотря на определённые обещания». О том же пишет и «красная» «Гражданская война 1918-1921»: «Надежды противника на активное действие английского флота не оправдались.…Оставшиеся суда английского флота сделали слабую попытку бомбардировать Кронштадт».

Левый фланг армии Юденича, со стороны моря, должны были прикрывать эстонские войска и английский флот. Белые войска по требованию англичан отодвигаются подальше от бывших мятежных фортов. Это не случайно. По данным разведки в Красной горке настроение большевистских частей опять неустойчивое, вновь возможен переход на сторону белых. Как и во время первого наступления это будет означать фактический выигрыш сражения. Поэтому белых к фортам пускать нельзя. Эстонцы берут переговоры на себя. И, как вы догадываетесь, никаких переговоров они так и не начали! В результате чего большевики сохранили этот стратегический важный плацдарм на побережье Финского залива. Матросский десант, высаженный большевиками именно в этом месте, где эстонских войск почему-то не оказалось, и остановил наступление белых. Английского флота тоже в нужный момент почему-то в заливе не оказалось! Поэтому огромные пушки кораблей Балтийского флота смогли спокойно громить белую пехоту.

«Всё выглядело совсем радужно, и мы строили планы о том, что будет, когда мы освободим Петроград… — писал в своих мемуарах один из офицеров армии Юденича — Всё было готово для наступления на Петроград на рассвете 22 октября. В ночь с 21 на 22, из штаба было получено донесение о том, что левый фланг армии прорван, так как эстонские части обнажили его, и что высадившиеся матросы у Красной Горки ударили по флангу и ведут наступление. Никаких английских крейсеров, чтобы помочь нам с моря, вблизи не оказалось».

Английская эскадра в тот момент находилась под Ригой, где бомбардировала своим огнём… белогвардейскую русско-немецкую армию под командованием Бермонда. Это, отлично вооружённое и экипированное Германией подразделение, состояло из 10 тыс. русских и 40 тыс. немцев. Странный национальный состав армии объяснялся поражением обеих стран в мировой войне. После возникшего в Германии хаоса огромное количество немецких солдат вступило в неё добровольцами. Этнические немцы из охваченных ветром самоопределения Венгрии и Чехословакии, из отнятых Францией Эльзаса и Лотарингии, враз оказались лишёнными Родины. Найти новую они надеялись на территории России в боях с большевиками. По договорённости с Юденичем части армии Бермонда должны были вместе с Северо-западной армией наступать на Петроград.

96
{"b":"25744","o":1}