ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но не надо думать, что волна революционного террора поднялась, именно в ответ, на расстрел народной демонстрации. Ничего подобного. Теракты были и ранее, просто их стало больше, много больше! В сегодняшней России, пережившей столько кровавых трагедий, отношение к террористам особое. Тем, кто потерял родных от взрывов бомб в конце ХХ и начале ХХI века, легче понять, тот ужас, охвативший нормальных граждан России, когда террористический кошмар заполонил собой их жизнь. Вот перед рабочими выступает Сталин: «Что нужно нам, чтобы действительно победить? Для этого нужны три вещи: первое — вооружение, второе — вооружение, третье — еще и еще раз вооружение». Золотые слова! Оружие, как известно, закупают за деньги, следовательно, с ними у революционеров полный порядок, не хватает лишь винтовок и револьверов, бомб и взрывчатки.

И все это идет в дело. В апреле 1902 эсером боевиком застрелен министр внутренних дел Сипягин, в июле 1904 года — его преемник на этом посту фон Плеве. Сразу после «кровавого воскресенья» в феврале 1905 года бомбой брошенной террористом Каляевым, разорван на куски вместе с каретой московский генерал-губернатор Великий князь Сергей Александрович Романов. Его жена, родная сестра жены императора Николая II, руками разгребает кровавые ошметки, приговаривая: «Скорее, скорее — Сергей так ненавидел беспорядок и кровь!».

Убивали военных, гражданских, полицейских. Всего с октября 1905 по октябрь 1906 года убито и ранено 3611 государственных чиновников. К концу 1907 года число погибших и искалеченных превысило 4500 человек. Погибли 2180, а изувечены 2530 случайных зевак и прохожих! Стремясь успокоить взбудораженную страну, Николай II 18-го февраля 1905 года объявил о созыве «Государственной Думы», состоящей из выборных от населения людей. Думе давалось право совещательного (а не законодательного) голоса. Но вместо успокоения, эта уступка подобна бензину, брошенному в костер. Власть уступает — значит, самодержавие трещит, оно вот-вот рухнет!

В страну льются новые потоки денег и оружия из-за рубежа. Не зря полковник Акаси привечал всевозможных националистов — они подымают голову. Естественно, что в первых рядах оказываются поляки, всегда готовые выступить против России. Первомайские демонстрации в нескольких местностях страны сопровождались столкновениями с полицией и войсками. В Варшаве же не обходится без жертв — в результате расстрела демонстрации несколько сот убитых и раненых. В крупном промышленном центре Польши — городе Лодзи, еще хуже. Городские улицы покрываются десятками баррикад и три дня (22-24 июня 1905 года) там идут упорные уличные бои. Летом 1905 года начинаются безобразия и в деревне — проходят организованные социал-демократами забастовки сельскохозяйственных рабочих.

Ужас и растерянность сквозит в словах Великого князя Александра Михайловича Романова: «Новый министр внутренних дел князь Святополк-Мирский, заменивший убитого Плеве, говорил о „своей бесконечной вере в мудрость общественного мнения“. А тем временем революционеры убивали высших должностных лиц вблизи тех мест, где Святополк-Мирский произносил свои речи. Латыши и эстонцы методически истребляли своих исконных угнетателей — балтийских баронов, и один из блестящих полков гвардии должен был нести в Прибалтийских губерниях неприятную обязанность по oxpaнe помещичьих усадеб».

Революционеры с лихвой отрабатывали зарубежные средства. К середине 1905 года Россия была парализована всеобщей забастовкой. От Варшавы до Урала бездействовали железные дороги и заводы, у причалов стояли неразгруженные суда. Днем улицы заполнялись митингующими толпами, с крыш домов свешивались кумачовые флаги, вечером становилось безлюдно и темно. Крестьяне грабили и жгли поместья, калечили и уводили господский скот. Великий князь Александр Михайлович констатирует: «Вся Россия была в огне. В течение всего лета громадные тучи дыма стояли над страной, как бы давая знать о том, что темный гений разрушения всецело овладел умами крестьянства, и они решили стереть всех помещиков с лица земли. Рабочие бастовали».

Совпадения удивительные — именно на лето возможного перелома в войне приходится пик революционной активности! Хаос в стране незамедлительно сказывается на положении фронта. Забастовка железнодорожников — и встали военные эшелоны, солдаты не получают патронов и снарядов, не вывезти раненых, не подвезти пополнения. Начинается пожар, справиться с которым полиция уже не в состоянии. Заливать пламя бунта правительству приходится «пожарными» войсками, кровью солдат, которые вместо передовой оказываются в роли усмирителя бунта. Все дело в том, что «тюрьма народов» царская Россия имела всего … 10 тыс. жандармов! Для примера в «союзной» демократической Франции, уступавшей нам по населению в четыре раза, было 36 тыс. жандармов. И это не считая колоний! Вот и приходилось «царским сатрапам» выводить на улицу войска. Но тут гореть начинает сама армия!А точнее сказать флот! Морская мощь — это основа процветания любой империи. Сильнейшая держава того времени, Англия, имеет и самый сильный флот. И ревниво следит за тем, чтобы ни одна держава не смогла сравняться с британским флотом. Поэтому летом 1905 года одновременно, словно по команде, военные бунты вспыхивают именно в местах стоянки русского флота. 10 июня — 14 июня вспыхивает восстание в Севастополе, 15-го в Одессе и Либаве; 17-го в Кронштадте и Свеаборге. Цель выступлений, их место и время четко скоординированы английской разведкой и ее партнерами из революционных партий. Зная это, легко проследить логику происходящих событий. Перед войной Россия имела три эскадры: Дальневосточную, Балтийскую и Черноморскую. Две первые были в ходе боевых действий японцами уничтожены. Попробуйте угадать, в каком месте огромной России бунт на флоте был наиболее сильным? Правильно — в портах Черного моря! Вспомните о мятеже на броненосце «Потемкин» и легендарном лейтенанте Шмидте и ответ станет очевидным. Наибольшей силы революционная буря достигла в Одессе и Севастополе — месте дислокации последней сохранившейся у России эскадры! Идея британской разведки была простая и красивая: в ходе мятежа русские черноморские корабли начинают бой и топят друг друга. Вместе с погибшими на Дальнем Востоке эскадрами, это самоуничтожение полностью перечеркнет Россию, как морскую державу. Для мест дислокации Балтийского флота, Кронштадта, Свеаборга и Либавы приготовлены всего лишь разгром доков и мастерских, убийства офицеров и прочие «мелочи». В 1905 году не вышло …

От бунта в вооруженных силах, царскому правительству становится не по себе — это уже, так сказать последний звоночек. Поэтому когда Япония через посредничество президента США Теодора Рузвельта предложила России переговоры, царь соглашается. Правительство в растерянности и его можно понять. Буквально за считанные месяцы ситуация превращается в неуправляемую. Начинается бунт, грозящий всеобщим восстанием и гибелью государства. Вот и представьте себя на месте Николая II. Какая там война, какой там Ляодунский полуостров, когда полыхает повсюду и страна грозит развалиться на части!

Надо отметить, что даже весьма удачное для Японии начало войны очень быстро охладило военный пыл самураев. Токио начинает понимать, что английские и американские друзья втянули страну восходящего солнца в авантюру. Поведение японского кабинета совсем не напоминает действия страны, выигрывающей войну. Первые попытки замирения Япония начала предпринимать уже через полгода после начала конфликта. Поскольку отношения с Россией разорваны, приходится пользоваться посредническими услугами … Великобритании и США. Понятно, что страны подталкивавшие Японию к нападению на Россию для мирных переговоров подходят плохо, но у японцев других партнеров нет. Результат нулевой — «союзнические» посредники не особенно активны в склонении царского правительства к миру. Надо еще повоевать и дать посильнее разгореться революционному пожару.

Война продолжается и вновь Япония демонстрирует странное миролюбие. 15-го мая 1905 года в Цусимском сражении уничтожена наша Балтийская эскадра, а уже 18-го мая правительство Японии снова обратилось к президенту США Теодору Рузвельту с просьбой о посредничестве в деле заключения мира с Россией. Силы японцев на исходе, даже побеждая, они начинают выдыхаться. Теперь и американцам, и англичанам со своей стороны ясно, что если протянуть с миром еще немного, то японцы действительно могут войну и проиграть. Поэтому они и становятся миротворцами, не прекращая, однако, финансирование русской революции.

13
{"b":"25745","o":1}